Королевна

Пикап в ночи

Коряво нарисованная пентаграмма мигнула багровым и погасла. Хельга изящно планировала на новеньких кожистых крыльях, осторожно втягивая хищными ноздрями остро пахнущий озоном и безнадёгой воздух. Она жаждала и предвкушала. Но слишком затягивать ожидание не следовало, и ночная тварь грациозно опустилась на край обгрызенной скамейки в густых зарослях отцветающей сирени. Её визави оказался совсем молод, невыразителен и,скорее всего, отвратительно беден. Тощенький очкарик — грязно-рыжая шевелюра, знакомая скорее с миксером, чем с расчёской, рубашка в клетку, унылая, как вся его маленькая жизнь, да и прочие мелочи — в том же безрадостном ключе. Добыча явно не слишком ценная, но достаточно лёгкая.

 

— Ну здравствуй, смертный, — улыбнулась ночная тварь, обнажив острые зубки цвета хорошо вычищенного санфаянса.

 

Вызвавший замер, тупа уставившись в глубокое декольте свалившейся с неба «девушки», затем зажмурился и нервно икнул.

 

— Чего изволишь? — ласково промурлыкала Хельга, поудобнее вытягивая точёные длиннющие ноги, — Богатства? Жизни вечной? Власти? Любви? Славы? Силы? Вдохновения? Или обидел кто?

 

— Ик! Это… Я… не… — залепетал паренёк, хлопая пушистыми ресницами. Весьма мило, когда бы не это не мешало делу.

 

— Зачем вызывал? — раздражённо рыкнула тварь. Ей становилось скучно.

 

Юноша дрожащими руками вытащил из кармана потёртых джинсов маленькую книжицу-блокнот и принялся непослушными пальцами перелистывать странички, что-то выискивая. Ну, процесс пошёл… Вероятно, у него все желания заранее записаны. Скорее всего, будет просить много, долго и нудно. Что же, послушаем, поторгуемся… Так даже интереснее.

 

— Девушка! А угадайте, как Вас зовут? — внезапно звонко и радостно выпалил парень. В голубеньких глазках за толстыми линзами плескался ужас вперемежку с интересом.

 

— Чо?! — на этот раз Хельга сама чуть не икнула от неожиданности и нелепости вопроса.

 

— О! Я посмотрел в словаре синонимы слова «прекрасная», имя «Чо» там тоже было! А я — Иван! — протараторил визави, растянув губы в неправдоподобно широченной улыбке.

 

Странный какой-то. Хотя, психи — это обычно весело. Хельга едва подняла изящную бровь, намереваясь повернуть диалог в сторону сделки.

 

Изрядно покопавшись в блокноте, парень улыбнулся ещё шире. Казалось, немного добавит — и уголки его губ встретятся в районе затылка. Голос же звенел и едва ли не срывался:

— А давайте поспорим с Вами на сто баксов, что я Вас сейчас приглашу переночевать, а Вы откажетесь?

 

Какие-то нелепые условия, странная невыгодная для вызывающего сделка. Ну да, как говорится, хозяин — барин. Непонятно только, что ему надо — сто долларов или ночевать один боится?

 

— Конкретнее! Чего ты желаешь от меня, смертный? — Хельга мягко потянулась, с тихим шуршанием расправив и сложив великолепные крылья.

 

Вызвавший сглотнул. Реснички снова затрепетали, тонкие пальцы опять принялись теребить злополучный блокнот.

 

— А … Э... Вы не подскажете путь к Вашему сердцу?

 

— Какому сердцу, Ваня?! — глухо зарычала Хельга, сверкнув рубиновыми глазами и сузив зрачки в вертикальные щели. Рука с длинными сверкающими коготками метнулась к воротничку клетчатой рубашки. — Я сейчас вырву твоё сердце и закину в такие дальние дали, что путь искать умаешься!

 

Парень задёргался. Неосторожно потревоженная страница оторвалась и уплыла, подхваченная лёгким ветром, в тёмные глубины заброшенной песочницы.

Ваня, опустившись на четвереньки, принялся шарить руками во тьме, силясь отыскать утерянный листок. Видимо, там было что-то для него важное.

 

— Девушка, у Вас до этого молодые люди у ног не ползали? — глухо и как-то без энтузиазма раздалось снизу.

 

— Ползали, Ваня, ползали! Ещё как! И молодые, и старые, и всякие разные! — Запальчиво вскрикнула Хельга. И уже спокойнее добавила: — А ты с какой целью интересуешься?

 

Ваня тихо пискнул, но, взяв себя в руки, робко пробубнил, сверяясь с помятой бумажкой:

— Девушка! Вино из какого ларька вы предпочитаете в это время суток?

 

— Я предпочитаю кровь. Тёплую. Желательно, невинной жертвы. Взболтать и не смешивать! Вот ты, Ваня, невинен, не правда ли? — Хельга облизнулась и оскалила в подобии улыбки все сорок два идеальных зуба.

 

Визави в очередной раз икнул, побледнел, покраснел и бросился наутёк, на бегу роняя листки из драгоценного блокнота. Хельга не стала преследовать жертву. Найдёт позже, когда захочет. Это будет нетрудно. Сейчас же любопытство оказалось сильнее жажды крови или желания пополнить коллекцию невинных душ.. У каждого есть свои маленькие слабости. Аккуратно собрав разбросанные листки вместе, тварь принялась за чтение. Это оказалась небольшая зачитанная до дыр брошюрка. На титульном листе значилось вычурное название. «Пикап для кофейников. Подробное пошаговое руководство. Твой траволатор к счастью. Как найти и соблазнить девушку, даже если ты...». Конец фразы тонул в чём-то неопределённо-серо-буро-малиновом и был неудобочитаем.

 

Перелистнув пару страниц, Хельга удивлённо вскинула брови. На листке красовалась знакомая пентаграмма. Подпись к рисунку гласила: «Если Вы так и не смогли познакомиться с девушкой в библиотеке, на улице или в баре, выйдите лунной ночью в безлюдное место...» Далее шёл подробный и более-менее точный алгоритм ритуала Малого Вызова. Пожалуй, стоит найти и навестить автора этого «руководства» — подкинуть средств на новые тиражи да подсказать ещё пару-другую забавно-нелепых фраз для горе-соблазнителей, чтобы «девочки» из её Легиона тоже смогли повеселиться от души. А уж если заменить ритуал Малого Вызова, на Большой… Впрочем, об этом она подумает позже. С хлопком расправились широкие крылья. Пара мощных взмахов, и ночная тварь воспарила над затихшим городом. Улицы внизу манили запахом вина, крови и удовольствий, запретных и не слишком. До рассвета оставалось ещё несколько часов.