Королевна

Тимоша

На берегу холодного сонного моря стоит прекрасный и величественный город. Серебряные шпили его дворцов пронзают низкое серое небо в поисках солнца. Изящные крылья его мостов простираются над десятками рек и речушек, а в причудливом сплетении кружевных решёток его парков, если очень постараться, можно прочесть забытые печальные сказки давно исчезнувших миров. Говорят, женщины там холодны и красивы, как волны северного океана, а мужчины горды и свободны, как ветра, прилетевшие из далёких стран. Не знаю, так ли это, но…

 

Однажды в этом дивном городе в семье, благородной и богатой достаточно, чтобы жить в своё удовольствие и ни о чём не беспокоиться, родился ребёнок. Очаровательный пухлощёкий малыш размером едва ли больше горошины. Удивились мать и отец, на сколько мало их дитя, да и принялись растить его по своему разумению. Нарекли Тимошкой, обустроили крошечную спаленку в обтянутой бархатом коробочке, раньше служившей для хранения украшений, и стали беречь кроху пуще самого дорогого бриллианта.

 

Так и рос малыш в шершавом бархате, душном лебяжьем пуху, да в искристом блеске ярких бусин, служивших ему игрушками. По правде говоря, вырос-то он не слишком, но окреп достаточно, чтобы встать на крошечные ножки и сделать первые робкие шаги. А научившись ходить и даже бегать, в один не самый прекрасный день так расшалился, что опрокинул своё изящное жилище и шустрой фасолинкой выкатился на стол. Как же испугались тогда родители! И каково же было их изумление, когда попытавшись посадить сына обратно в коробочку, они обнаружили, что мальчик немного вырос и больше не помещается в свой крошечный домик.

 

Но ребёнок был всё ещё слишком мал и беззащитен перед огромным окружающим миром! Тогда лучшие в городе мастера в считанные часы изготовили потрясающей красоты шкатулку-дом для столь необычного мальчика. Были там золочёные башенки и резные лесенки, крошечные качели на тонюсеньких серебряных цепочках и малюсенькие заводные карусели, поющие, пока крутятся, тоненькими струнными голосами незатейливые мотивчики. Диковинная поделка сияла, звенела да источала аромат свежего дерева и розового масла. Тимошку с почестями водворили в новое жилище, угостили кусочком свежайшего марципана и принялись восхищаться и умиляться.

 

Доев лакомство, облазив все башенки и лесенки, покатавшись на всех аттракционах, а некоторые из них даже разобрав на части, выучив наизусть все карусельные песенки, Тимоша заскучал и захотел выбраться из соей шкатулки. Но не тут-то было! Неугомонного шалуна тщательнейшим образом стерегли. Раз за разом мальчика ловили на ажурных краешках чудо-ларца и возвращали внутрь. А иной раз так и вовсе накрывали прозрачной крышкой, в которую Тимошка тщетно бился, размазывая по крошечному личику почти неразличимые слезинки.

— Какой он забавный! — умилялись и восхищались родители,— как мило он машет своими тоненькими ручками, какие забавные рожицы строит!

— Да, невероятный ребёнок! — подхватывали друзья семьи.

— Чудесный! Просто чудесный! — вторили друзья друзей.

 

Когда же вокруг не шумели пугающие толпы гостей, а крышка ларца была поднята для проветривания, Тимоша, всхлипывая, просил большую красивую женщину с блестящими жёлтыми волосами:

— Матушка! Пусти меня погулять!

 

Женщина всплёскивала белыми руками, округляла пухлые карминовые губы и принималась охать:

— Ох! Милое моё дитя! Ты ещё слишком мал! А мир вокруг столь огромен и опасен! Разве не уютен твой дивный ларец? Разве не добры к тебе отец твой и мать? Разве не восхищаются тобой все, приходящие к нам в дом? Оставь свои глупые затеи и наслаждайся беззаботной жизнью рядом с нами!

 

Тимоша понимал каждое услышанное слово, но общий смысл как-то ускользал от его детского умишки, лишь становилось пронзительно жалко то маму, то себя, то вообще всех без исключения.

 

Однажды вечером родители ушли в оперу, а старая нянюшка, забыв запереть ларец, задремала. Проснувшись, она обнаружила, что диковинный домик сброшен со столика и разбит, а по комнате бегает мальчишка размером с кошку. Вернувшись, матушка долго и громко плакала, прижимая к лицу шёлковый платок, удушливо пахнущий розами, а отец заперся в кабинете и не спустился к ужину. Тимоша понял, что очень расстроил родителей, но никак не мог взять в толк, чем.

 

С тех пор в распоряжении мальчика была уже целая комната, великолепно обставленная миниатюрной мебелью и наполненная самыми разнообразными игрушками. Были тут расписные кони-качалки., куклы в парчовых платьях с прекрасными фарфоровыми лицами, солдатики деревянные, солдатики оловянные и даже большой красный автомобиль на педалях! Одна из стен в комнате была стеклянной, так, чтобы родители и их гости могли всегда видеть, чем же Тимоша занят. Ежедневно к нему допускали учителей и гувернанток. Довольно быстро мальчик научился читать и писать. Так же с удовольствием постигал он азы естественных наук, учился танцевать и музицировать. Всё какое-то развлечение.

 

Со временем Тимофей стал предпочитать игрушкам чтение. Из книг он всё больше узнавал об огромном мире за пределами его комнаты, и мир этот казался не столь опасным, сколь интересным, манящим и неизведанным. Он не пытался говорить об этом с матерью, а с отцом и подавно, потому что и вовсе забыл, когда говорил с ним. Эти сокровенные мысли и сомнения он доверил лишь своей учительнице изящной словесности, ещё не старой женщине, похожей на печальную простуженную фею или сильно повзрослевшую принцессу из сказки.

 

Как-то предрождествеснским снежным днём матушка, вернувшись с утренней прогулки, обнаружила детскую опустевшей. Отец, как всегда грозный и серьёзный, работал в кабинете и ничего не слышал. Узнав о пропаже сына, он сурово сдвинул брови и пробормотал что-то значительное. Что именно, матушка не поняла. Она уже давно не понимала супруга, но всё стеснялась об этом сказать.

 

Слуги тоже ничего не видели и не слышали. В этом доме были очень хорошие слуги, а они, как известно, не видят и не слышат ничего, что не входит в зону их компетенции.

 

Соседи же заметили лишь женщину с мальчиком, что вышли из парадной и направились, куда глаза глядят. Женщина была похожа на больную фею или постаревшую принцессу, а мальчик… Да самый обычный мальчик, мало ли их таких бегает по улицам?

 

Матушка долго и громко плакала. Потом ругалась с мужем. Но тот не понимал, чего она хочет. По правде говоря, он уже много лет не понимал её, но как-то не находил времени сообщить. После этого матушка плакала уже гораздо тише, но дольше. А потом взяла себя в руки и стала как-то жить дальше.

 

И вот, несколько лет спустя, зимой, когда с неба падал пушистый серебряный снег, а воздух пах цитрусом и хвоей, в дверь её большого пустого дома постучали. Она открыла сама, потому что в преддверии праздника распустила на каникулы почти всю прислугу. На пороге стоял мальчик. И был он размером с целый мир. Но это уже совсем другая история.


Конкурс: Зимний блиц 2018, 12 место