Дубовик

Жемчужина знаний

Воздух звенел от мороза. На черном куполе небес, расцвеченном яркими алмазами звезд, плясали изысканный танец огни полярного сияния. Кто бы ни постарался в создании представления, он явно угодил благодарным зрителям. Казалось, великий дракон энергетического Лабиринта почтил присутствием своих младших собратьев. Его прозрачные бока зелеными волнами гуляли по всему небосводу, крылья взмахивали желтоватыми всполохами, а длинные узкие усы превращались в белые искры. Просто загляденье.

Именно для таких бодрящих впечатлений стая дракошек и переместила свой пещерный комплекс в холодные края. Небольшой островок посреди бесконечной белой равнины вздыбился ледяными торосами, нетронутая же часть завораживала и звала на подвиги. Котята с удовольствием первыми взломали тонкий наст и вдоволь поваляли родителей в пушистом снегу. Те ответили способом, доступным только летучим кошкам: с разгона ныряли в сугробы, выскакивали, прихватив меж крыльев холодной пудры, и буквально взрывались белым салютом над визжащей от радости детворой.

Вдоволь наигравшись, меховые создания расселись на разломанных в ходе всеобщей свалки ледяных глыбах полюбоваться изысканным зрелищем. Образ переливающегося дракона напомнил им о месте появления стаи, некоторые даже промурлыкали слова баллады о зеленом хаосе полей и частиц, а затем все пошли греться.

После ночного сна полюбоваться арктическими красотами оказалось невозможно. Буран скрыл все следы вчерашнего безобразия, сотворенного с пространством, и позаботился о предотвращении нового. Страж, ответственный за выход, сразу после завтрака отправился бороться с заносом, да так и сгинул на своем посту. Никто не решился потревожить его покой — кошки любят спать. Так что у мурлык появилось время для разборок. Кто-то разбирал сувениры, кто-то часы. Глава же стаи разбирала своего гмм… ну, на благоверного этим утром серый дракот явно не тянул. Убыв под шумок игры Царапы в королевну, Тагмир подзадержался в далеких мирах. Обычно подобное ему сходило с лап и крыльев, но сейчас он вернулся в момент скуки. Соответственно и получил.

— Явился! В лапах пусто, а в голове и подавно!

Аудиенция завершилась выставлением за порог семейной пещерки на мозаичный пол коридора.

Минут двадцать опальный герой старательно вылизывал все, что положено вылизывать коту в подобной ситуации. Занятие было прервано появлением двух дракошечек в серых «шубках» с белыми «лонжеронами» на крыльях и соответствующими «носочками» на лапках. Они дефилировали мимо, увлеченно болтая.

— Ах! Как замечательно смотрелся зеленый дракон полярной ночью. — хвост говорившей совершенно случайно коснулся лапы страдальца. — Но там так холодно!

— Тогда давай пойдем к Огневке.

Вторая с разворота провела хвостом по крылу проштрафившегося кавалера, и обе, хихикая, отправились греться.

Тагмир выпрямился. Надо сказать, выглядел дракот очень представительно. Серая шерсть дюймовой длины с голубоватым отливом прекрасно смотрелась на полуметровом красавце. Крылья при движении мягко переливались темными волнами, в глазах на благородной морде горел огонь настоящего мачо. А уж какой у него был хвост… Не мало пушистых очаровашек провожало заинтересованным взглядом одного из самых крупных летунов стаи. Но Тагмир был неприступен: «Полюбить — так королеву!» И вот теперь для поддержания статуса нужно было что-то совершить в соответствие с внешностью. Требовался план…

К сожалению, ничего путного в голову не шло. То ли знаний не хватало, то ли не вспоминалось. Пришлось направиться в место обитания любителей проводов и вольтовых дуг. Только там можно было задать вопрос Великой сети. Ну, или какому другому поисковику. Переступив порог, серый дракот, ожидаемо, содрогнулся.

Стены пещеры, облюбованной хвостатыми инженерами, покрывали наросты отнюдь не из камня. Везде был лед, столь ценимый греющимися кристаллами. И не только водный. Периодически доходили душераздирающие истории про ожоги замороженной углекислотой или жидким азотом. Впрочем, при ближайшем рассмотрении, повреждения располагались на лбу и имели вид шишки.

На этот раз жилище сисадминов оказалось освещенным только экраном ноутбука. Два дракота, укрывшись красным плюшевым пледом, поочередно молотили лапами по клавиатуре. Рядом лежал обломок сталактита, напоминающий маленькую бейсбольную биту. Серый встал на него задними лапами и только после этого мягко тронул передней более крупного.

— Инжир! Пустишь в Сеть?

— Не могу. — огорчил полосатый ай-ти специалист и продолжил мурчащим тоном. — У меня срочный заказ от Царапы на корсирианские фрукты.

После этих слов оба дракотика оторвались от компьютера и закатили глазки в приятных мечтаниях. Тагмир непроизвольно облизнулся. Корсирианские фрукты! С их непередаваемой игрой колбасно-сливового вкуса разлетающейся мякоти. Грохот из динамиков прервал воспоминания о взрыве перезревшего фарципруна. Серый посмотрел на экран, где над полем морского боя парила сорванная башня линкора.

— Это ты называешь срочный заказ? — поинтересовался он у Инжира.

— Срочный! Перейду на следующий уровень, и будет ему срок отправляться.

— Нет! Это я перейду. — влез второй игрун по имени Ванц.

— Стоп! — Тагмир проявил настойчивость. — Мне нужно вернуться на прежний уровень! И значительно раньше!

— Сеть не поможет! Связь эпизодическая. — Ванц несколько раз нажал на клавишу пробела без особого результата для зависшей на экране башни. — Ответ сутки ждать будешь.

— Тебе нужен банк данных, а не способ их получения. — заметил Инжир.

Совет был дельным. Тагмир задумался, но тут в пещерку заглянул дракот в изящном зеленом берете, заломленном на левое ухо. Бока, как, впрочем, и крылья рыжего с полосками зверя были богато измазаны красками.

— Скучаем? — судя по грустной морде, художник переживал творческий кризис.

— Тагмир идет брать банк. — сдал серого красавца Ванц.

— Отлично! — глаза творца вспыхнули, разглядывая героя. — Давно подозревал в тебе нотку авантюра.

— Рэнсом! Ты не понял, какой мне нужен банк.

— Пойдем! — рыжий покровительственно положил лапу на крыло серому, хотя для этого ему пришлось тянуться изо всех сил. — Дар одолжит тебе прекрасный парабеллум. Да еще и с дорогой поможет.

План возврата на нужный уровень начал создаваться по мере его реализации.

Дракотики поспешили в высокий светлый зал с анфиладой из природных столбов, украшенных коричневыми, красными и, даже, зелеными натеками. Здесь было сухо, тепло и пахло хвоей. Помимо веселых криков гоняющей в воздухе детворы, их там ожидало необходимое препятствие: серые болтушки привели подружку. И не одну. Вперед вышла белая дракошечка с оригинальным узором из темных и рыжих пятен.

-Ты собрался забацать портрет Тагмира, Рэнсом?

— Наш серый друг решил примерить сбрую героя вестерна! — с некоторым высокомерием много повидавшего отозвался творец.

На самом деле это художник без году неделя, как вышел из возраста котенка, но представителю богемы позволялось чувствовать себя в статусе заслуженного.

Женское сообщество оживилось.

— О-о! Обожаю!

— Индейцы, ковбои… Особенно шляпы…

— Жаль, у тебя такой нет.

Трехцветная стала задумчиво разглядывать потолок. В отличие от дикой пещеры, там располагалось сплошное матово-светящееся покрытие — Инжир наотрез отказался напрягаться с люстрами и экибанами. Тагмир уже собрался откланяться, как раздался многоголосый писк.

— У нас …

— Есть!

В воздухе поплыл головной убор цвета корицы с широкими полями. Три дракотенка, изо всех сил размахивая крылышками, водрузили его на голову серого.

— Какой герой!

Тут же восхитились две красотки, а та, что с разноцветными пятнами, поспешила подогнуть поля по бокам вверх.

— Настоящий ковбой!

— Ковбой! Ковбой! — подхватили котята. — Ковбою нужен хлыст!

— Черный, гибкий… — дракошка, мечтательно, закатила глазки.

— Мамба подойдет?

— Где мамба?!

Среди натечных арок поднялась кутерьма. К всеобщему огорчению, вариант использования кайсаки, кобры или черной мамбы в качестве хлыста не прошел — за полярным кругом этих змей в принципе не водилось. Зато кто-то приволок крепкую веревку и стал показывать, как крутить лассо.

Незаметно посреди пещеры появилась тренога с мольбертом. Рыжий дракот, украшенный хаотично расположенными полосками, воспарил с кистями сразу в четырех лапах.

— Подержите его! — Рэнсом приготовился наносить мазки в стиле двойного ниторю.

— Счас!

Лассо мгновенно оказалось на шее Тагмира и стало затягиваться.

— Вау! Вот это образ!

Популярность серого росла, как на дрожжах. К сожалению информации, о способах ее использования, пока не поступило. А тут еще Царапа в зал пожаловала в безупречно вылизанной кремовой шубке с темным отливом. Голубые глаза с искрами звезд в черных зрачках удовлетворенно взирали на происходящее. Ей нравилось, что избранник начал возвращать авторитет в стае. Петля же на шее навевала идеи о заслуженном наказании.

— А у вас здесь весело!

Мысли о возможном развлечении прервал голос Рэнсома.

— Портрет готов! Отпускайте!

— Портрет?

Внимание стаи мгновенно переключилось на художника, еще раз подтвердив быстротечность славы и вечность силы искусства. Вокруг мольберта появилось море разноцветных хвостов, изгибающихся в соответствие с настроением владельцев. Самые мелкие забрались на спины самых верхних и делились мнением.

— Здесь нулей не хватает! — пропищало одно маленькое белое чудо.

— Точно! — ответ пришел снизу

Серый, пользуясь моментом, чиркнул по веревке когтями и сразу стал похож на сбежавшего висельника. Он не стал смотреть, как листок с жуткой рожей и надписью: «Вонь Тэд» будет водружен на массивном сталагнате, а уж тем более выяснять, сколько обещают за его голову. Он понесся прочь классическим ходом — «стелющийся кошак». Со стороны казалось — ковбойскую шляпу волочит по коридорам сквозняком класса «Эф-пять».

Страж нашелся на посту у выхода из комплекса. Как всегда, в его пещерке было очень тепло. Над входом в белозубом оскале застыла гирлянда известняковых сосулек. По стенам разбегались трубы каменного органа цвета молочного шоколада. Пара скальных выступов была превращена умелым резчиком в лица бородатых гномов, строго взирающих на осмелившегося нарушить заслуженный отдых.

Рядом с дежурным ложем валялась штыковая лопата со сломанным черенком. Всем своим видом она свидетельствовала о поражении в неравной борьбе. Вытянутое бежевое с темными пятнами тело, укрытое меховыми крыльями, пребывало в расслабленном состоянии. Однако левое ухо бдительно повернулось в сторону вошедшего.

— Куда собрался? — промурчал страж, не открывая глаз.

— Привет, Дар! Иду брать банк данных. — не стал отвираться Тагмир. — Рэнсом сказал, что у тебя есть парабеллум.

Бежевый дракот медленно приподнялся, закрывая задом темную дырку у изголовья лежанки.

— Не, дружок. Парабеллума я тебе не дам.

— Почему?

Дар внимательно осмотрел шляпу и намотанную на шею гостя веревку.

— Не вписывается в образ. Держи-ка лучше кольт. Я над ним кучу времени провозился!

Страж протянул серому выточенный из гематита макет револьвера с длинным стволом. Тагмир едва удержал в лапах подарок.

— Весомая вещь! Спасибо!

Поблагодарив, налетчик пропустил в спусковую скобу веревку и повесил поделку себе на шею. Дар за это время успел принять позицию лежа. Пришлось беспокоить еще раз.

— Так куда мне за знаниями?

Память о долге заставила бежевого опять подняться. Он протащился на передних лапах до небольшого коричневого сталагмита, росшего перед чернеющим проходом. На его верхушке был закреплен набор белых жестяных табличек по типу перекидного календаря. Дар со скрипом перебросил штук шесть и ткнул в последнюю когтем.

— Туда!

— «Планета Закинтос. Э-Вэ-эМ — Эм-Пэ» — прочитал витиеватую надпись серый. — Дар! Что это такое?

— Электронноууаа... — зевок не дал закончить заумную расшифровку. Страж начал пристраиваться спать в обнимку с натечным образованием.

— Я знаю, что такое Э-Вэ-эМ. И что такое Пэ-эМ знаю. Что такое «Эм-Пэ»?

— Млечного пути. — Дар, наконец, собрался с силами и продолжил. — Там найдешь этого... — силы неожиданно закончились, и голова начала движение вниз.

— Кого найдешь?

— Ступида…

Сон окончательно срубил стража. Голова нашла путь за правой лапой и бессильно повисла под крылом. Теперь за сталагмит держалось практически безголовое создание.

Похихикав, Тагмир помог Дару вытянуться на посту в более удобной позе и направился в сформированный портал.

 

Перемещение прошло, как всегда мгновенно, и серый оказался в широкой темной трубе, полированной до проскальзывания когтей. Поток воздуха потащил застигнутого врасплох ковбоя вперед. Шляпа, превратившаяся в парус, позволила набрать приличную скорость. Тагмир свернул на первой же развилке направо и прибыл к ближайшей цели приточной вентиляции. Пушистого искателя информации от души вжало в металлические прутья, поэтому он мог только глядеть. За оградкой в небольшой комнате, освещенной единственной лампочкой, ругалось два человека, наряженных в форму цвета хаки. Вернее, обладатель лысины и толстого живота отчитывал молодого и короткостриженого.

— Мы здесь зачем?

— Охранять добычу Хлорида реактива Елены Невьевой! — стоящий на вытяжку, заученно рубил фразы ответа.

— И добыча его не должна прерываться вследствие глупого желания первогодка прокатиться на тупорыле! — продолжал толстопузый. — Понял?

В служебном рвении молодой набрал полные легкие воздуха, задрал голову еще выше и неожиданно обнаружил два глаза с вертикальными зрачками, смотрящих на него из вентиляционного отверстия.

— Ступид сбежал! — истошно завопил наказуемый.

Толстый подскочил на месте.

— Тревога!!!

В нос серому нацелилось странного вида оружие с конически расширяющимся, раструбом. Тагмир начал раскаиваться, что не настоял на парабеллуме. Раздался хлопок и по решетке чем-то вдарило. Серая шерсть искателя знаний встала дыбом, с кончика носа сорвалась искра, дракот чихнул. Но тут программе кондиционирования воздуха наскучило пробивать безнадежно заткнутое отверстие. Включился реверс, и мехового ковбоя потащило в обратном направлении. Пролетев место прибытия, Тагмир ощутил очередную смену настроения вентилятора. На этот раз он выбрал левый туннель и вскоре пожалел об этом. Его немилосердно крутило в соответствие с буйной фантазией инженеров, проложивших воздуховоды. Дракот попытался развернуться, чтобы встретить судьбу лицом, а не местом, откуда растет хвост. Очередная прямая оказалась финишной. Зажав в передних лапах каменный револьвер, Тагмир вышиб решетку, вылетел в маленький кабинет и грохнул оружием по голове сидящего на пути человека в белом халате.

— Да!

Раздавшийся вопль заставил притормозить и аккуратно опуститься на серый пластик маленького столика среди блестящих инструментов. Голос меж тем продолжил восхищаться событием.

— Это же проверенный веками способ гипнотического воздействия!

Тагмир осмотрелся. Пахло лекарствами, да и все убранство кабинета соответствовало понятию «медицинский» — куча плакатов, больше подходящих мясной лавке, биксы из нержавейки. В массивном стоматологическом кресле лежал усыпленный врач. Совсем рядом в отсеке белого стенного шкафа за решеткой сидело нечто черное с двумя сверкающими зелеными глазами. При внимательном разглядывании у пленника обнаружились крылья. Вывод был сделан незамедлительно.

— Привет, Ступид! Я — Тагмир!

— Почему сразу Ступид?

— Тебя уже ловят! — налетчик кивнул на мигающую над дверью красную лампочку.

Черный присмотрелся, моргнул.

— Тогда помоги открыть решетку. А то будет неудобно, если найдут в клетке.

— Сам — никак?

— По условиям задачи я должен убедить это сделать подопытного. Но он сейчас вряд ли сможет.

Дракоты одновременно посмотрели на спящего.

— Хорошо. — кивнул Тагмир. — Говори, как помочь.

— Держи!

Ступид кинул на стол мелкий блестящий шарик миллиметра три в диаметре, Тагмир придавил его лапой.

— И что с ним делать?

— Это жемчужина знаний. Просто проглоти и сразу будешь знать, как управлять местными компами.

Серый быстро слизнул инфо-пилюлю. Посидел, зажмурившись. Вздыбившаяся на загривке шерсть волной прошла по телу, не забыв даже крылья. Последним выпрямился хвост. Неожиданно глаза дегустатора знаний широко распахнулись.

— Ух, ты!

Тагмир кинулся к компьютеру на рабочем столе и забарабанил по клавишам, не забывая делиться впечатлениями.

— Ха! Во прикол! Кто ж так локалки отделяет!

Ковбой устремился в, ранее неведомые, прерии. Бешеная скачка под стук когтей, была прервана недовольным возгласом заключенного.

— Хорош играть! Давай уже, открывай, а то вся работа над имиджем под хвост пойдет.

Серая лапа уверенно ввела команду — решетка полезла вверх. Гордый своим успехом, опальный фаворит задал вопрос.

— А почему тебя Ступидом назвали?

— Да придумали люди черную собаку. — ответная речь дракота стала плавной и грассирующей. — Если человек будет на нее долго смотреть, то с вероятностью, близкой к абсолютному значению, погибнет. Соответственно назвали — Сгубит, чтобы данное имя предупреждало об опасности визуального контакта. Как сам понимаешь, имя — далеко не все в реализации патологической тенденции, однако никто не стал проверять достоверность эмпирического результата. Имя — только вербальная часть…

Серый тряхнул головой, прерывая занудный монолог. Шляпа попыталась свалиться, но лапы успели ее удержать. Черный, тем временем, перелетел из клетки на колени к человеку в белом халате, убедился, что тот просто спит и принялся приводить в порядок шерсть. Его упитанное тело лоснилось от усиленного питания. За крыльями и складками меха с трудом различался поясок с подсумком.

— То есть слушать тебя — нельзя? — наконец очнулся ковбой.

— Рядовые подчинятся без проблем, а этот ученый все никак не мог сосредоточиться. — освобожденный дракот закончил с умыванием и еще раз осмотрел голову человека. — Классно ты его загипнотизировал. Проспит до утра.

— Ну, так. Работа Дара.

Тагмир продемонстрировал гематитовый кольт. Черный с восхищением стал разглядывать длинный граненый ствол, блестящий барабан с курком и монолитную рукоять. Небольшая трещинка с каверной свидетельствовала о природном происхождении камня для поделки.

— Слушай! Подари! — заюлил Ступид. — Я тебе за него отличного тупорыла найду. Он тебе все, что хочешь, разузнает.

— А зачем мне тупорыл?

— Ты не знаешь, зачем тебе тупорыл? — удивление, написанное на черной мордочке, шло от чистого сердца.

Тагмир поднял верх шляпы стволом кольта.

— Вообще-то мне нужен банк.

— Здесь денег нет! — быстрый ответ свидетельствовал об обратном, но налетчика интересовало совсем другое.

— Банк данных!

— Тогда потребуется тупорыл! — на этот раз искренность подтверждалась довольной улыбкой, свидетельствующей о необходимости обмена. — Пойдем! Я как раз собирался прогуляться в пустыню.

— Зачем? Там что, хранилище информации?

— Ты в курсе, что тут люди делают?

— Какую-то Хрень добывают.

— Во! Из нее делают голографическую память для своих машин. Емкость — жуть. Терабайт в микролитре умещается.

— И при чем тут тупорыл?

— У тупорылов получается круче! Эта жемчужина — их работа. Люди еще не доросли до них.

— Веди!

Последовавший стук по клавишам открыл дверь кабинета. Двое охотников за знаниями отправились на дело.

В широких коридорах шло упорядоченное движение масс. Люди в хаки бежали справа налево, одетые в синие комбинезоны трусили слева направо.

— Хмм. А ты только клетку открывал? — поинтересовался Ступид.

— Не уверен…

Ковбой посторонился, пропуская тележку с синим газовым баллоном. Черный сунул в рот бисеринку из подсумка.

— Ммм. — дракот прислушался к отрывистым командам, осмотрел мигающие на щитке напротив лампочки и сообщил. — Наверняка еще и вентили хладагента повернул. Ну, ничего. Ту емкость давно пора менять.

Здание слегка тряхнуло, бег людей ускорился. Дракошки не стали выпендриваться и присоединились к двигающимся в нужном направлении. Затем черный свернул к невзрачной двери со сканером отпечатков пальцев на месте замка. Не сбавляя темпа, дракот взлетел и шлепнул по экранчику правой лапой. Дверь начала сдвигаться в сторону.

— Мои отпечатки у них в базе проходят по высшей категории. — важно пояснил доморощенный взломщик.

Налетчики прошли в небольшую комнату, недавно окрашенную в цвет крапивы — Тагмир даже поморщился от резковатого запаха. Там царили тишь и благодать. Никто никуда не бежал и не кричал. Две противоположные стены представляли из себя серые ворота, сквозь которые легко мог проехать большой грузовик или маленькая буровая установка. У массивных серых створок замер по стойке «смирно» вооруженный человек в полной броне и шлеме. Рядом с ним так же неподвижно стоял высокий стол с монитором и опрокинутыми синими стаканчиками. Увидев дракошек, часовой расслабился.

— Привет, Ступид! Твоя работа? — он показал на мигающую красную лампочку.

— Привет, Дим! — речь хитреца стала монотонной. — Оно мне нужно? Я оттачиваю способы вербального воздействия на структуры, ответственные за аспекты гормональных и поведенческих реакций людей, занимающихся различными видами деятельности. К тому же познакомься — Тагмир. Он помогает мне в изучении влияния тригональной сингонии кристаллического оксида железа на активность поясной и фронтальной части коры головного мозга…

От научного толкования фразы: «Камнем по башке», глаза часового стали соловеть. Черный дракот запрыгнул на стол и потерся о налокотник, незаметно поддев один стаканчик хвостом.

— Давай сыграем! Хочу показать Тагмиру пустыню.

Дмитрий вздрогнул, с усмешкой погладил толстячка, не забыв почесать подбородок.

— Давай!

Он завертел синие стаканчики по столу в классической игре «Найди шарик». Ступид выждал секунд пять и махнул лапой.

— Стоп! Начал! — усатая мордочка лукаво уставилась на напряженное лицо ведущего.

Часовой, кусая губы, пытался вычислить или хотя бы угадать местонахождение круглого предмета.

— В левом! — ответ был произнесен без уточнения относительно кого стакан считается левым.

— Открывай! — довольно проворчал дракот.

Дима грустно вздохнул и опрокинул крайний стаканчик. Как и ожидалось, под ним было пусто. Тогда он перевернул оставшиеся два. Под центральным сверкнула жемчужина.

— Тренируйся!

Ступид направился к круглому запору, расположенному на массивном цилиндре, уходящем в стену рядом с воротами. Человек спрятал подарок в нагрудный карман и начал открывать чугунную дверцу.

— Сегодня вернешься? — буднично поинтересовался часовой, поворачивая рычаги.

— Скорее завтра! Док все равно до утра спать будет.

— Силен!

Подлетевший Тагмир тронул черного за плечо.

— Что это? — он показал лапой на вороненую сталь за отваленным в сторону затвором.

— Пневмопушка!

Ступид мягко прыгнул, закрывая тушкой раскрытое жерло. Тагмир, кое-как свернув поля шляпы, впихнулся следом.

Напор воздуха в стволе на порядок превысил вентиляционный. С хлопком два пушистых тела покинули пределы комплекса по добычи драгоценного реактива. Черный дракот пронесся стремительным болидом на фоне вечернего неба. Серому же шляпа с кольтом подарили несколько превосходных кульбитов и тычков. Тагмир в очередной раз порадовался врожденному умению летать и не падать. Меховые крылья, разделенные костяными «лонжеронами» на три части, не даром были гордостью дракошек. При случае они могли дать фору и сапсану. Наконец изгнаннику удалось пристроиться рядом с плавно взмахивающей чудесными конечностями хвостатой подушкой и осмотреться.

Дышалось на Закинтосе легко — запахи практически отсутствовали. Только при глубоком вдохе можно было различить некое напоминание о далеком море. Ветра практически не ощущалось. Комплекс в виде кучи разнокалиберных полусфер за семиметровым бетонным забором остался позади. Под усатыми и крылатыми расстилалась терракотовая пустыня с оливковыми пятнами. От края и до края по ней тянулись узкие темные линии. Изредка встречались отдельно стоящие образования в буро-зеленой расцветке метра три в высоту. То ли кактусы, то ли термитники — Тагмир не стал приглядываться. Ступид продолжил болтать, явно наслаждаясь полетом.

— Хороший выстрел! Из этой пушки они мутнобурых завров отпугивают запаховыми гранатами.

— Кого?

— Не бери в голову! Ты же сюда только за банкой.

— И где она?

— Везде?

В доказательство черный растопырил лапы и сделал эффектную бочку.

— Чего?

Попытка повторить фигуру привела ковбоя к ощутимому удару в бок каменным оружием. Тагмир поклялся себе посвящать больше времени подгонке снаряжения.

— Вселенная полниться знаниями. — гроза умов поймал восходящий поток и начал парить практически на одном месте. — Умный человек из капли воды получил океан информации. Ммм… Или информацию об океане? Ааа… Не важно.

— А что важно?

— Важно, что на этой планете есть тупорылы. О! Сразу два!

Ступид сложил крылья и камнем понесся вниз. Тагмир решил не пропускать развлечения, тоже перейдя в пикирование. Впервые ему пришлось при подобном маневре задействовать все лапы. Передние управляли шляпой, задние — сдерживали порывы к бегству обработанного куска гематита. К счастью, крылья и глаза не подвели. Тагмир сумел обогнать, начавшего зазнаваться, гипнотизера. Тот, увидев торчащее под серым хвостом, большое и блестящее, заржал в голос. В результате ковбой сумел значительно раньше приземлиться у парочки забавных существ. Ступид сразу же устремился к более крупному.

— Вот он красавчик: Тупорыл обыкновенный!

Искатель знаний присмотрелся. Длинное — больше метра — четвероногое медленно двигалось на коротких крепких конечностях по спекшейся глине. Вставшему на задние лапы, серому дракоту оно было по грудь. Раздутое цилиндрическое тело покрывала крупная чешуя цвета старой меди. Даже зелень на брюхе местами проглядывала. Только не ядовитая, а травяного оттенка. На передних лапах выделялись крупные лопатообразные когти. С методичностью автомата, они врубались в твердый грунт, отламывая кусок за куском. Длинноухая голова, оказалась вытянутой формы, с круглыми глазками и гибким носом, заканчивающимся крупным пяточком. Он постоянно вынюхивал съедобные зеленые комочки, которые незамедлительно подхватывались и перетирались плоскозубыми челюстями. За собой зверь оставлял мелкую канавку, заполненную обломками и красным песком.

— Морда не тупая. — заметил Тагмир.

— У этой твари две особенности. Она безмозглая, и она роет канаву по прямой линии.

— Водоросли ищет?

— Не только. Вместе с грунтом тупорыл пережевывает информацию. И выдает в хорошо обработанном виде.

Из-под трехсантиметрового лысого хвостика выползла неаппетитно пахнущая коричневая колбаска.

— Вот это? — фыркнул ковбой.

— Это результат бессистемности запроса. Учись, как надо!

Ступид взялся за левое ухо зверушки и отчетливо произнес.

— Запрос от Баюна на инструкцию по гипнозу докторов от медицины класса «Эс — два».

— Баюн? — хихикнул Тагмир.

В ответ черный показал язык.

— А будешь подкалывать — запишу Клином! Или Клинтом… Не важно. Смотри!

Тупорыл меж тем активнее заработал передними лапами, размалывая спекшуюся глину, захрумкал жесткими кусками планеты и продвинулся шагов на пять. После этого животное звучно пискнуло и выдало очередную колбаску. На этот раз в коричневом  матово сверкнул небольшой шарик.

— Жемчужина знаний! — радостно засмеялся Ступид. — Доступна только живому разумному.

В его правой лапе обнаружился короткий щуп. Сокровище аккуратно откатили в сторону. Тагмир наклонился.

— Ну и запашок!

— Это только деньги не пахнут! — подколол толстячок, пряча добычу в прозрачный пакетик.

Серому же в голову пришла совсем другая мысль.

— А инструкцию по компам ты мыл?

— Мыл! — откровенно честный взгляд не давал повода заподозрить владельца в правдивости.

Тагмир вздохнул и задал более правильный вопрос.

— А тупорыл на любой планете так может?

— Не! — расцвел улыбкой черный гипнотизер. — Здесь наивысшая в галактике концентрация знаний!

— Как так?

— Хе. Закинтос еще до моркригаров забацали. Короче. На эту планету знания, как грибы, со всего Млечного пути собираются. Так и называли, когда строили — Корзина.

Теперь уже Тагмир заржал в голос. Ступид фыркнул.

— Смейся-смейся. Везде все потерли, а тут — в лучшем виде храниться. Планета — живой организм. У нее абсолютная память на глюонных полях.

— Понятно, почему тут столько хрени.

— Хрень получается после переработки ядром планеты упавшей звездной пыли с информацией.

— Пыль, что, сама сквозь глину проходит, как нейтрино?

— Зачем сама? Дожди ее смывают-растворяют, она стекает в океан и поступает по проводящей системе куда надо.

— Значит, люди вывозят отсюда отходы?

— Ага. Ну, давай. Задавай вопрос своему тупорылу и поехали!

Вскоре два когтистых преобразователя битов в граммы стали ездовыми животными. Часовой у ворот с завистью разглядывал картинку на мониторе с удаляющейся в закат парочкой. На фоне краснеющего неба черные силуэты маленьких всадников смотрелись очень колоритно. Широкополая шляпа и длинноствольный кольт правого наездника добавляли эпичности. Человек не выдержал и запустил трек с мелодией, соответствующей моменту.

Скорость живых материализаторов знаний не впечатляла. Тагмир занялся изучением окружающего мира. Со спины тупорыла пустыня смотрелась еще более безжизненной: ни травинки, ни кусточка. Только вдали багровыми тенями вставали высокие столбики.

— Забавные у вас тут кактусы. — заметил серый ковбой.

— Это мутнобурозавры. — важно пояснил черный дракот. — Падальщики. Если тупорыл не движется — значит сдох и подлежит утилизации.

— Странно, что бурые — зеленые.

— Это водоросли. Когда идут дожди, все водой размывается и заселяется спорами. Потом глина обсыхает, и в ее толще растут водоросли. И на всем, что имеет воду и медленно движется, растут. Как у ленивцев.

— Понятно. — Тагмир поудобнее расположился на скользких чешуйках и задал давно интересующий его вопрос. — А почему люди тупорылов ни о чем не спрашивают?

— Люди все запоминание на компьютеры переложили, а те с жемчугом не дружат. Да и своих знаний у этих сапиенсов, как… — Ступид выразительно посмотрел на коричневый след от тупорыла. — завались. Хранить не на чем. Поэтому и Хрень добывают, чтоб бочек для засолки наделать. Раствор, сам по себе, вещь уникальная. К тому же его… ее… относительно много. А тупорылов в весовом соотношении — мало. Так же, как и ученых на комплексе. Поэтому они изучают сперва то, чего много. Тупорыл же, с точки зрения людей, представляет ценность исключительно для экосистемы, разрыхляя твердый покров планеты.

Пустопорожний треп действовал одуряюще. Вскоре только один голос баюкал теплый вечер. Он вещал о бесконечном океане, омывающем единственный континент с величайшей пустыней, о бесплодных попытках людей поселить на планете хоть что-то, отличное от водорослей, тупорылов и утилизаторов. Самодостаточная планета не нуждалось ни в чем, кроме избавления от хрени. Да и то — факультативно.

Тагмир покачивался в такт шагам своего скакуна с совершенно идиотским выражением на мордочке. Задние лапы крепко вцепились в чешуйки, передние держалась за длинные уши, а взгляд блуждал, неизвестно где. Голова практически звенела от отсутствия мыслей.

Неожиданно чешуйчатый глиногрыз резко замер. Когти левой лапы наездника сорвались, и ковбой серой чуркой грохнулся на красноватую глину. Очнувшись, резко вскочил на четыре лапы, отряхиваясь по-кошачьи. Ступид, пряча улыбку, провел язычком по своему плечу, выправляя топорщащиеся шерстинки, и оглянулся назад. Комплекс по добычи хлорида реактива виднелся в полукилометре.

— Эк мы прокатились! Почему это твой мустанг еще не пискнул?

Усатый гипнотизер соскочил на еще теплую поверхность пустыни и склонился к заду тагмировского тупорыла.

— Что ты у него такого спросил?

— Как вернуть расположение Царапы. — не стал врать изгнанник, приводя себя в порядок.

Черный толстячок захихикал. Серый ковбой вынужден был так же заняться разглядыванием ануса чешуйчатого тихохода. Под маленьким хвостиком сверкала здоровенная жемчужина. Ее размер намного превышал выходное отверстие.

— Мда. Понять женщину не проще, чем Вселенную. — продолжал веселиться дракот-гипнотизер. — Похоже, ты получишь свои суперзнания, только если поставишь ему мегаклизму.

На последнее изречение тупорыл развернул голову с неожиданным, для такого животного, изумлением, если не ужасом, на морде.

Ответить Тагмир не успел — земля под подельниками ощутимо вздрогнула. Потом еще раз. Уши и головы пушистиков завертелись в поисках возможной опасности. Стоящий в двухстах метрах, «кактус» явно развернулся в их сторону. С такого расстояния у него можно было разглядеть только две здоровенные трехпалые зеленые ноги и не менее массивную коричневую голову с красноватым отливом. Потом показался хвост.

— Мутнобурый завр ожил. — констатировал черный.

— «Если тупорыл не движется — значит сдох.» — процитировал приятеля серый. — Слушай! Может, скормим завру чтеца, и жемчужина выпадет!

— Он их глотает целиком!

— Тогда что делать?

Завр сделал шаг по направлению к добыче.

— Так! — черный дракот засуетился, копаясь в подсумке. — Где-то же было описание фауны… Вот! Нет… Вот!

Блестящий шарик исчез в пасти, провожаемый розовым язычком. Глаза обучаемого сразу же округлились, шерсть на загривке поднялась, послышалось шипение, всасываемого через сжатые зубы, воздуха. Пилюля оказалась явяно необычной.

— Не все знания одинаково полезны! — пошутил Тагмир.

Новое вздрагивание поверхности планеты заставило парочку сосредоточиться на главном. Черный выдохнул.

— Разворачивай рыло к комплексу, пока у мути мышцы холодные. Если дотащим — его шуганут пушкой.

— Заболтать не получиться?

— Не могу! У завра нет головного мозга!

— А что есть? — вытаращился серый.

— Крестцовый!

— Да что ж это за планета?!

— Квинтэссенция знаний вселенной! — важно поднял правую лапу с поднятым когтем напарник.

— Потащили!

Четвероногого удалось довольно скоро развернуть к воротам. Однако, двигался он едва не в половину медленнее предыдущей прогулки. Животное явно не понимало, чего от него хотят. Дрожь земли заставила пушистых охотников за инфобанком упереться передними лапами в твердую чешую на задних конечностях глиногрыза и толкать. Скорость существенно возросла.

— Давай! Пошел! — Серый, отдуваясь, взывал к чувствам ценителя водорослей. — Тебя же хотят утилизировать!

Тупорыл остался глух к словам. Пятиметровое чудовище меж тем неумолимо приближалось — видимо, раз запущенная процедура кормежки блокировки не предусматривала. Уже можно было рассмотреть маленькие передние лапки, бессильно свисающие вниз и смешной светлый вырост клинышком на нижней челюсти. Узкой бородкой он торчал вертикально вниз где-то на четверть метра. Но вот лучи заходящего солнца высветили ряд двухдюймовых клыков, заходящих с верхней на нижнюю челюсть.

— Это падальщик?! — завопил расчувствовавшийся Тагмир. — Это же Ти-рэкс! Давай, ускоряй тупорыла!

— Уже!

Почти сразу мутнобурозавр сделал несколько быстрых шагов, и огромная голова мотнулась над тружениками. Выпирающие наружу клыки блеснули в опасной близости от пушистых шкурок, но и только. Последовал еще один выпад с тем же результатом. Завр обиженно замычал — пасть не раскрывалась!

— Чего это с ним? — опешил ковбой. — Настолько мутный, что не помнит, как обедать?

— За время неподвижности жевательные мышцы задеревенели! — пояснил напарник, привалившийся к филейной части чешуйчатого преобразователя. Длительные физические нагрузки не входили в компетенцию гипнотизера.

— Класс! Толкаем!

Однако черный и не думал отрываться от задницы тупорыла.

— Муть сейчас загрузит решение!

— Откуда?

— Из крестца!

Маленькие передние лапки монстра неуверенно потянулись к длинному выступу нижней челюсти.

— Ручной жевательный привод! — заверещал Ступид.

— Это я и так понял! — пушистый ковбой, стоя на задних лапкх, демонстрировал готовность действовать. — Что дальше?

— Нельзя дать ему раскрыть рот!

Но что толку в криках — двупалые конечности монстра ухватились за рычаг. Один рывок, второй… С третьей попытки завру удалось расклинить челюсти. Пустыню огласил довольный рев. Как только затих последний звук, Тагмир подлетел к нижнечелюстному выступу и шандарахнул по нему гематитовой рукояткой. Челюсть захлопнулась. Несколько секунд ящер удивленно таращился на зависшего перед ним серого летуна. Затем лапки опять потянулись к узкой «бороде».

— Дай ему по мозгам, как доку! — посоветовал черный дракот, сползая вниз — он решил передохнуть лежа.

Ковбой, цепляясь задними лапами за чешуйки, рванул по морде ящера вверх и нанес глухой удар по темени. Новый рык завра вышел не в пример тише.

— По крестцу! — напомнил знаток фауны Закинтоса.

— Понял!

Несколькими взмахами пушистых крыльев Тагмир набрал высоту и спикировал на цель. Прямой в основание попы прошел успешно. Проведенный следом апперкот накрепко захлопнул зубастый чемодан. Оставив мутного изображать кактус, дракошки продолжили изо всех сил толкать медлительную скотину. Почти минуту они надрывались вместе. Затем Ступид без сил рухнул на твердую поверхность пустыни. Его хриплый голос произнес.

— Все! Дальше ты пойдешь один!

Серый занял позицию по центру и уперся в вонючий хвост. Шаг, еще шаг... Шляпа сползла на спину, кольт постоянно путался в задних лапах, в голове зарождалась мысль: «А на хрена?». Дыхание рвалось из легких, но каждое усилие приближало к заветной цели. Тащится оставалось всего ничего, как сзади долетел крик.

— Берегись!

Ковбой оглянулся. В пяти метрах черный дракот размахивал крыльями в попытке взлететь. За ним картинка была куда кошмарнее — пришедший в себя ящер несся к обидчику, не разбирая дороги. Серый прыгнул в воздух, надеясь повторить предыдущий раунд. Однако размявшийся завр оказался не в пример проворнее. Гулко вбивая лапы в глину, так, что красноватую пыль выбрасывало вверх чуть не на метр, мутнобурозавр за считанные секунды оказался рядом. Тагмир услышал истошный писк тупорыла, попавшего под ходячий пресс, но разбираться с ним было некогда. Управляемая окрепшими лапами челюсть щелкнула в опасной близости от хвоста. Пришлось отчаянно замолотить крыльями. Серый недаром был одним из лучших летунов стаи — ворота быстро приближались.

Еще пять взмахов и в глаза ударил свет прожекторов. Тагмир резко свернул в сторону. Почти сразу раздался грохот выстрела. Повеяло концентратом запаха навоза тупорыла. Завр взревел и побежал прочь от негостеприимных дверей, провожаемый усиленной подсветкой.

Героический дракот выровнял полет, убедился в прекращении преследования мутью и спланировал к тупорылу. Тот, на удивление, уже продолжил спокойное поглощение планеты с одновременным рытьем канавки. Тогда налетчик попытался отыскать напарника.

Ступид лежал на остывающей глине, глядя немигающими глазами в небеса, где разгорались вечные огни звезд. Передние лапы прижимались к животу. Совсем рядом с черной тушкой лежало матово блестящее сокровище — абсолютно круглая розовая жемчужина почти восьми сантиметров в диаметре. Серый подошел и занялся полировкой сокровища о собственные задние лапы и хвост. Наконец, Тагмир не выдержал.

— Хочешь получить приз зрительских симпатий?

Черный дракот фыркнул и произнес ворчливым голосом.

— Тебе достались очень тяжелые знания!

Поглаживая мягкий животик, гроза умов поднялся в сидячее положение. Серый дракот подошел к нему.

— Спасибо, Баюн!

Прочие слова были излишни. Ковбой повесил на шею гипнотизера веревку с кольтом. Подельники обнялись на прощание, и фаворит отправился возвращать свое место в стае.

 

В прихожей он застал невозможную картину. Дар сидел на задних лапах, держа в передних лопату с целым черенком. Взгляд бежевого выражал изумление пополам с отчаянием. Рядом терлись два полосатых дракотенка, еще шесть или семь мельтешило поодаль. Их звонкие голоса быстро разъяснили обстановку.

— Дядя Дар!

— Мы хотим погулять.

— Вот!

— Починили тебе лопату!

Тагмир покровительственно похлопал стража лапой по плечу и отправился навстречу судьбе. Гордо и уверенно он шел через анфилады сокровищницы, зоны релаксации и детского грота. Даже связки свежих сосисок в последнем не привлекли его внимания. Все, видящие это, понимали — герой прошел кучу опасностей и вернулся с победой. Оставалось выяснить, чем успех закончится. Дракошки бросали текущие дела и устремлялись за серым ковбоем.

Резные ворота из белого мрамора распахнулись, впуская в Большой зал тех, кто не успел проникнуть в него ранее. Под ногами запружинил ковер с вытканными на зеленом фоне желтыми и рыжими тропинками. Стены, украшенные волнами белых известковых натеков с блестками алмазов, рубинов и изумрудов, тянулись к синему потолку, расписанному горящими звездами. Два дуба с толстыми ветвями создавали совсем уж сказочное оформление. Листва правого отливала серебром, а у левого ствол обвивала золотая цепь.

Войдя, Тагмир бросил взгляд на часы, висящие в воздухе между деревьями. Он успел вернуться вовремя! Короткая стрелка уже указывала на тарелку с ложкой и вилкой, а длинная почти подобралась к зениту.

Летуны стали занимать пустующие места на ветках деревьев, полках, скальных выступах, да и просто на полу. В центре зала, как и положено, засверкал большой шестигранный кристалл с плоской вершиной, на которую обычно забирались ведущие собрание или представление. А вот в пяти метрах от него Тагмир узрел новый крутогорбый холмик, задрапированный тканью цвета сахарной пудры.

Что удивительно, Дар с лопатой уже сидел в зале ровно посередине между возвышениями.

Крылатый ковбой вскочил на кристалл. Выпрямившись во весь свой немалый кошачий рост, он стоял, положив лапу на пояс, будто готовясь к дуэли. Крылья распахнутым темным плащом поднялись за спиной, шляпа с широкими полями сползла на затылок. В призме под дракотом стало разгораться пламя, и шум в зале начал стихать.

Минутная стрелка на часах звучно щелкнула, приняв вертикальное положение. Тут же над белым холмом полыхнуло зеленым. Миг, и взорам восторженных поклонников предстала Царапа. Сияющий ореол подчеркивал благородное происхождение главы стаи. Гладкая шерстка еле заметно искрилась. Бистровая маска на строгой мордочке создавала образ мудрой и возвышенной особы. Два сапфировых глаза уперлись в серого.

— Ну? — прозвучало, как выстрел.

— Ха!

С этими словами Тагмир вытащил из-под крыла свою добычу. Трехдюймовый драгоценный шар засверкал в его когтях. По залу пошел гулять восхищенный шепот.

— Жемчужина дракона!

— Тагмир раздобыл перл знаний вселенной…

— Из нее выйдет целый бак перловки!

Наконец все взоры устремились на Царапу.

Коротким движением та сдернула покрывало. Мягко шелестя, оно скользнуло вниз. Взорам стаи предстала прекраснейшая горка, сложенная из разноцветных плодов. Чарующий аромат манго и ветчины стал наполнять пещеру. Раздался общий вздох.

— Корсирианские фрукты…

— Время обеда. — пояснила глава стаи.

Дальнейшее вряд ли нуждается в подробном описании. Значительно интереснее было то, что серый ковбой застрял на своей подставке — гордость не позволяла сдвинуться с места.

Царапа оценила своего героя. Она быстро подлетела к Тагмиру и протянула фрукт, очень напоминающий, большое краснобокое яблоко. Идущий от него запах копченой семги с лимоном дурманил голову куда лучше Ступида. На мордочке серого расплылась счастливая улыбка. Мир в семействе был восстановлен.


Конкурс: Креатив 24