Алекс Тойгер

Танабата

Шепард не любил перелётных рыб. Холодные молчаливые создания — им неведомы чувства, и даже рыбьи мысли сплошная муть. Впрочем, его самого окружающие тоже считали молчаливым и холодным.

— Значит, остались только карпы? — переспросил он.

— Только карпы, — подтвердило субтильное существо в окошечке кассы. — Дельфинов нет, у них фестиваль Танабата.

Шепард окинул взглядом потемневшее небо, нахмурился и скосил глаза на часы. Склонился к окошку и пробормотал:

— Один билет до Луны. Без пересадок!

Существо крутануло рукоятку винтажного кассового аппарата — из щели выскочил картонный прямоугольник с изображением маленькой рыбки и датой отправления.

— Счастливого пути, — равнодушно пискнуло существо. — Наши карпы доставят вас быстрее света!

 

Космопорт — самое сонное место на Земле. Шепард толкнул массивную дверь, постоял с минуту, привыкая к полумраку, а затем двинулся вперёд между стеллажами-альковами. В полумраке чуть колыхались занавеси, за ними угадывались очертания живых существ. Точнее, не совсем живых…

Шепард остановился и сверил номер на билете с табличкой над пустым стеллажом. Потом снял ботинки, привычно юркнул на полку и сунул билет в прорезь у изголовья.

«Юный отрок!» — беззвучно прозвучало в мозгу.

Шепард вздрогнул… В потолок был вмонтирован аквариум — его мутноватое стекло походило на старинный иллюминатор, и оттуда взирал немигающий глаз крупного карпа кои. Цветные пятна на боках рыбы раздражающе мерцали в толще воды.

«Если ты страшишься смерти, умри сейчас», — продолжил всё тот же безучастный голос.

Шепард нахмурился и положил голову на твёрдый матерчатый валик. Вытянул руки и глубоко вздохнул, приготовившись выслушать пятистишье-мантру до конца.

Свет плавно угас. Звуки стихли, сознание истончилось. Перед внутренним взором остался лишь карп: его глаза… и мысли… и огромный космос вокруг…

Юный отрок!

Если ты страшишься смерти,

Умри сейчас —

Умерев раз,

Больше не умрёшь.

«Ненавижу перелётных рыб», — подумал Шепард, проваливаясь в…

…сон?

Вокруг пульсировала темнота. Время от времени мрак озарялся яркой вспышкой, которая отзывалась протяжным гулом в ушах. Вслед за вспышкой появлялись пузыри — они мельтешили перед глазами, сливались друг с другом, разбухали до невообразимых размеров и исчезали из поля зрения. Все эти пузыри были глазами карпа кои. Шепард моргнул и сфокусировался на двух таких пузырях, мысленно остановил их, воплотил в рыбье естество… В следующий миг перед ним появилась гигантская морда карпа.

«Зачерпнул воды — в руках луна осталась», — прошелестело в мозгу.

Шепард явственно увидел перед собой залитый лунным светом пруд. Он послушно протянул несуществующие руки, ладонями загрёб темноту, оттолкнулся от… пустоты? И устремился по лунной дорожке вслед за извивающимся рыбьим хвостом.

А затем открыл глаза.

Он лежал на кушетке в ярко освещённой комнате. Пахло чем-то стерильно-неживым, поток воздуха обдувал разгорячённое после транса лицо.

— С прибытием в «Море Дождей»! — прозвучал из динамиков механический женский голос. — Вам предоставлено индивидуальное хост-тело бизнес-класса. Срок пребывания в гостевом теле — сутки, с возможностью продления. Расчётный час — десять утра по земному Гринвичу.

Шепард приподнялся и сел. Скосил глаза на продолговатый аквариум, посреди которого неподвижно завис карп — точь-в-точь такой же, как тот, что остался на Земле. Рыба-проводник дёрнулась, скользнула в угол и исчезла, юркнув в неприметную трубу. Перелёт сознания подошёл к концу.

Шепард опустил ноги на пол и провёл ладонями по лицу, потом поднёс их к глазам. Руки были чужими, на одном из мизинцев отсутствовала последняя фаланга. Что ж, по крайней мере, эти руки были человеческими… «Бизнес-класс», — усмехнулся Шепард. Он осторожно встал на ноги… потерял равновесие и ухватился за дверь.

«Не забывайте о низкой гравитации!» — встревоженно прозвучало в голове.

«Всё в порядке, — мысленно ответил Шепард. — Я быстро привыкаю. Не первый раз».

Он потянулся, свыкаясь с незнакомым телом и силой тяжести, хрустнул суставами…

«Добро пожаловать на Луну! — продолжил владелец гостевого тела. — Меня зовут Синдзи. Обращайтесь по любым вопросам. Если что-то нужно, просто подумайте об этом — я всегда тут, в нашей общей голове».

Шепард молча кивнул, толкнул дверь и оказался в коридоре.

«Смотровая площадка — прямо, туалет — налево и вниз», — подсказал Синдзи.

«Проводи на четвёртый уровень, — подумал Шепард. — У меня там деловая встреча назначена».

«Беру тело под контроль, — прозвучало в мозгу, — так мы доберёмся быстрей…»

 

На четвёртом уровне лунной базы было тихо и пусто. Пахло антисептиком и влажной землёй, издали доносилось едва слышное журчание воды.

Шепард остановился возле решётчатой перегородки, выглядевшей как раздвижная японская дверь сёдзи. «Это и есть сёдзи, — пояснил голос в голове. — Наш босс чтит традиции».

Створка скользнула вбок, впереди была просторная полупустая комната. На дальней стене за фальшивым окном виднелся храм Кинкакудзи — по электронному небу бежали лёгкие облачка. Посреди комнаты стоял чайный столик, рядом на татами восседала девушка в чёрном кимоно. На лице девушки застыло выражение сдержанной вежливости, ярко-красные губы чуть заметно кривились в улыбке.

«Обувь!» — безмолвно воскликнул Синдзи.

Шепард снял ботинки, оставил их у входа и двинулся вперёд…

«Поклон!»

Шепард ощутил, как его новое тело помимо воли изогнулось в пояснице, голова устремилась к полу.

— Приветствую вас, — произнесла девушка. — Как долетели?

— Спасибо, хорошо, — ответил Шепард.

Он замешкался, не зная, как поступить дальше.

«Можете сесть, — подсказал Синдзи. — Фурукава-сама будет говорить с вами!»

— От лица клана приветствую вас на Луне, — объявила девушка. — Надеюсь, вы хорошо устроились. Тело нашего сотрудника в вашем распоряжении, обращайтесь к нему по любым вопросам.

Шепард неопределённо мотнул головой. Его взгляд скользнул по юному лицу собеседницы, невольно опустился ниже, запутался в атласно-чёрных изгибах и складках кимоно…

— Теперь к делу, — госпожа Фурукава резко сменила тон, в голосе появился металл. — Наш клан — самый влиятельный по эту сторону Луны.

«И по ту тоже», — эхом прозвучало в голове.

— У нас нет явных врагов, — продолжила девушка. — Тем не менее, произошёл… инцидент.

Фурукава задумалась, будто прислушиваясь к чему-то. Черты лица на мгновение хищно исказились.

— Уважаемые люди рекомендовали вас как отличного детектива, господин Шепард. Нам нужна ваша помощь. Подробности расскажет Синдзи-кун, а я вынуждена вас на время покинуть.

Фурукава замолчала, её черты разгладились. Девушка склонила голову и сложила ладони на коленях, вмиг превратившись из грозного босса в подобие механической куклы.

«Фурукава-сама закончила разговор, — пояснил Синдзи. — С вашего позволения я объясню, что от вас требуется».

«Валяй», — подумал Шепард, украдкой любуясь девичьей фигурой и пытаясь понять, в какой из двух ипостасей она выглядит привлекательней.

«Вас наняли для поиска пропавшего человека. Исчезла девушка, наш ценный… сотрудник, её зовут Химеко».

«Как она выглядит? — спросил Шепард. — Мне нужны фотографии, словесные описания, приметы…»

«Приметы и фотографии не нужны, — ответил Синдзи. — Химеко-сан находится перед вами».

Шепард промолчал, пытаясь осознать мысль Синдзи, и тогда тот продолжил:

«Перед вами тело Химеко-сан. Госпожа Фурукава только что использовала его как гостевой хост для общения с вами. Сама госпожа Фурукава — её телесное воплощение — находится в другом месте…»

«То есть пропало не физическое тело?» — сообразил Шепард.

«Всё верно, — торопливо продолжил Синдзи, — пропала сущность Химеко. Это случилось во время её космического перелёта — мы не знаем, куда она отправилась и почему до сих пор не вернулась назад!»

Шепард ещё раз, теперь уже не таясь, окинул взглядом хрупкое тело Фурукавы-Химеко. Потом вздохнул и поднялся на ноги.

«Кого пострадавшая использовала для перелёта? — спросил он, — рыб или дельфинов?»

«Химеко-сан всегда путешествует с помощью камней!» — гордо ответил Синдзи.

 

Сад камней располагался на верхнем уровне лунной базы. Шепард проследовал через анфиладу отсеков и попал в овальное помещение, на дальней стене которого располагалось панорамное окно. Посреди помещения лежал увесистый валун и… больше ничего. Невидимые динамики транслировали шум ветра и далёкий звон цикад.

«Это настоящий камень из сада Рёандзи в Киото!»

Шепарду показалось, что беззвучные слова Синдзи прозвучали с придыханием и трепетом.

«Тут всего один камень?» — уточнил он.

«Нет, что вы! — теперь в мыслях Синдзи ощущалась снисходительность к глупому гайдзину, — здесь много других камней!»

Шепард вопросительно приподнял бровь, а потом ощутил, как его взгляд помимо воли устремляется за пределы базы — сквозь толстое окно-иллюминатор.

«С вашего позволения, — шепнул Синдзи, — я покажу куда смотреть».

Снаружи простиралась залитая косыми лучами поверхность Луны. Там было множество камней: маленьких — размером с кулак, и огромных… Шепард принялся считать, сбился и почтительно затих.

«Это самый большой сад в Солнечной системе, — объявил Синдзи. — Правда, здесь только один камень с Земли, но его достаточно, чтобы дух сада — Ками-сама — поселился тут, на Луне. Именно с помощью этих камней Химеко-сан путешествовала в космосе. Здесь мы обнаружили вчера её бесчувственное тело».

Шепард сел на пол, скрестил ноги и прикрыл глаза. Попытался воскресить в памяти и «услышать» мантру перелётных рыб или усыпляющее пение небесных дельфинов — то, что обычно предваряло космический полёт… Тщетно.

Он раскрыл глаза и заметил, что рядом в позе лотоса сидит незнакомая девушка в розовом кимоно.

«Сакура-тян будет сопровождать нас во время расследования», — прокомментировал Синдзи.

Девушка повернулась к Шепарду и почтительно склонила голову, а после вернулась к созерцанию камней. Рядом с ней на полу лежал изогнутый меч — матовая поверхность ножен тускло блестела под светом ламп.

Шепард вновь закрыл глаза и представил Химеко — её большие карие глаза, иссиня-чёрные волосы до плеч, ярко-красные губы. Что-то шевельнулось рядом с ним… поток воздуха? лёгкий шорох юкаты?

«Коснулся цветка — аромат одежду пропитал…»

— Нам пора, — кто-то тронул Шепарда за руку.

Он встрепенулся и вскочил на ноги. Вокруг была всё та же лунная база. Голос Синдзи безмолвствовал, зато напротив стояла Сакура.

— На сегодня довольно, — проговорила она. — Госпожа Фурукава ждёт вас.

«Я ещё толком не начал расследование», — хотел возразить Шепард, но неожиданно поймал себя на том, что очень хочет снова увидеть Фурукаву-Химеко. Он в последний раз окинул взглядом сад камней и двинулся прочь.

Они спустились на четвёртый уровень. Из-за низкой силы тяжести Сакура будто плыла по воздуху, Шепард семенил следом и неловко хватался за стены. Только теперь он осознал, что на лунной базе почти нет людей — до сих пор ему встретились лишь Сакура и Фурукава. Синдзи в голове упорно молчал, поэтому Шепард спросил вслух:

— А где все люди?

— База принадлежит нашему синдикату, — не оборачиваясь, ответила Сакура. — После инцидента мы попросили гостей на время покинуть «Море Дождей».

Они добрались до створчатых дверей — Сакура осталась снаружи, Шепард ступил внутрь. В приглушённом свете ламп он увидел госпожу Фурукаву — та восседала посреди комнаты, рядом лежал расстеленный футон. Чёрное кимоно и светлая ткань футона создавали контраст, будораживший мысли. Пахло чем-то сладковато-пряным.

— Входите, господин Шепард, — проговорила Фурукава. — Вы, наверное, устали. Давайте ненадолго прервём расследование…

Она улыбнулась, и Шепард, как заворожённый, сделал шаг вперёд. Он опустился на татами рядом с девушкой и принялся разглядывать замысловатые узоры, покрывавшие футон.

— Расскажите о себе, господин детектив, — попросила Фурукава.

Она склонила голову и опустила веки, продолжая следить за Шепардом из-под длинных густых ресниц.

Он молчал, подбирая слова и отчаянно призывая на помощь Синдзи, однако тот по-прежнему не отвечал.

— Может, вы желаете освежиться? — поинтересовалась Фурукава. — Здесь есть горячий источник.

Она хлопнула в ладоши, и стена ушла в пол. По ту сторону обнаружился онсэн, выложенный натуральными камнями. Послышался шум текущей воды, запахло сероводородом.

— Прошу вас, детектив!

Фурукава невесомой птицей вмиг преодолела расстояние до онсэна, легонько тронула босой ногой бурлящую воду и обернулась к Шепарду:

— Прошу вас…

Он словно в трансе приблизился, сел на корточки и протянул руку: вода была тёплой. Шепард поднял взгляд на Фурукаву, и в этот момент она неуловимым движением сбросила кимоно… Шепард замер, во все глаза уставившись на гибкое упругое тело, покрытое причудливыми картинами: там были драконы, древние восточные боги, невиданные звери и птицы. Девушка, будто дразня, повернулась спиной: стала видна татуировка с диковинным цветком — тот тянулся от шеи вниз по позвоночнику, охватывал причудливыми лепестками бёдра, тычинками устремлялся вниз по крестцу.

— Знаете, почему людей с татуировками не пускают в земные онсэны?

Шепард сглотнул.

— Татуировки-ирэдзуми — это хранители Якудза, — хриплым голосом продолжила Фурукава.

Её лицо приблизилось, губы жарко зашептали что-то на японском. Потом она отстранилась, глаза на секунду сжались в две узкие щёлки.

— Синдзи! — строго проговорила она, — Я знаю, ты там, в голове. И ты подсматриваешь… Если не хочешь потерять ещё один палец, оставь нас с Шепардом наедине!

Она замолчала и прерывисто вздохнула, а после — её губы на мгновение прикоснулись к его губам.

— Не могу сдержаться, — шептала девушка. — Это молодое тело… тело Химеко… я уже столько лет…

«Легко загорается, легко угасает светлячок!»

Шепард вдруг ощутил, как что-то поднимается изнутри — чужое, и, в то же время, смутно знакомое. Он застыл на месте, механически поднял руку и обхватил пальцами горло Фурукавы. Девушка удивлённо вскинула брови, и тогда Шепард сжал ладонь! Фурукава захрипела, судорожно попыталась отпихнуть его… Шепард продолжал давить. Точнее, не он сам — кто-то другой, притаившийся внутри, а теперь вынырнувший из глубин хост-тела. Шепард ощущал холодную ярость чужака и непоколебимую волю — довести начатое до конца. Он попытался ослабить хватку… Тщетно. Тело не подчинялось.

«Синдзи!» — взмолился он.

Вместо ответа кто-то взял под контроль вторую руку. Мускулы Шепарда помимо его воли напряглись — девушка оторвалась от пола и повисла в воздухе, хрипя и вздрагивая всем телом.

«Синдзи!» — ещё раз мысленно крикнул Шепард.

И Синдзи появился.

Шепард ощутил волну жара, волосы зашевелились на голове, хватка ослабла. Он рухнул на колени, всё ещё продолжая удерживать Фурукаву.

«Отпусти её! — безмолвно кричал Синдзи внутри головы. — От-пу-сти!»

Шепард закусил губу — по подбородку потекла кровь. Он смог разжать пальцы на левой руке, но потом вновь обхватил шею девушки — чужак внутри тела оказался сильней, чем Синдзи. Шепард был третьим в этой схватке, и Шепард проигрывал обоим противникам.

— Ааа! — закричал он, но вместо крика услышал сдавленный стон.

Левая рука опустилась и плетью повисла вдоль тела, однако правая сжалась ещё сильней — Фурукава дёрнулась и обмякла, её глаза закатились.

— Остановись!

Крик Сакуры гулко отразился от потолка. В следующий миг сверкнуло лезвие катаны, и Шепард повалился на пол — фонтан крови брызнул из предплечья. Он перекатился на бок, наблюдая, как медленно-медленно оседает тело Фурукавы-Химеко, и как по-прежнему сжимаются на её шее пальцы отрубленной руки.

Сакура замерла в стойке на краю бассейна, переводя обезумевший взгляд с детектива на тело госпожи и обратно. Густые тёмные капли неторопливо падали с острия катаны в бурлящую воду.

Затем Сакура занесла клинок…

«Летим со мной!»

Голос в голове. Незнакомый. Женский.

Сквозь пелену боли Шепард видел опускающееся лезвие. Он перевёл взгляд на тело Фурукавы-Химеко и вдруг заметил изображение карпа на её груди. Карп смотрел Шепарду в глаза.

«Умерев раз, больше не умрёшь…»

Космос вокруг. Лунная дорожка. Полёт прочь.

 

— Добро пожаловать на станцию «Цукиёми 4»!

Безжизненное приветствие из динамиков.

Полумрак.

Невесомость.

Он раскрыл глаза и увидел аквариум с карпом-проводником…

«Нужно спешить! — всё тот же голос в голове. — Шевелись! Они нас быстро найдут…»

— Кто ты? — разлепил незнакомые губы Шепард. — Где я? И где Синдзи?

«Синдзи остался на Луне, — промелькнула мысль. — Это пустая хост-оболочка для обслуживания станции… Некогда объяснять!»

Его новое тело дёрнулось и поплыло вперёд: сквозь люк и дальше, в соседний отсек — туда, где виднелся массивный бак с окном на торце. Внутри бака плавало нечто, похожее на скомканную тряпку — розовато-серую, испещрённую бороздами и морщинами.

«Вот она!» — пронеслось в голове.

Послышался тонкий свист. Воздух пришёл в движение, у Шепарда заложило уши. Их отбросило от бака и потащило обратно к люку.

«Воздух! — безмолвно закричала незнакомка. — Эта тварь открыла шлюз!»

Он схватился за край люка, упёрся ногами и потянул за ручку, хватая ртом кислород и пытаясь совладать с непривычным хост-телом… Крышка со скрежетом встала на место — свист затих.

«Пригнись!»

Шепард уловил какое-то движение, а затем клешня робота-погрузчика ударила в грудь — детектив отлетел к переборке… ещё удар! Брызги крови.

«Она управляет кораблём… Прыгаем! Не мешай мне!» — мысли незнакомки.

Их тело пронеслось через отсек, перед глазами вновь мелькнула розоватая «тряпка» внутри бака — от неё отходили провода, рой пузырьков вился вокруг. Внезапно жидкость всколыхнулась, «тряпка» сдвинулась вбок, и на Шепарда глянул полный ярости и ужаса глаз…

«Это Фурукава-сама, наш босс! — пронеслось в голове. — Её мозг хранится тут, на крио-станции. Она давно присмотрела себе свежее тело. Моё тело».

Новый удар металлической руки! Шепард ухватился за край бака…

«Вот сюда», — шепнула Химеко.

Общими глазами они смотрели, как приближается клешня, как хищно раскрываются металлические пальцы…

«Сейчас!»

Их тело сместилось в сторону, рука робота пронеслась мимо и врезалась в окошко — удар! — осколки наполнили отсек. Сладковато-пряные брызги окропили лицо, попали на губы. Мимо пролетел кусок сероватой «тряпки» с остекленевшим глазом…

«Всё кончено?» — подумал Шепард.

«Ещё нет, — устало ответила Химеко. — После смерти босса станция самоуничтожится. На Луне, когда ты медитировал, я покопалась в голове Синдзи и узнала много всего про это место…»

Детектив дёрнулся к задраенному люку, потом застыл на месте.

«Карпы! — пронеслось в голове, — я не умею перемещать сознание без рыб…»

Аквариум остался в другом отсеке — там, где теперь отсутствовал кислород. Химеко молчала, и Шепард устало закрыл глаза.

«Улетай сама, — подумал он. — Я знаю, ты сможешь. Ты умеешь входить в транс и перемещаться без помощи рыб. Я — нет».

Он подплыл к иллюминатору и прижался лбом к стеклу. Станция пролетала над побережьем Японии — острова были озарены утренним светом, и лишь на западе ещё оставался кусок ускользающей вчерашней тьмы.

— Солнце восходит, — прошептала Химеко их общими губами.

«Шепард, ты хороший человек, — безмолвно продолжила она. — Тебя наняли, чтобы уничтожить мою сущность, но я верила… я была вместе с тобой там, в саду камней, и после… мне кажется, я очень давно знаю тебя!»

Он промолчал и на миг закрыл глаза, а когда открыл их, в голове звенела пустота. Земля по прежнему лежала перед ним — один огромный камень из вселенского сада камней.

«И платье той, что не стало, вынесли просушить…»

Шепард вздохнул и оттолкнулся от переборки, кинув прощальный взгляд на океан…

«Танабата!»

Новый голос в голове. Множество голосов. Песня.

«Сегодня Танабата, фестиваль звёзд! Принцесса и пастух — двое влюблённых — раз в год соединяются посреди пустоты!»

Вокруг заплясали искры, темнота сменилась светом, песня усилилась и окрепла. Краем сознания Шепард уловил вспышку за спиной — он повернул несуществующую голову и увидел, как праздничным салютом распадаются в утреннем небе пылающие осколки станции. Он летел вниз, и гибкие силуэты дельфинов сопровождали его на пути домой.

А затем Шепард ощутил своё тело, океанскую гладь вокруг и огромное пространство под высоким прозрачным небом. Кто-то знакомый ласково ткнулся в его упругий чёрный бок, и голос Химеко пропел на родном языке:

— С возвращением!

 

__________

В тексте цитируются:

Хакуин Экаку, Тинэ Кёрай, Мукаи Кёрай, Мацуо Басё, Ли Бо, Ду Фу.


17.07.2018
Конкурс: Летний блиц 2018, 1 место

Все рассказы автора Комментарии из формы голосования Обсуждение