Крутой Уокер

Американская мечта

Ночной лес — одно из мест, где мне хотелось бы оказаться в последнюю очередь, но, если постоянно выбирать куда ехать, то останешься на месте и ожиреешь, как половина жителей этого штата. Заказ срочный, да и желание вырваться из привычного ритма жизни компенсировало любые трудности.

Я вообще редко пишу. Тем более о себе. Собственно, в первый раз. Говорят, что если описать то, что произошло, то самому станет понятней. Попробую. Так вот, ночь. А я еду в лес.

Не удивительно, что заказ пришел ко мне в ресторан. Какие-нибудь слабовольные юные нытики из всех этих пиццерий и гамбургерных не согласились бы поехать в ночной лес за окраиной Мартин Лейка. К счастью, я пусть и дитя этого поколения, но и уроженец штата Техас. Меня не пугают вампиры, оборотни и прочая придуманная ерунда. Ведь со мной всегда есть запас чеснока, тонкий осиновый кол в кармане на берцах, да и в старом добром 1911-м кольте патроны с серебряными пулями.

Вообще меня с детства учили быть готовым ко всему. Первым делом после переезда в Миннесоту, я сделал с десяток схронов по всему штату. Стандартный набор с припасами на полгода, винчестером, пятью блоками сигарет, жестяными крышечками и добротным армейским шлемом на случай худшего сценария встречи с зомби. Поэтому меня не так-то просто испугать.

Промелькнул знак выезда из города, фонари сменились морзянкой светоотражателей на разметке. Еще минут десять и съезд в лес, а там недалеко до места, где должны забрать заказ. Все-таки, хорошо, что отец отправил меня набраться опыта подальше, в Содовую от Минни, ну или как они её здесь называют -Миннесоту. Все укрепляет меня. Эти морозы, сырость и вечная серость городов еще полбеды. Здесь не только другой климат, но и люди. Порой их сложно понять, особенно, когда они пытаются решить простые проблемы сложными путями. Да к тому же многие предпочитают питаться пиццей и гамбургерами, вместо нормальных стейков.

Но именно поэтому отец послал меня подальше от Техаса. Я благодарен за то, что на вопрос о поступлении в колледж он ответил доступно, всего несколько раз упомянув демократов и их способы промывать мозги. Мне теперь понятно, что он прав. Чем протирать штаны в колледже, лучше познакомиться с обычаями и нравами других людей. Еще отец добавил, что раньше в Европе молодых людей отправляли после обучения в заграничные поездки года на два. Тогда я окончательно убедился, он уверен, что за пределами Техаса американцы не живут.

Эх, хорошее было время на ранчо. Здесь все иначе. Но ничего, я крепкий. Открыл свою стейковую. Отец настоял на том, чтобы я показал «этим заезжим», как должны питаться коренные жители Америки. Он даже дал денег на открытие небольшого ресторана. На удивление американцы в Миннесоте оказались, поэтому с постоянными клиентами все в порядке.

А вот и съезд. Как-то непрактично асфальтировать дорогу, которая ведет в лес. Сплошная цивилизация. Полторы мили и на месте. Вообще сейчас была смена Тима, но он нашел причину не ехать на этот вызов. Если бы я не работал, как всегда, в свой выходной, этот хлюпик заказ бы не принял. Но ничего, для меня это пара пустяков и отличный способ развеяться, да заодно дать хорошего пинка лени, которая здесь всех держит в своих руках.

Вот тебе на! Дорога еще полмили назад сменилась на грунтовую, а теперь впереди оказалась здоровая яма. Такую не объедешь. До места, судя по координатам, еще ярдов пятьсот. Неплохой повод прогуляться. Я выключил свет, заглушил машину и повесил на плечо термосумку с горячими стейками. Конечно, перед этим снял предохранитель с кольта.

Темный лес вокруг не вызывал особого доверия. Свет луны едва пробивался чрез густые кроны кленов. Звезд не разглядеть. Ладно, тридцать секунд с закрытыми глазами и быстро привыкнешь к темноте.

Отлично, вдоль злосчастной ямы есть проход. Теперь похоже на развилке налево. Хм, впереди кажется виден свет. Кого же угораздило поселиться в лесу. Выходит, что вполне типичный вызов, просто необычное место. Таким образом я думал пока не увидел шатер, а не дом. Сбоку от него на треноге стоял небольшой прожектор и светил в сторону дороги. Вроде бы ничего такого нет, что с туристов возьмешь? Но шатер странный. Почти весь черный, как будто поглощает свет. Возможно, только из-за этого я его и заметил на фоне чуть более светлых силуэтов деревьев.

Я обошел шатер. Он оказался круглым и слегка трепыхался от ветра. Двери, либо чего-то подобного, видно не было. Я быстро поставил сумку у шатра, а сам присел сзади прожектора так, чтобы силуэт был максимально скрыт его светом. Фиксирующий ремешок на кобуре отстегнут. Можно позвать хозяев.

— Хей! Настоящая еда от Стейк’н Шейк приехала!

Никакой реакции. Шатер все также чернеет на фоне ночного леса. Что же это за штуковина такая?

— Хей! Есть кто…дома?

Вдруг на стене шатра появилась сначала одна, потом вторая, третья и четвертая линии, образующие прямоугольник. Он стал мерцать синим цветом, как экран старого телевизора старика Бэна. Ох, уж он и пройдоха был. Но ладно, не о нем речь. Из экрана вышел человек в вечернем костюме. Если бы старина Бэн увидел, что из его ящика выходит эдакий конгрессмен, то сначала бы подавился виски, а потом пристрелил его от греха подальше. Ружье у него всегда было под боком.

— Извините, я не заметил вашей машины, — произнес незнакомец, оглядываясь по сторонам. Его взгляд остановился на термосумке, стоящей неподалеку от шатра.

— А я решил прогуляться по лесу.

Незнакомец повернул голову в мою сторону и прикрыл глаза рукой, спасаясь от яркого света прожектора.

— Мистер Тимотеус Мур, мы ждали вас несколько позже.

Позже, значит. Вот если бы в ресторане был только Тим, они бы вообще заказа не дождались. И тут я понял, что он знал, что сейчас смена Тима. Куда же влез этот парень?

— Ваш заказ у шатра.

— У шатра? Ах, это. Да, спасибо. Мистер Мур, не могли бы вы выйти из-за этого фонаря, а то я Вас не вижу.

Я оглядел его. Оружия не видно. Костюм сидит так плотно, что под ним вряд ли прячется сюрприз. Но что за ерунда такая? В таких костюмах ходят по Уолл-Стрит, а не по лесам в Миннесоте. Я поднял с земли камешек и бросил в дерево позади выскочки. От стука о дерево и шороха в кустах тот оглянулся назад. В это же время я перекувырнулся к термосумке, взял её в руки, поднявшись на ноги:

— Еще раз добрый вечер. Ваш заказ. Я расстегнул сумку и достал упаковки со стейками. Незнакомец, смотрел только на мое лицо, будто пытаясь что-то разглядеть.

— Вы не мистер Мур! — тихо проговорил он.

— А почем вам знать?

— Поверьте, я знаю. Кто вы?

Он подошел ко мне и кажется, хотел дотронуться до плеча, но остановился, увидев расстегнутую кобуру.

— Что вы сделали с мистером Муром?

В его глазах был страх. Уж что-что, а страх я вижу и чувствую издалека. Не знаю, что было в голове у этого «пиджака», но он точно боялся. Значит он не из ФБР или АНБ, отец рассказывал, что этих ребят тяжело чем-то пронять, черствые и безэмоциональные, как подметки у сапог.

— С мистером Муром все в порядке. Скорее всего, он уже закрыл ресторан и отправился домой. А я подменил его с заказом.

Пока он что-то обдумывал, я его хорошенько разглядел. Лет сорок, рост под шесть футов. Стройным его не назвать, под пиджаком уже проглядывал «уютный» живот, но в остальном выглядел достаточно подтянутым. Я слабо разбираюсь в тканях, но костюм выглядел явно дороже обычной одежды из Волмарта. Да, и пахло от него не так, как пахнет от мужчин у нас на ранчо или даже в Мартин Лейке.

— Вы заказ забирать будете?

— Ах да. Заказ… — «пиджак» похлопал руками по карманам, но взгляд от моего лица не оторвал.

— Послушайте, мистер. Мне все равно, что вы тут затеяли в лесу. Весь этот маскарад меня не интересует. Забирайте стейки, давайте деньги и я поехал. Они уже скоро остынут.

-Да, верно. Джеймс, — он улыбнулся, и протянул правую руку, — Джеймс Уолтби.

— Стейки, — ответил я и дал ему коробку, — от Стейк’н Шейк.

От неожиданности он чуть не обронил коробку. Свободной рукой похлопал себя по карманам и достал несколько Франклинов.

— Сдачи не надо, мистер…

— Райт. Эдвард Райт, — я взял деньги и застегнул ремешок кобуры. — В следующий раз, будьте поаккуратнее мистер Уолтби, а то можете попасть на кого-то менее терпеливого.

— Если только у вас Техасе., — улыбнулся Уолтби.

Рука инстинктивно потянулась к кольту.

— С чего вы решили, что я из Техаса?

— А вы думаете, что это незаметно? Это ведь вы начальник мистера Мура. Кто еще будет открывать ресторан со стейками в Миннесоте и хвататься при каждой возможности за кольт, кроме уроженца штата одинокой звезды?

— Откуда вы знаете Тима и что вам от него надо? Ведь стейки лишь предлог, — кивнул я в сторону коробки с настоящей американской едой, одиноко стоящей на земле.

Уолтби закатил глаза.

— Ох, уж эти ваши стейки. Мистер Райт, я верю, что у вас прекрасно готовят, но сказать по правде, это не самая здоровая пища.

Кажется, что он уже начал понимать свою ошибку, но было поздно.

— Знаете мистер. Катились бы вы отсюда. Заезжайте к нам на ранчо, и я покажу, что значит здоровая еда. Не найдете там ни одного толстяка и больного. Стейки вам не нужны, я заберу их с собой. Деньги даже за доставку не возьму, — я швырнул Франклинов ему под ноги.

Уолтби изменился в лице. Замахал руками и начал смешно перебирать ногами на месте, явно желая подойти ко мне, но не решаясь.

— Что вы, что вы мистер Райт! Вы меня не так поняли! Пожалуйста. Возьмите, это ваши деньги. И стейки оставьте. Это просто у меня подагра и панкреотит. А стейки для друзей.

Вдруг Уолтби заулыбался, страха уже не чувствовалось.

— Мистер Райт, кажется, я все придумал! Не могли бы вы мне помочь и просветить моих друзей о пользе настоящей американской еды?

Я отвернулся, а когда повернулся вновь, в руке у меня уже был кольт. Давно хотел чего-то подобного. Обескуражить, появиться перед каким-нибудь подлецом, вот так внезапно с кольтом наперевес. Вот только подлецы в Миннесоте были разве что у власти, а в обычной жизни все обходилось парой ударов, и возмутители спокойствия просили прощения. Здесь же, наконец-то, представился шанс.

— А ну-ка мистер, давайте начистоту!

Я взвёл курок и прищурил глаза. Точь-в-точь, как Клинт Иствуд в том фильме.

Уолтби побледнел и отступил к шатру.

— Сп...сп…спокойно, мистер Райт! Опустите, пожалуйста, ваш пистолет. Я ведь все рассказал.

— Не строй из меня дурака, «пиджак». Откуда ты? И зачем тебе сдался Тим? Это ведь не просто шатер. И друзей там твоих нет. Портал? — кивнул я на чернеющую стену шатра.

Уолтби помялся в нерешительности и вздохнул.

— Мистер Райт. Сейчас мне придется рассказать вам кое-что необычное. Поначалу я не хотел этого делать, чтобы не травмировать вас.

— Травмировать словами?

— Да, я уже понял, что здесь проблемы нет. И так, я не совсем простой заказчик. И прямо скажем, не совсем отсюда. Вы правильно догадались, это устройство, скажем так, соединитель между двумя мирами, точнее временами. В некотором смысле, его можно назвать машиной времени.

— Значит вы здесь, чтобы устранить Тима. Удобно. Пойди ищи потом в лесу.

— Ну что, вы! Я менеджер в «Американской мечте». Вечеринки, дни рождения, корпоративные праздники, — улыбнулся Уолтби, придержал коробку подбородком и одной рукой, а другой достал из кармана визитку и протянул мне.

— Какие еще дни рождения?

— Самые обыкновенные. Наша опытная компания «Американская мечта» предоставляет эксклюзивную возможность любому воплотить свою мечту и стать ближе к какому-нибудь знаменитому человеку. Эта система наша разработка, но под контролем правительства и самого президента мистера Уолеса Бранта. Мы предоставляем спецслужбам все чертежи, а для нас оставляют эксклюзивное право заниматься коммерческими рейсами в разумных пределах.

— То есть вы путешествуете в прошлое и показываете древних знаменитостей вашим клиентам?

Уолтер заулыбался еще сильнее. Видимо почувствовал себя в своей тарелке.

— Все гораздо интереснее. Мы приглашаем из прошлого знаменитостей на вечеринки и дни рождения будущего. Причем они даже не догадываются об этом, ведь наш конек — полное соблюдение исторического процесса. Еще на закрытом слушанье в Конгрессе мы доказали, что нет никакого «эффекта бабочки». Теория хаоса прекрасна, но Вселенная удивительная саморегулируемая структура. Она с легкостью затягивает раны и компенсирует потери. То, что я здесь топчусь, для Вселенной безразлично. Даже потеря кого-нибудь человека из прошлого не изменит будущего. Безусловно, мы ограничены и не имеем право действовать на виду, а еще контактировать с будущими политиками и военными, сообщать лишнюю информацию нашим гостям из прошлого.

Все эти объяснения начали надоедать. Такое ощущение, что «пиджак» собирается сделать меня своим клиентом. Зря он так, недаром коммивояжеры всегда обходили Техас стороной.

— В общем так мистер Уолтби. Собирайте-ка ваш аппарат и двигайте к себе обратно, пока еще есть возможность.

Незадачливый путешественник во времени замахал руками.

— Мистер Райт, войдите в мое положение. Через полчаса здесь появятся влиятельные гости, заплатившие круглую сумму, чтобы к ним на вечеринку принес еду сам Тимотеус Мур. У нас не бывает проколов, мы дорожим репутацией и капиталом. Не могли бы вы побыть мистером Муром?

— Чего?

— Всего минут десять. Принести стейки, забрать деньги. Скорее всего, вам предложат выпить бокал вина и поужинать. Здесь уже как хотите, этого мы не гарантируем. Ну, голографические снимки может с вами сделают. А вы обратно потом.

— Спасать вашу шкуру, ради чего? И чем так вам сдался Тим?

— Тимотеус Мур стал очень знаменитым актером. Несколько десятилетий лучшие боевики были именно с ним.

— Тим? Да, он неповоротливый тюфяк!

— В каком-то из интервью, он говорил, что на него оказал неоценимое влияние друг из Техаса.

— Хм.

— Мистер Райт, и еще. Можете еще рассказать гостям о пользе американской еды. В Штатах стейков уже почти не найти. Если только в глубинке.

Это было, как удар ниже пояса. Американцы не едят стейков. Что это за будущее такое? Явно не обошлось без демократов.

— По рукам, мистер Уолтби. Только плясать под дудку ваших толстосумов я не буду. Передам стейки, расскажу про них и обратно.

После рукопожатия кольт пришлось убрать в кобуру. Правда, ставить его на предохранитель я не торопился.

— Не верится мне, что ваши влиятельные протиратели штанов придут в этот шатер.

— Конечно нет. Мы ожидали заказ только через час. А тогда здесь бы появился загородный дом. А внутри гости. Мистер Райт, давайте я вам поясню принцип действия Глэма. Он формирует связку двух времен и пространств. Глэм — это шлюз или мост. В нем самом и в ста пятидесяти ярдах вокруг возможно существование представителей двух времен. Я технически не могу выйти дальше, также, как и вы попади по ту сторону.

— Хватит разглагольствовать, мистер Уолтби. Давайте уже ближе к делу.

Конечно, подобная история не могла мне не понравиться. В Миннесоте скучно. С другой стороны, этот мистер мне не очень-то внушал доверие. Но еще меньше нравилось то, во что они превратили Америку. Если во всем виноват Тим, то точно выбью дурь у него из головы, когда вернусь.

Уолтби протянул мне коробку со стейками и снова улыбнулся.

— Вы меня спасли мистер Райт. Теперь прошу вас, отойдите отсюда вон к тому дереву.

Дерево было ярдов в сорока от нас. Насколько можно было увидеть в темноте, ничего подозрительного там не было. Я пожал плечами и пошел туда, прежде вернув стейки в термосумку. Конечно же, все это время не упускал Уолтби из видимости.

«Пиджак» подошел к шатру, на котором вновь появился светящийся прямоугольник и вошел в него. В моей новой позиции рядом с деревом шатер уже был практически невидим. Только шумящий от легкого ветра лес и прожектор, освещающий небольшую поляну.

 

Вдруг послышалось жужжание, а затем шуршание, как будто терминатор решил разбросать ногами осеннюю листву. Но сейчас лето, значит листья здесь ни при чем. Меня сложно удивить, но теперь был как раз такой случай. Вокруг поляны под эти странные звуки начали появляться стены.Не прошло и пяти минут, на поляне уже стоял двух этажный загородный дом, с небольшим белым балконом, террасой и заманчивым уютным светом в гостиной на первом этаже. Прожектор на треноге превратился в чугунный столб с фонарем.

Но все это мелочи. Чего здесь удивительного, если уже через стену шатра проходят люди. Больше всего поразил меня не дом. А то, что перед ним на месте густой лесной травы оказался короткостриженый аккуратный газон. За время проживания в Миннесоте, я так и не научился их любимой забаве со стрижкой газонов, но в чем-то уже разобрался. Даже у рядом с самыми лучшими домами Мартин Лейка трава не была такой ровной, сочной и густой.

Пока я стоял в недоумении, открылась витражная дверь, и на террасу вышел Уолтби. Вернее, то, что это он можно было только догадаться. Вместо конгрессмена, на улицу вышел пожилой лесоруб. Красная клетчатая рубашка, штаны на подтяжках, кепка на голове, да еще, откуда не возьмись появившиеся усы и борода. Образ лесоруба был настолько узнаваем, что даже казался каким-то голливудским.

Он подошел ко мне, улыбаясь как всегда, что совсем не вязалось с видом сурового бородача.

— Ну как, мистер Райт, впечатлены? — с нескрываемым удовольствием спросил лесоруб.

— Вам повезло, Уолтби, что я приехал раньше.

— Это почему?

— Я бы вас точно подстрелил. Конгрессмен, выходящий из портала в лесу, штука странная, но еще ничего. Но вот такой вот… картинный лесоруб рядом с уютным до тошноты домом… Слишком подозрительно.

Уолтби погрозил пальцем, не переставая улыбаться.

— А вы еще и шутник, мистер Райт. Что же к делу. На террасе висит фонарь, когда я его включу, то подходите и стучите в дверь. Я вам открою и проведу в гостиную. И еще, — он посмотрел на кобуру, — у вас ведь кольт. Держите пять холостых патронов. Вы могли бы красиво появится в гостиной, выстрелить несколько раз в воздух и сказать, что настоящая американская еда доставлена?

— Я разве похож на клоуна.

— Пожалуйста, мистер Райт. Они ведь ждут будущую кинозвезду. А у вас отлично получается, кувыркаться, да и кольт выхватываете умело. С таким появлением речь о стейках пройдет на ура.

Быть развлечением для толстосумов не особо хотелось. Но представить себя начинающей кинозвездой, нет, не сопляком из Нью-Йорка или Бостона, а настоящей звездой из Техаса, казалось заманчивым.

— По рукам, давайте патроны.

— Мистер Райт, я пошел встречать гостей, ждите сигнала.

Уолтби вновь широко улыбнулся. В своем новом наряде, с неухоженной бородой, улыбка вышла скорее пугающей. А ведь и впрямь подстрелил бы.

Конечно же, холостые я спрятал в карман. Хочет, чтобы выстрелил, выстрелю, но держать в обойме пустышки — это перебор.

Наблюдать за террасой было удобно чуть поодаль рядом с толстой елью. Но для начала я решил проверить слова Уолтби о дальности действия «моста». Сто пятьдесят ярдов? Без проблем. Отсюда всего с пару десятков шагов. Я быстро и бесшумно пробежал это расстояние и оглянулся. Дом исчез. Кажется, через стволы деревьев можно было разглядеть полянку, но никакого особняка не было в помине. Похоже в чем-то «пиджаку» можно доверять.

Я вернулся обратно и расположился у старого дерева. Отсюда хорошо была видна гостиная, куда уже пришел посетитель. Надо отдать должное, он выглядел более естественно, чем Уолтби. Не было ни странных для этого места смокингов, ни киношных нарядов лесорубов. Старик одет в брюки с подтяжками, рубашку, жилетку и ковбойскую шляпу. Вот те на, а ведь он похоже техасец.

Фонарь, бывший еще недавно прожектором, загорелся мягким желтым светом. Я аккуратно пошел в сторону дома, стараясь не упускать из вида ничего вокруг. В голове все это время пульсировала какая-то мысль о лесе и фонаре. Уже перед самой террасой на секунду остановился, поняв, что так и не смог вспомнить, что может помочь в борьбе против ледяных колдунов. Но взглянув на кольт, решил, что его будет достаточно.

Интересно, как должен войти в дом будущий герой боевиков? Не стучаться же в дверь в самом деле. Вдруг мне так захотелось сыграть свою роль по полной, что без лишних раздумий с криком «Йа-ха!» вышиб плечом входную дверь. Кувырок через правую руку, левая прижимает к себе коробку со стейками.

Когда я поднимался на ноги, то краем глаза заметил, что стены в гостиную как таковой нет и я на виду у двух гостей. Но отвлекаться на это не пришлось, потому что прямо передо мной оказалась летающая махина, разукрашенная словно индеец.

— Нарушение периметра. Бросай оружие, бледнолицый, — произнес охранный робот и направил на меня подобие руки с двумя весьма крупными стволами.

Возможно, в другой ситуации, я сделал бы что-то иное, но сейчас я обругал себя за свою доверчивость и провернул трюк, которому учил отец. Стрельба в кувырке оказалась удачной. Три пули из трех настигли «индейца», на удивление разнеся его на куски.

Не заметив больше угроз, я подошел к Уолтби с гостями и протянул коробку со стейками.старику в шляпе.

— Настоящая американская еда от Стейк’н Шейк, сэр.

Видимо своей фразой я вывел Уолтби и гостя из оцепенения, и они зааплодировали, а техасец даже встал и похлопал меня по плечу. На удивление, я ему это позволил.

— Молодец парень, далеко пойдешь!

Только у Уолтби подергивался глаз, что впрочем не мешало ему улыбаться.

— После такого появления, — произнес он, — у меня нет другого выхода, кроме как предложить вам выпить, перед тем как отправитесь обратно. Присаживайтесь.

Во рту и впрямь пересохло, поэтому от предложения отказываться было нелепо.

— Виски?

— Я за рулем.

— Ну что вы, я предлагаю вам безалкогольный, — произнес бывший «пиджак».

— Да-да, — закивал головой старик, — лучший безалкогольный виски моего производства.

От удивления я только кивнул. Что же у них случилось в будущем, что они даже умудрились испортить виски?

— Отличная выдержка, сынок, — произнес техасец, присаживаясь на диван рядом со мной, — Мистер Уолтби, вы могли бы пока выйти, чтобы случайно не нарушить какие-то правила?

Новоиспеченный лесоруб только кротко кивнул и быстро вышел из дома, только на немного задержавшись, чтобы посмотреть, что осталось от охранного робота. Вот что значит техасец, только сказал, и этого коммивояжёра, как водой смыло. Я даже проникся еще большим уважением к старику.

— Не будем ходить вокруг да около. Я знаю, кто ты, Эд. Здорово, кстати, разнес уборщика.

— Какого уборщика? — не понял я, никак не отреагировав на то, что старик явно ждал здесь не Тима.

— Уолтби хотел устроить небольшое представление, и нарядил робота-уборщика. Правда, он сказал, что дал тебе холостые. Но я был уверен, что ты их точно не вставишь. Дорогой, кстати робот, но да ладно, с Уолтби не убудет.

В голове все перемешалось и кажется я даже покраснел от злости. Все-таки сделали из меня клоуна. Обиднее всего было то, что этот старик тоже участвовал в представлении, а он показался таким близким, как глоток свежего техасского воздуха среди этих бескрайних лесов.

— А вы не подумали, сэр — последнее слово я произнес медленно и презрительно, — что во время этой клоунады, я могу бы выпустить остаток обоймы по незадачливым зрителям?

Вы представляете, как заливисто смеется техасец, так что даже усы дрожат? Давно не наблюдал ничего подобного. Вытерев слезы с глаз, старик произнес:

— Я был бы быстрее, малыш, — он повернулся правым боком, под жилеткой в кобуре висел кольт.

После этого мое уважение к нему не только вернулось, но даже возросло. Сомневаться в словах старшего по возрасту я не стал, опыт в стрельбе решает зачастую больше, чем хорошая реакция молодого организма.

— Эдвард, мне странно видеть тебя таким, но вижу, что ты совсем не изменился. Мы ведь друзья.

— Хм, что-то я вас не помню.

— В будущем, Эд. Мы ведь с тобой партнеры. Не знаю, что наплел тебе Уолтби, но «Американская мечта» — это удивительная штука, доступная только самым богатым людям из избранного круга.

— Сэр, все эти загадки и недоговорки продолжают надоедать. Что удивительного в клоунаде и приглашении звезд на ужин? Пусть из прошлого, пусть из будущего, смысл-то один.

— Потерпи немного. У меня не так много времени, постараюсь быстро дать ответы на все загадки. Представь, что ты всю жизнь вкалывал и тратил здоровье, отказывался от всего и в результате сколотил состояние, а также приобрел с десяток болезней. Ты сидишь у себя на ранчо, у тебя все есть, но счастлив ли ты?

Старик многозначительно посмотрел на меня. В его серых глазах была грусть, забота, даже, наверное, любовь. Такие глаза я видел только у своей матери. Неожиданно я догадался, да, точно. Осталось только найти что-то острое. Лезвие! Конечно. У меня всегда с собой острое сменное лезвие от бритвы. Быстро выхватил его из кармана и одним движением процарапал букву Z на тыльной стороне руки. Кровь проступила почти мгновенно. Не обращая на нее внимание, я схватил руку старика и посмотрел на то место, где должен был оказаться шрам.

— Эхей, ха-ха! — вновь рассмеялся техасец. — Думал, что я это ты? Нет, я и впрямь просто твой друг и компаньон.

Разочарованный, я вытащил пластырь и заклеил рану, предварительно обработав её антисептиком.

— Эд, суть «Американской мечты» в том…

— Я уже все понял, сэр. Она должна делать человека счастливым. Значит вы пытаетесь изменить прошлое, чтобы осчастливить людей в будущем?

— Все верно, Эд. Но не просто осчастливить. «Американская мечта» позволяет большее, прожить новую жизнь. Ты всегда мечтал стать актером, дружище. Но опасался и не верил в свои силы. В результате твоя страсть к кино, а также накапливаемые связи, позволили протолкнуть туда Тима и сделать его звездой. Невозможно прожить жизнь, к которой совсем нет предрасположенности. Ты не станешь олимпийским чемпионом по фигурному катанию, за какие бы ниточки мы не тянули в будущем или прошлом. А вот актером можешь. «Американская мечта» подарила тебе такую возможность в будущем, и ты за нее ухватился.

То, что этот старик знал о моем желании играть в кино было очень странным. Я всегда стеснялся этого и считал слабостью. Никто из близких не смог бы даже догадаться об этом. Значит его словам немного можно доверять. От волнения я даже пригубил безалкогольный виски. На удивление он оказался не настолько плох.

— Но ведь вы говорили, что «Американская мечта» только для ограниченного круга? Тайная ложа? Мировое правительство?

Мне показалось, что бровь у старика дернулась, но он снова рассмеялся.

— Люблю твою паранойю, Эд. Нет тайной ложи, есть просто финансисты, лоббисты и промышленники, приближенных к власти. Президент Брант уже лет десять лет возглавляет это круг. И ты там занимаешь далеко не последнее место. Именно с твоей подачи и при активной поддержке он стал президентом.

— Он президент уже десять лет? В будущем такое возможно? И что демократы ничего не могут сделать, чтобы столкнуть республиканца?

— Пятнадцать лет, Эд. Это он в кругу занял главную позицию десять лет уж как. А республиканцы ничего сделать не могут, их по факту не осталось, он ведь демократ.

Не знаю, то ли от этих слов, то ли виски все-таки был не таким хорошим, но меня чуть не вывернуло.

— Я поддержал на выборах демократа?

— Да, Эд. Каждый порой оказывается в сложной ситуации выбора, что здесь такого? — пожал плечами техасец. — Это наша плата за благополучие.

Я не выдержал и встал. Несколько кругов по комнате и злость потихоньку улеглась. Тем более, что в голове появилась четкая мысль, зачем за мной отправились в прошлое.

— Я все понял, сэр. Эд из будущего, хочет, чтобы я изменили прошлое и не пустил демократов. Я все понял.

Старик покачал головой и вздохнул.

— Нет, мальчик мой. «Американская мечта» контролируется президентом, поэтому для таких целей её бы никто не стал использовать. Ты всего лишь хотел стать звездой киноэкрана.

— И как же это?

Должно быть техасец не понял меня, подумав, что я спросил о карьере.

— Все просто. Теперь ты знаешь, что можешь это сделать и быть успешным. Уолтби связался в твоем времени с продюсером, который в будущем будет диктовать основные условия на рынке кино. Ты ведь оставлял заявку около месяца назад на просмотр в киностудии, не отводи взгляд, этого не стоит стыдиться. Через пару недель тебе позвонят и пригласят на пробы. А когда я вернусь к тебе в будущем, то ты уже будешь звездой.

— А если что-то пойдет не так?

— Умный мальчик, — подмигнул техасец, — В таком случае, мы встретимся вновь, чуть позже и внесем корректировки. Кстати, удивлен, что ты ни разу не выругался, услышав такое.

— Нас в детстве быстро от этого отучили, у отца был хороший кнут.

От воспоминаний о вреде ругани зачесалась спина. Это даже на немного отвлекло от ощущения, что я становлюсь какой-то подопытной крысой. Конечно, идея воплотить мечту — это прекрасно. Но и идти к мечте хочется самому, а не таких вот костылях.

— Вот только одного не пойму, мистер. А чего это я послал вас, а не пришел сам?

Повисло тревожное молчание. Старик встал и подошел к окну. Минут пять он смотрел куда-то вдаль, скрестив руки за спиной. Затем развернулся и произнес.

— А вот это самое сложное Эд. Я боялся этого разговора больше всего, но он самый важный. С тобой сейчас лучшие врачи, но результат пока не ясен. Понятно только одно. Техасская еда тебя довела. И это главная просьба тебя из будущего. Чтобы стать звездой и быть здоровым нужно отказаться от стейков.

А вот это было ударом ниже пояса. Возможно, мне я бы разнес весь этот картонный домик до основания, но ярость и осознание того, что от меня требуется ввели в полный ступор.

— Эд, я понимаю, тебе тяжело. Поэтому мы и попросили с тобой связаться через пару дней. Я не тороплю тебя. Обдумай все хорошенько и прими правильное решение. А теперь извини, нам пора.

Он было протянул мне руку, но остановился. А я только кивнул головой и выбежал на улицу через выломанную дверь. Ветер ударил мне в лицо, но я этого не замечал. Пробежав ярдов сорок, я вытащил кольт и развернулся. Слезы бежали по лицу, но в этот момент я их не стеснялся. На месте дома ничего не осталось. Ни поляны, ни прожектора, ни шатра. Пришлось разрядить обойму, сбивая ветви старого засохшего клена.

Ветви падали в такт выстрелам. Это меня успокоило, также, как и полная обойма, ставшая на место пустой. Большего всего я не понимал, что со мной произошло в будущем. Из-за чего я пожертвовал всеми своими идеалами? Почему превратился в производителя безалкогольного виски, да еще и стал демократом.

До машины я добрался на ватных ногах. Как ехал обратно в город уже не помню. Но на следующий день, взял выходной и провел почти все время в тренировках. Это помогло отвлечься и сосредоточится на проблеме. Решение пришло само собой. И я знал, что добьюсь этого любой ценой.

Теперь, когда я описал все события на бумаге мне стало все гораздо понятнее. И я знаю, что должен сделать. Когда есть четкая и понятная цель, то нет преград. А записи придется сжечь. Или возможно хорошенько спрятать в лесу. Впрочем, вряд ли кто-то сможет разобрать шифр, с помощью которого я писал.

 

 

Когда через пару недель мне позвонили со студии, все было готово. Билет до Лос-Анджелеса, деньги на карманные расходы, новая кобура и бронь в гостинице на имя Тимотеуса Мура. Я показал парню пару приемов, вкратце обучил стрелять. В общем-то, стрелял он паршиво, но кувыркался и двигался сносно. А что еще нужно для фабрики грёз?

 

***

 

Двери открылись и два немолодых человека вошли в просторное офисное помещение с широкими кожаными диванами и панорамными окнами в сторону леса.

— Это победа, Уолтби! — сказал тот, что постарше, отклеивая усы и бросая на ближайший стул ковбойскую шляпу. — С нашим первым делом и началом славного пути!

Его собеседник в костюме лесоруба, медленно присел и откинулся на спинку дивана. Бывший ковбой подошел к нему и ударил кулаком в плечо.

— Эй, веселей, дружище!

— Марк, что-то в этот раз я совсем устал. Надо запросить с Тима Мура премиальные за повышенную сложность. Ты, кстати, уверен, что парень клюнул?

— Ха, ты бы видел его лицо, когда я сказал про нашего президента и про отказ от стейков. У нас же спецы не даром составили его подробную психологическую карту, все прошло, как по маслу. Звони Муру, он уже должен стать кинозвездой.

— А жаль, — вздохнул Уолтби, — Райт отлично сыграл в «Возвращении одинокого ковбоя». Эх, надо было запись отправить в прошлое, чтобы потом пересмотреть.

— Да брось, какая разница, кто там сыграет. Теперь этому ковбою кино поперек станет, не пойдет он на такую жертву ради искусства. Пойдем лучше переведем деньги со счета, думаю кругленькая сумма развеет твою печаль.

— А то! — воскликнул Уолтби и провел рукой в воздухе. Там сразу появилась проекция. — Сейчас проверим, какой звездой стал Тимотеус Мур.

— За такие деньги, уж точно первой. А если что-то пойдет не так, то вернемся и продолжим настраивать его в нужное русло.

— А тебе не жалко парнишку?

— Эда? Чего мне жалеть эту зажравшуюся звезду? Пусть возиться теперь со своими стейками, а о шоу-бизнесе и не думает.

— Хм, чего-то связи опять нет, не подключиться к счету.

Вдруг раздался мерный шум и в комнату влетел местный офисный робот.

— Вам доставка сэр, — произнес он женским голосом.

На небольшой левитирующий столик робот поставил коробку с надписью «Стейк’н Шейк». Лицо Марка передернулось, и он рванул за руку компаньона.

— Вот дерьмо, бежим обратно! Уолтби, живо включай переход!

Джеймс переводил взгляд с коробки на убегающего к порталу Марка и обратно.

— Идиот, включай портал! А все твоя саморегулирующаяся Вселенная.

— Ты чего, Марк? Сейчас, погоди. — Уолтби пролистнул несколько страниц на воздушном экране, несколько раз безуспешно ввел пароль и удивленно сказал. — Чего-то не работает.

— Вам просили передать, следующее, — нараспев произнес робот, — Марк, настоящий уроженец штата одинокой звезды не назовет настоящую американскую еду техасской.

Старик со стоном сел на пол и прикрыл голову руками. Джемс в растерянности замотал головой.

— Что за ерунда, Марк? Объясни, что происходит?

— Идиот! И ты, и я, — Марк вскочил на ноги, — Имя! Я не называл ему своего имени! Бежим отсюда!

Только он подбежал к двери, как она открылась и в просторную комнату влетел десяток черных бронированных роботов с белой пятиконечной звездой в колесе. Следом за ними вошел рыжебородый усатый мужчина с прищуренным взглядом. На его коричневом длинном плаще блестела такая же звезда, как у роботов. А черная ковбойская шляпа не оставляла сомнений в том, кто перед ними.

— Федеральное бюро рейнджеров. Джеймс Уолтби и Марк Спринг, вы арестованы. Вся информация на ваших серверах заблокирована. Организация «Американская мечта» запрещена и удалена из всех реестров.

Тут уже не выдержал Уолтби. Он подскочил к ковбою и прокричал:

— Какие еще рейнджеры в Миннесоте? Ты вообще знаешь, кто за нами стоит? Устроили здесь маскарад. Сейчас я позвоню президенту и тебе дадут пожизненное. Кто ты такой?

С последними словами Уолтби для пущего эффекта попытался ткнуть рейнджера. Но тот, не меняя выражения лица, заломил его руку за спину и опустил бизнесмена лицом в пол. Марк стоял и не шевелился, наблюдая, как на его компаньоне застегивают электронные наручники.

Рейнждер без всяких эмоций оглядел Марка и сказал:

— Вы бы переоделись мистер, а то напоминаете пародию на настоящего американца.

Бывший техасец только дернул губой и протянул вперед руки.

— Только один вопрос. Кто отдал приказ о закрытии «Американской мечты»?

— Господин президент.

— Дерьмо, дерьмо, дерьмо!

— Вы бы не сквернословили мистер Спринг, а то уже увеличили срок на пару лет.

Марк только раздраженно скривил губы и сплюнул.

— Значит, он дотянулся-таки до президента Бранта. Я идиот, что ему рассказал.

-Не знаю о президенте какой страны вы говорите, но приказ об аресте отдал президент Соединенного Штата Америки, господин Эдвард Райт.


Конкурс: Креатив 25