Алёна Голдинг

Постоянство времени

Утро начиналось как обычно. Звон будильника, душ, кофе, сигарета. Крики соседей с верхнего этажа. Ничего особенного. Разве что…

Инга не была суеверной. Но когда в её жизни случалось что-то важное, она всегда торопилась. Чтобы не опоздать. В итоге проигрывала. Так было и с выбором профессии, и с неудачным замужеством. Словно неведомая сила, подобно мушиному рою, сбивала с толку и искушала: «Думай быстрее, а то счастье проворонишь!» А когда наступало фиаско, в голове раздавалось их победное жужжание.

Так было всегда, но не сегодня! Инга долго оттягивала решение, тщательно взвешивая «за» и «против». На этот раз счёт придется в её пользу. И мухи больше не помеха!

Женщина решительно затушила сигарету и резко вскочила с места. Голова закружилась, а перед глазами запрыгали черные точки. Стрелка на часах остановилась на 12.

— Убирайся ко всем чертям! — этажом выше кричала соседка.

Послышался звон бьющейся посуды. «Когда-нибудь они разнесут себе головы!» — подумала Инга и еще раз посмотрела на часы. Стрелка не сдвинулась с места.

 

Марат, против обыкновения, опоздал. Он долго и смущенно топтался в прихожей, стряхивая с одежды тающие хлопья снега. Инга улыбнулась. Тогда тоже шёл снег…

Ужинали молча, беседа отчего-то не клеилась. Заговорили одновременно, почти скороговоркой.

— Знаешь, я думала о твоем предложении…

— Я должен тебе кое-что сказать…

И снова длинная пауза.

— Говори, — не выдержала Инга.

— Нам надо расстаться, — Марат подыскивал слова. — Нет, ты не подумай…

— Марат, я… — женщина выглядела растерянной.

— Ты не так всё поняла. В Сербии открыли новый филиал, ну и… В общем, я согласился.

— Разве мы не можем поехать вместе…

Сверху послышался грохот и раздирающий женский вопль, перебиваемый мужскими криками: «Картину не тронь!»

— Я уже женат…

Последняя фраза прозвучала фальшиво, и оттого отрезвляюще.

— Я торопил тебя с решением, помнишь? Ты думала слишком долго.

Перед глазами Инги вновь заметался рой насекомых…

 

По лестнице спускались молча. Марат шёл сзади и старался шутить. Перед тем как сесть в машину, попытался чмокнуть на прощание. Инга уклонилась.

— Иди домой. Простудишься. — Он захлопнул дверь и, быстро набирая скорость, скрылся за поворотом.

Женщина стояла у подъезда, не в силах сдвинуться с места. «Уходи! — галдели в голове насекомые, — Убирайся прочь!» Или то были соседи? Инга подставила снегу лицо и наслаждалась долгожданной паузой. Хлопья опускались на землю тяжелыми плюхами, и в свете вечернего неба казались черными мухами. «И снова они победили, — подумала Инга. — Зверь всегда побеждает». Может, зверь этот и есть... Может... это мы сами.1

Время словно остановилось, и ей померещилось, что снежинки улетают прочь от земли.

Звон разбитого стекла. Копия знаменитой картины Сальвадора Дали в тяжелом багете, летящая с высоты. Циферблаты часов, подобно отжившей ветоши, стекающей в небытие.2 Последнее, что увидела Инга — это липкая и жужжащая темнота, облепившая циферблаты часов…

 

__________

1 Отсылка к аллегорическому роману У. Голдинга «Повелитель мух».

2 Речь идёт о картине Сальвадора Дали «Постоянство памяти»


10.12.2016

Опубликовано 21.02.2017
Сборник «Малая вселенная» (серия «Петраэдр», выпуск 47)
ISBN 978-5-93835-624-5

Все рассказы автора