Эрик Крихт

Как перестать стремиться к вселенскому господству и наслаждаться жизнью за семьдесят дней

Маленькая механическая муха прожужжала свою последнюю песню и исчезла в сгустке чистой плазмы. Не осталось даже маленьких крылышек из сверхпрочных нитей. Творение сотен инженеров, созданное из самых современных материалов, разделило судьбу своих органических предшественников.

— Вы, как всегда, метки, Ваше Императорское…

— Все не то, Рикс, — махнул рукой Император Всех Известных Галактик, Звездных Скоплений и Черных Дыр, — Скучно!

Первый помощник императора, пожилой карлик, только вздохнул и изобразил задумчивость.

— Не притворяйся. И так знаю, что устал мне угождать.

— Никак нет, мой Император, — замахал руками Рикс, единственный, кому позволялось называть Харрина коротким титулом.

— Все, иди отсюда…

С этим приказом карлик спорить не стал. Он поклонился и быстро, но без лишней спешки, вышел из императорского зала. В отличии от других посетителей, которым для аудиенции с правителем приходилось идти больше трех сотен метров от основного входа, первый помощник пользовался маленькой дверью, находящейся за троном.

Император встал и отправился в прогулку по тронному залу. Обычно неспешная ходьба позволяла немного отвлечься. Здесь все напоминало о прошлых победах, минутах веселья и радости. Вот аллея редчайших скирмуссовых «деревьев», представителей весьма редкой расы, вырубленной его войсками под корень. Последних из их рода ввели в своеобразный анабиоз и поставили здесь, в напоминание о величии Императора. Впрочем, польза от них тоже была, плоды, созревающие несколько раз в год, отличались особой сладостью и ценились особенно у кошачьих рас.

По бокам зала устремлялись вверх десятки воинственных скульптур, каждая ростом под двадцать метров. Харрин остановился возле одной из них и улыбнулся. Лучшие скульпторы с Архиса создали этих исполинов в древней космоброне, каждый с лицом Императора. Эмоции на лицах статуй различались, но по общему настрою их можно было бы назвать "двадцать оттенков гнева и величия". Эти воплощения Императора создавали правильное ощущение покорности и трепета у всех посетителей. Харрину даже казалось, что его личный помощник специально заказал сделать дверь за троном, чтобы лишний раз не проходить мимо них.

Император на секунду пожалел, что теперь таких статуй уже не создать, он бы хотел добавить в коллекцию еще парочку. Но долго расстраиваться и грустить он не привык, тем более что уже подошел к любимому пруду с фонтаном.

— Рикс! — проговорил Харрин и ровно через пятнадцать секунд перед ним оказался карлик.

— Что угодно моему императору после прогулки? Кассианских благовоний, плодов с Каптейна или уничтожить базу повстанцев на Угрихе?

— Скучно. Эти-то повстанцы нормально вооружены?

Рикс поморщился и развел руками.

— Оружие, что мы им поставляли, частично разворовали, частично испортили. Думаю, что все подавление займет не больше получаса.

Харрин вздохнул. Он еще раз взглянул на фонтан и пруд. Жидкость, циркулирующая в них, когда-то давала жизненную энергию небольшой, но уникальной планете Этос. Её жители дольше всех остальных, почти полгода, сопротивлялись вхождению в Империю. И даже потом вели скрытую борьбу. Пришлось уничтожить планету. Но перед этим из всех выживших ополченцев сформировали отдельный гвардейский батальон. За возможность раз в год оказаться рядом с прудом, где теперь течет «кровь» их планеты, этосианцы служили с особым рвением и преданностью.

— Вот скажи, Рикс, когда у нас будут нормальные повстанцы, пусть вполсилы этосианцев?

Карлик жестом включил проекцию на весь тронный зал. Все пространство заполнили звёздные скопления и галактики. Империя, включающая все известные участки космоса. Империя, объединившая все известные виды разумных существ.

— Мой император, нам сложно найти тех, кто захочет выступить против вас. Все расы слишком многое получили, благодаря объединению, найти недовольных довольно сложно.

— Скучно, — вздохнул Харрин, — Смысл с ними возиться. Может пора уже тебя дезинтегрировать?

— Отличная шутка, мой император, — поежился Рикс, — Финансирование повстанческих ячеек растет с каждым месяцем. Но это длительный процесс. Правда, сейчас формирования на Каполене могут превратится во что-то посерьезней. У них есть шанс стать настоящим противником.

Император приблизил проекцию Каполена. Он покрутил планету и улыбнулся.

— Увеличь их финансирование в три раза. Налоги на планете подними в пять раз и отмени имперские льготы. — отдал приказ Харрин и вернул дезинтегратор на пояс. — И разошли больше кораблей для поиска новых миров.

— Слушаюсь, мой император.

— Но это все не скоро, а скучно мне сейчас. Что за книгу ты читал вчера?

Рикс потупил взгляд. Харрин даже удивился. Он привык видеть первого помощника услужливым и активным в разговоре с собой, расчётливым и хитрым в обращении с финансами, жестким и дипломатичным при общении с правителями планет, но впервые увидел его смутившимся.

— Не бойся, ты ведь знаешь, что я все вижу.

— Да, простите мне мою слабость, мой император. Это книга Эрика Крихта, очень популярного писателя, известного своими сериями «Как… сделать что-то за семьдесят дней».

— И что же ты хотел сделать за семьдесят дней?

— Подрасти, мой император.

Харрин рассмеялся во весь голос, такого поворота от своего карлика он точно не ожидал. Очередной повод убедится в странности желаний. Кто бы знал, что одного из самых влиятельных людей в империи заботит собственный рост.

— И что же там тебе насоветовали?

— Мой император, я пока только начал читать эту недостойную книжицу, — отвел в сторону глаза карлик, — пока автор советует посмотреть на все с другой стороны и это поможет.

— Хм, интересно.

— Да, мой император. Вот только я проверил. Почти все его книги начинаются с подобного совета.

— А знаешь что, Рикс, приведи мне этого писателя. Пусть сочинит книгу лично для меня. Что-нибудь в стиле «Как перестать стремиться к вселенскому господству и наслаждаться жизнью за семьдесят дней». Скорее всего у него ничего не выйдет, но зато повеселюсь.

— Вы как всегда мудры, мой Император. Что-нибудь еще?

Император вновь приблизил проекцию Каполена, увеличив планету на весь тронный зал.

— Сними здесь половину наших гарнизонов и заблокируй любые наступательные операции до моего особого распоряжения. Я хочу видеть сильных повстанцев, способных бросить мне вызов.

 

***

 

Воздух пропах гарью. Серость и холод кругом, куда ни посмотришь. Хорошо, что окопы успели выкопать до того, как ударили первые морозы. Комья земли стали твердыми как камень, но это ненадолго. Атака очередного имперского патруля — и здесь станет жарче, чем в реакторе космокрейсера. Закоченелыми пальцами Артур окунул консервную банку в бочку с дождевой водой. Обход позиции закончился, можно пойти в ближайшую землянку, попить теплого.

Но как только он закончил набирать воду, кто-то толкнул его в спину, и банка пролилась прямо на рукава куртки.

— Эй, кто тебе разрешал залезать в мою бочку? — раздался сзади чей-то басовитый голос.

— Да ладно, даже выпить воды нельзя?

— Заткнись! Пока я не отдал приказ, никто ничего здесь не возьмет.

Мокрые рукава в морозный день не доставляли никакого удовольствия. Точно так же, как и желание каждого мелкого гаденыша показать свою власть.

— Знаешь, почему мы до сих пор сидим в этой грязи, как кроты? Почему не захватили космодром? — спросил Артур, не оборачиваясь.

— Чего?!

— Из-за таких вот придурков мы не можем объединится и уничтожить императора, — пальцы Артура сжались в кулаки, и он произнес еще громче, — Из-за таких как ты, мы гнием в окопах, прячемся как крысы, жрем дрянь, боимся каждого патруля…

— Да я тебя, сейчас урою! — прервал его сержант и схватил обидчика за плечо.

Очередная ошибка, уж лучше бы стрелял. Артур ударил пяткой назад, попав противнику в колено. Затем резко сгруппировался, присел и перебросил сержанта через себя. Когда тот в удивлении упал на спину, Артур слегка вывернул ему руку и поставил ботинок ему на грудь.

— А, кхм...п-п-простите, капитан! Я вас не узнал, — прохрипел сержант.

— Так вот, из-за таких как ты, мы не можем объединиться и победить. Может быть, тебе пора что-то исправить?

— Я…я… виноват. Сэр, я не знал, что вы на наших позициях. Сэр, я… Я ваш фанат, сэр. Атака на Таракосе, эта крутая речь после. Я готов за вами идти куда угодно.

База имперцев под небольшим городишком Таракас. Воспоминания нахлынули на Артура. Вот он бежит с лучеметом среди сотен таких же ополченцев. Сброд, собравшийся вместе по разным причинам, с разными целями. Уголовники, искатели приключений, анархисты, дельцы. Кого здесь только не встретишь. Их отряд уже приблизился к заграждениям, когда серость вокруг осветили факелы огнеметов.

В этот момент повезло тем, кто оказался без брони. От такой температуры они погибли почти мгновенно. На тех же, кто раздобыл нормальное снаряжение, плавились бронекостюмы. Соединения на локтях и коленях заплывали, сковывали движения. Люди оказывались заложниками своей защиты. Крики, запах гари, вспышки. Атака сорвалась и превратилась в бегство.

Вот тогда и настали минуты славы Артура. Он схватил несколько бежавших назад бойцов, парой ударов привел их в себя и рванул в обход огнеметов. Забравшись на стену, он дал очередь из лучемета в воздух, привлекая внимание ополченцев, а после подорвал один из огнеметных расчетов. Бегущие командиры догадались использовать этот момент, чтобы остановить отступление и снова перейти в атаку. Через полчаса база, а самое главное склады, оказались взяты. Артура встретили овациями.

И тогда он произнес речь перед всем этим сборищем ополченцев. Помянув и храбрость, стремление к единению, он произнес главное:

— Мы все из разных мест, у нас всех разные цели, разные судьбы, наконец. Но нас объединяет одно. Запомните это и пронесите до конца. Мы будем бороться до конца, пока не падет имперская власть, пока император не покинет свой трон. Не знаю, увижу ли я этот момент, но если так, то оставьте мне этого тирана.

Воспоминания порадовали Артура. В этот серый день они придали новых сил. Он взглянул еще раз на распластанного сержанта.

— Ты и действительно пойдешь со мной. Моя цель станет твоей. Согласен, разделить со мной победы и поражения?

— Д-да, сэр.

Артур убрал ногу с груди сержанта и протянул ему руку.

— Артур.

— Тред Хофман, — пожал руку сержант и поднялся с земли.

— Запомни, Тред, этот день. Он станет новой вехой в истории Каполена. Сегодня мы захватим военный космодром и сможем подготовить атаку на корабль Императора. Либо…

— Либо?

— Наше восстание закончится. Но выбрось эти мысли из головы. Сегодня ты одним из первых войдешь на стартовую площадку для нашего будущего триумфа. Твое имя будут скандировать тысячи повстанцев, как еще недавно скандировали мое.

 

***

 

В воздухе появился едва заметный аромат вишни. Должно быть в оранжерее сегодня все белым-бело от её цветов. Император всегда любил растения и цветы. Поэтому на имперском флагмане располагалась обширная оранжерея. Запахи оттуда по вентиляции отправляли прямо в тронный зал.

— Рикс, как там твой писатель?

— Уже третий месяц трудится, мой император. Говорит, что скоро закончит составлять советы.

— Эх, тянет он что-то. Видимо боится, что я его дезинтегрирую, если советы не понравятся, — вздохнул император, — Пусть сейчас же придет и расскажет, чего он там надумал.

Рикс поклонился и сделал несколько жестов. Должно быть писателя держали наготове, поскольку тут же распахнулась центральная дверь и туда ввели молодого, но уже лысеющего человека. Легкая небритость, очки на глазах, шарф. Все в его облике казалось странным и вычурным. Большая часть его гардероба уже не носила функциональности в настоящем, но видимо таким образом, он отделял себя от общей массы.

— О, великий Император всех Галактик…, — начал было Эрик, но Харрин тут же прервал его жестом.

— Можно просто, император. Расскажи, что ты там уже придумал?

Император возвышался над Эриком и Риксом, стоящими перед его троном. Писатель то и дело поправлял очки, перекидывал хвост шарфа с одной стороны на другую. Харрину понравилось, что собеседник немного подавлен и напуган.

— Итак, что мне нужно делать, чтобы перестать стремиться к вселенскому господству и не скучать?

— Эм. А может это и не плохо, а?

— Что именно?

— Ну, это господство, круто же.

— Скучно. Давай свою книжонку.

Дрожащими руками Эрик вывел книжную голограмму из внутреннего накопителя и отправил её императору.

— Вот, несколько советов от моего недостоинства.

Император раскрыл книгу и начал быстро перелистывать страницы.

— Ага, для начала надо расслабиться… Так. Подумать о чем-то хорошем… Посетить друзей, — на очередной странице Харрин взглянул на писателя, за спиной которого тут же раздался кашель Рикса.

— Нет у меня друзей. Но самое противное, знаешь, что? А то, что и врагов толком нет. Нет, бывают попытки, но сложно назвать врагом того, кто не может продержаться против меня и пары дней.

— Может быть вам нужно завести врага?

— Легко сказать. Мы вкладываем большие суммы, чтобы сформировать сильное ополчение. Но пока оно не отличается по качеству от твоих советов.

— Нет, нет, ваше императорское величие, — замахал руками Эрик, — Я предлагаю вырастить не врагов, а одного единственного. Вложить средства не в массу, а в одного человека или кого-то из других рас. Но человека лучше, чтобы он был вашим альтер-эго.

На это Харрин ничего не ответил, но мысль показалась ему настолько простой, что даже стало обидно. Страница за страницей мелькала перед ним очередное творение популярного Эрика. Но больше ничего толкового там не нашлось.

— Писанина для неопытных и дураков. Надо бы тебя за это наказать, но дам еще один шанс. Оставь всю эту банальщину. Выдай что-то разрывающее шаблоны, перейди на новый уровень. Так вроде бы у тебя написано?

Почесав голову, а видимо все полезные мысли формируется благодаря подобной процедуре, Эрик выдвинул предположение.

— Может, я больше не буду писать? Буду что-нибудь продавать или консультировать. Ну его это однообразие. Устал от…

Щелчок снятого предохранителя остановил поток речи писателя. Он уставился на гладкую поверхность дезинтегратора, направленного на него. Рикс благоразумно отошел на несколько шагов в сторону.

— Помилуйте, — пискнул Эрик.

— Пять.

— Не надо, я…

— Четыре.

— Сейчас, еще минутку…

— Три.

— Я почти придумал…

— Два.

— Ааа…

— Один.

— Демократия! Вам нужна демократия!

Дезинтегратор, как и всякое функциональное устройство, не отличается излишней красотой и шумом. Он делает свое дело тихо и надежно. Но тут как будто случился взрыв. От высказанного совета, Рикс чуть не упал на пол, но вовремя спохватился. Император скривил гримасу и от неожиданности опустил оружие.

— Что ты сказал?

— Вам нужно сменить политической строй. Сделайте демократическое государство.

Видавший всякое карлик отошел к трону, чтобы уберечь себя от возможного гнева правителя. Лицо императора не предвещало ничего хорошего. Глаз начал дергаться, губы сжались в тонкую линию.

— Ты в своем уме? Хочешь, чтобы мои двухсотлетние старания пошли кваргу под хвост? Я собирал эту Империю с нуля. Возвеличивал преданные народы, объединял всех во благо. А теперь все оставить на откуп мнению народа, который сам не знает, чего хочет?

— В шлюз его, публично, чтобы неповадно остальным писакам было! — выкрикнул раскрасневшийся Рикс.

На удивление все эти замечания произвели на Эрика обратный эффект. Стоящий в секунде от гибели, он распрямился, поднял голову и посмотрел Харрину в глаза.

— Мой император, все не совсем так. Я между прочем был мастером исторических наук, пока не начал сочинять все эти низкопробные книжки. Демократия не означает, что у власти будет кто-то другой.

Жестом император остановил Рикса, готового самолично вывести смутьяна.

— Продолжай.

— Так вот, — выдохнул Эрик и заговорил как можно быстрее, чтобы успеть донести свою мысль, — я изучал историю очень много и пришел к выводу, что демократия — отличная форма для правителя. У народа есть иллюзия выбора и ощущение своей воли. У императора, то есть президента, появляется много развлечений и врагов. Тирана боятся и не хотят идти против его воли, а президента боятся меньше. Поэтому врагов, желающих занять ваш пост, станет предостаточно. Активные политические лидеры захотят большего и начнут собирать компромат. А выборы? Раз в десятилетие, а можно под настроение и почаще. Это ведь борьба, гонка. Отличный развлекательный процесс, при этом с гарантированным финалом. Вот ваше решение — демократия!

Тишина повисла в тронном зале. Её было слышно, она ощущалась и Эриком, застывшим в позе гордого осужденного после последнего слова, и Риксом, сжимающим и разжимающим кулаки. Император размышлял. Безумная идея все больше и больше приходилась ему по вкусу.

— Рикс, возьми нашего писателя и определи в правительственные гостевые покои. Выдай ему все необходимое и пусть он займется разработкой новой системы правления под твоим мудрым контролем, конечно.

— Слушаюсь мой император, — поклонился карлик, — вы как всегда проницательны и можете разглядеть в людях скрытые возможности.

Писатель переводил взгляд с императора на первого советника и обратно. Впервые Эрик благодарил судьбу за то, что десять лет ездил в экспедиции и перерыл архивы десятков планет. Впервые эти знания ему пригодились.

— Да, Рикс, что там у нас с Каполеном?

— Все превосходно. Захваченный с военными кораблями космодром дает повстанцам большие возможности. Эта победа увеличила приток сепаратистов и на других планетах.

— Превосходно. Отведи все войска с Каполена. Он будем их центром.

— Еще одно, мой император. Насчет врага.

— Да, Рикс.

— Кажется, на Каполене появилась хорошая кандидатура. Местный герой, набирающий популярность среди повстанцев. Некий Артур.

— Замечательно. Надо бы увеличить его популярность и посмотреть, чего он стоит. После отвода войск пошли карательную экспедицию на Каполен, пары крейсеров достаточно. А информацию о ней передай через источники повстанцам. Мы проведем имитацию атаки. Максимально используйте андроидов, минимум живой силы.

— Но как же демократия? — спросил Эрик.

— Ах да. Она пока подождет. Необходима подготовка. Рикс, надо увеличить в народе любовь к демократии. Через нашу сеть пусть пройдет как можно больше информации о её благах. Устрой собрания единомышленников на всех планетах. Найди какого-нибудь ученого, более-менее симпатичного, кто негативно отзывался о моей тирании, а может даже сидел. Сделаем его главным идеологом нового режима. Крутите во всех СМИ как можно больше его изречений и интервью.

Когда Рикс и Эрик ушли, император улыбнулся. Последнее время у него улучшилось настроение, и скука отступила. Хорошо, когда находится тот, кто может помочь советом, даже сам того не зная.

 

***

 

Своды небольшой пещеры покрылись каплями воды. Внутри собралось слишком много разумных существ, конденсат в подобных условиях неизбежен. Десятки наречий общекосмического, шум, споры, радость, страх. Все это заполнило временный штаб Объединенных Галактических Сил.

Артур не вникал в эти бесполезные по сути разговоры, а изучал внешний вид разных рас, чьи представители оказались здесь. Он поправил парик и проверил грим. Популярность приносила свои плоды. Пошли слухи, что его лично разыскивают верные псы императора.

На совещание же его пригласили, как вдохновителя, символ победы. Особенное отношение руководителей восстания проявилось к нему сразу после уничтожения карательных кораблей имперцев.

Они появились у Каполена неожиданно. Потом поговаривали, что кто-то из высших на других планетах знал о подготовке этой атаки, но промолчал. Быть может, решил избавиться от конкурентов.

Два крейсера зависли на орбите. Десятки десантных шаттлов влетели в атмосферу и направились не к космодрому, обладающему средствами ПВО, а к густонаселенным городам. Там как раз отмечали новый праздник — освобождение от имперского гнета.

Пилоты бросились к истребителям, но командующий дал приказ оставаться на местах.

— Жертвы в борьбе неизбежны. Возможно, это отвлекающий маневр. Нам нужно сосредоточится на защите базы, — прозвучали его слова по громкой связи.

После он развернулся к тем, кто собрался отмечать праздник в его кабинете. Среди них находился и Артур, герой захвата космодрома.

— Необходимо заснять эту карательную операцию. Реакцию жителей, их страдания. Десантных кораблей не много. Скорее всего сбросят газ или какую-нибудь отраву. Эта жестокость всколыхнет народ на других планета. Они начнут борьбу.

— Или полностью запугает так, что они не вылезут из своих дыр, — процедил Артур.

— Капитан, жертвы неизбежны, а мы…, — замер на полуслове командующий, когда капитан рванул из-за стола.

Команда Артура, куда после штурма вошли еще двое пилотов, стояла наготове.

— Джей, Аскин, Колс, по машинам. Тред, остаешься с ребятами здесь.

— Но нас не пустят к истребителям.

Капитан ухмыльнулся. Новые ребята еще не научились выполнять его приказы без промедления и с полной верой в его слова.

— Пусть попробуют не пустить героя освободительной войны.

Через пять минут четыре истребителя взмыли в воздух, несмотря на все приказы и истерику командующего. Серые имперские машины перекрашивать полностью не стали, ограничившись только несколькими широкими белыми полосами во весь фюзеляж.

Десантные корабли выведены на радар. Первую партию получится застать врасплох у самой земли. Вторая только недавно вошла в атмосферу и стала на курс.

Нырок, поворот, обратная петля. Артур слился с машиной воедино. Столько лет без боевых вылетов, столько лет без настоящего воздушного боя. Космические бои не требовали такой сноровки и умения, там гравитация не тянула всеми силами корабль к планете. А здесь, только здесь познается настоящее мастерство пилота.

Вспышка, вторая, третья. Десантные корабли лопаются, как скорлупа. Столбы пламени вырываются в небо. Значит все-таки завезли газ.

Ребята из команды тоже не зевали и подбили по одному кораблю. Эффект неожиданности. Пять минут и бой закончен. Только чернеют в дыму остатки имперской мощи, да горят поля, куда упали обломки. До города оставалось не больше пары километров.

Второй бой прошел сложнее. Имперцы их ждали и сопротивлялись как могли. Вот здесь Артуру пришлось покрутиться и показать класс. Когда Джею на хвост сел истребительный дрон, капитан крутанул бочку и пошел на таран. Дрон разлетелся на куски. Но тут же вылетел еще десяток, и по ним пришлось уже стрелять, уворачиваясь от ответных атак. Аскина все же подбили, но он успел катапультироваться.

На космодроме их вышли встречать все, вместе с командующим. Тот стал чернее тучи и сжимал побелевшие кулаки.

— Какого хрена, капитан?! Арестовать его, — крикнул он, как только Артур спустился из истребителя.

Никто из бойцов не шелохнулся, чтобы схватить его.

— В карцер его, а завтра устроим трибунал!

Артур приветливо помахал рукой всем и сплюнул под ноги командующему.

— Да пошел ты! Друзья, вот этот человек приказал нам всем оставаться здесь в безопасности, вдали от наших семей, друзей, от невинных граждан нашей новой республики. Он хотел их страданиями выстелить себе путь наверх. Но нет. Новая республика строится не на таких людях.

— Да я сейчас сам тебя пристрелю, — проговорил командующий, не спуская глаз с Артура.

Капитан наклонился к нему и сказал на ухо.

— Идиот, стой смирно, а еще лучше раскайся. Тебе сейчас явно простят. А поднимешь на меня руку, свои же разорвут. Народных героев толпа любит.

Командующий бросил на землю ремень с пистолетом и ушел под дружный гул толпы к себе в кабинет.

От ярких и приятных воспоминаний Артура оторвали выходящие из пещеры руководители Объединённых Галактических Сил. Капитан хотел тоже встать, но его окликнул один из трех повстанцев, что остались сидеть за центральным столом.

— Любезнейший Артур, останьтесь с нами. Нам важно обсудить с вами несколько вопросов.

— Почему бы и нет, — произнес капитан и подсел к ним.

Собеседники представляли собой довольно интересное зрелище. Пожилой высоких человек, мохнатая женщина-кошка, одетая правда в защитный комбинезон, и серокожий широкоплечий арагх, бывший имперский генерал.

— Артур, вы смотрите новости? — спросил мужчина.

— Ага, сто раз в день. Мне сейчас не до них.

— Хор-р-рошоу, я вас пр-р-рекр-р-расно понимау, — промурчала женщина.

— Так вот, Артур. Тебя не так просто отыскать, пока не начинается бой.

— Знаете ли, маскировка и уход в тень иногда полезны, когда за твою шкуру назначена награда.

— Понимаю. Наше дело идет в нужном направлении. Все больше информации о смене режима. Мы идем к демократии. Народы просвещаются все больше и больше. В этом немалая заслуга профессора Арти Блюра. Он стал звездой демократической пропаганды буквально за последний месяц.

— Это важноу, он готовит почву, а мы ее р-р-рыхлим.

— Артур, задумывались ли вы, что будет после нашей победы? У многих ребят цель одна — свергнуть власть. А у нас другая. Подарить свободу всем народам, дать им возможность жить в мире, созидать.

— Грхм, — не вытерпел арагх, — Хватит болтовня. Ты будешь нужен нам, своя страна, своя галактика. Мы делать выборы во всех мирах.

Арагх оглянулся на своих соратников и добавил.

— Демократичный выборы. Народ изъявлять своя воля. Ты становится президент.

— Ого, а к чему мне такое счастье? — ухмыльнулся Артур, — чего-то слабо верится.

Тройка замолчала. Каждый поочередно смотрел друг на друга, пытаясь подобрать слова. Прервал молчание человек.

— Пойми, ты прекрасный символ освобождения. Народ пойдет за тобой. Ты ведь понимаешь, какой-нибудь лихач выйдет во власть и наворотит дел. А если выдвинем тебя, то даже конкурентов не будет. Сколько денег сэкономим. А про управление не бойся. Мы опытные функционеры и во всем тебе поможем.

— Мы не хотяу конкур-р-рировать внутр-р-ри ОГС, мы хотяу видеть тебяю нашим лиде-р-р-ром.

— Ага, ширмой для вашего правления. А что, удобно устроились. Повстанцы — функционеры. Но я соглашусь, только при одном условии.

— Какой условий? — сразу же спросил арагх.

— Оставьте императора лично мне.

 

***

 

Последнее время скучать императору не приходилось. Ежедневные отчеты о росте мощи повстанцев, план перехода на демократические рельсы, новые советы от Эрика, который оказался гораздо лучшим историком, чем писателем.

Сейчас Харрин наслаждался минутой отдыха. Нектар из чибуа, прохладный ветерок, лежачий вариант трона. Что еще нужно после сложных недель в заботах.

— Мой император, у меня срочные новости, — подбежал к нему Рикс.

— Настолько срочные, что могут оторвать меня от расслабляющей неги? — нахмурился император, но поднялся.

— Прошу прощения за беспокойство, но повстанцы провели свои выборы. Они теперь на всех углах кричат, что они самые демократичные и правильные. Скоро объявят результаты.

— И кто же победил? — приподнял бровь Харрин.

— По моим данным тот самый Артур. Очень интересная личность. Я не смог найти никакой информации на него.

— Превосходно. Кажется, вот тот, кого я так долго искал.

— Но мне кажется, что уже не стоит тянуть. Надо нанести удар по нему, пока их силы не стали слишком велики.

Император похлопал карлика по плечу и даже улыбнулся. В этот момент к ним подошел Эрик и поклонился. Харрин ответил ему едва заметным кивком.

— Еще рано, мой верный Рикс. Чтобы разнести эту шайку потребуется всего пара часов. Нужно нечто большее. Я думаю, что красивым финалом станет атака этого корабля.

— Пустить повстанцев на «Аратеон»? — руки Рикса задрожали. Он стал оглядываться по сторонам, будто пытаясь найти укрытие.

— А вот это отличная идея! — вдруг выкрикнул Эрик, а затем стал говорить размеренно, как и последнее время после получения повышения. — Нам нужна красивая смена власти. Если император просто объявит выборы — это будет выглядеть странно. Нужен конфликт. Красивый бой. И ваша победа. А потом щедрая смена власти. Отлично.

Карлик вздохнул, но согласился с новым советником.

— Да, Эрик. Примерно так мы и сделаем. Надо подготовить им наживку об удобном времени атаки, заменить охрану на боевых роботов. Подготовить маршрут, чтобы никто из наших случайно не пострадал.

— Мы разместим дополнительную охрану в ваших покоях, мой император?

— Лишнее, Рикс. Красивый бой должен быть всегда один на один. Надо отрезать этого Артура от команды и сделать так, чтобы он оказался здесь.

— Слушаюсь, мой император.

Харрин снова усмехнулся и погрозил пальцем карлику.

— И отключи все охранные системы в тронном зале. Огнеметы, лучеметы, газ… едкую плесень.

— Даже плесень?

— Все. Я хочу, чтобы бой получился справедливым.

— А я напишу потом об этом роман, ну или повесть, в крайнем случае балладу, — предался мечтаниям Эрик.

— Может быть и так, мой министр. Такие ведь у вас будут должности.

Рикс едва заметно скривился, но одобрительно кивнул. Император оглядел тронный зал, которому теперь суждено стать президентским кабинетом. Перемены внушали оптимизм. Последние месяцы жизнь заиграла новыми красками.

 

***

 

— Пошел, пошел, пошел!

Луч света, сдавленный крик в наушниках шлема. Говорят, когда-то кино шло без звука. Это настолько странно, что сложно поверить. До той самой минуты, пока не участвуешь в десанте прямо в открытом космосе.

Все летят, бегут по обшивке корабля, стрельба, взрывы, осколки. И только сопение оставшихся членов отряда в наушниках. А вокруг неестественная, пугающая тишина. На этом часто ломались отличные бойцы, привыкшие к боям в атмосфере. Но Артуру бой в космосе был хорошо знаком, своих ребят он тоже подготовил.

Флагман и родной дом императора потрясал любое воображение, также как и его системы защиты. На безумную операцию бросили весь флот повстанцев. Но Артур понимал, что единственный шанс победить, добраться до императора, пока соратники отвлекают на себя имперцев.

До обшивки добрался пока только их отряд. Остался еще рывок, пробраться внутрь, а дальше по плану.

— Кэп, нас засекли!

Артур оглянулся и увидел, что эскадрилья элитных истребителей развернулась и направляется в их сторону.

— Бегом! До аварийного входа. Там прорвемся внутрь.

Все рванули с места. Бывший сброд, который Артур превратил в самый лучший и смертоносный отряд у повстанцев. Вот и люк. Осталось его вскрыть, а еще эти истребители

— Тред, твоя очередь.

Бывший сержант установил противовоздушный пулемет на обшивку и открыл огонь. Лучи бесшумно раскрашивали разноцветный космос. Вспыхнул первый истребитель. Они не стреляли в ответ, боялись повредить обшивку. Им явно требовалось лечь на другой курс.

— Есть! — закричал Джей, взломав люк аварийной шлюзовой.

Последним забрался Тред, в которого уже начали стрелять имперские пилоты, перестав заботится о сохранности корабля.

Люк закрыли, включили кислород.

— Сапфир, это капитан. Мы в чреве. Повторяю, мы в чреве, — передал сигнал к отступлению Артур. Теперь поддерживающий десант флот повстанцев должен уйти из зоны столкновения. А им надо прорваться до тронного зала, не возлагая надежды на остальные десантные группы. Поддержки ждать неоткуда. Дальше важна мобильность, не броня.

— Скинуть скафандры!

Все освободились от тяжелой космозащиты.

— Раз, два, три. Дергай дверь!

Следующие пятнадцать минут слились в одно целое. Одновременно превратились в мгновение и растянулись до бесконечности. Коридоры, коридоры, коридоры. Стрельба, хруст металла, запах жженых проводов, масла, крови и пота. Механизмы и органика — все воедино.

Боевые роботы имперцев стреляли точно и рвались в рукопашную. Небольшие силовые щиты едва сдерживали их напор и уже через пару минут пришли в негодность. Только ловкость и единая цель позволили пройти несколько коридоров.

Когда до тронного зала осталось несколько поворотов, из-за угла с тыла выскочил очередной охранный робот. Тред отпихнул в сторону Артура, не заметившего вовремя появление железяки. На месте, где только что был герой сопротивления дымился прожженный плазмой пол.

Аскин и Колс среагировали и подорвали боевую машину, но та прежде задела их.

— Бегите, мы прикроем!

Они побежали. Снова роботы, снова бой. И дверь в тронный зал. Артур уже почти добежал до нее, когда сзади раздался хрип Треда. Джей уже лежал на полу, похоже оглушенный. А сержанта схватил робот. Хрустнула кость, Тред с диким криком вышел из захвата и попытался прикладом разнести наподавшего. Артур впервые заколебался, но выстрелил. Робот не устоял перед сгустком чистой плазмы. Тред осел на пол.

— Давай, кэп! Покажи этим гадам!

Артур нажал на кнопку, и двери тронного зала приветливо отъехали в сторону. Как только он вошел внутрь, они закрылись. Тишина и спокойствие. Пруд, журчащий фонтан. Деревья, качающиеся под искусственным ветром. Умиротворение и спокойствие.

Артур включил рацию на постоянную передачу на общей частоте.

— Первый избранный президент всех галактик вызывает тебя на бой, император.

Капитан не знал этого, но сейчас оба флота замерли в ожидании. Каждый прильнул к передатчикам, остановился в коридорах, слушая громкую связь. Финальная битва, эпичное сражение разворачивалось перед всеми известными народами пока еще империи.

— Я принимаю бой, — послышался скрипучий голос в передатчиках.

А затем началась целая череда шумов.

— О, лучемет! Я тебе говорю, — выкрикивал кто-то на палубе крейсера.

— А вот и дезинтегратор пошел в дело, — сообщал своим соратникам знаток уже на повстанческом корабле.

Треск древесины, выкрики, свист. И вдруг тишина. Абсолютная, полная тишина. Слушатели начали проверять связь, казалось, что сигнал оборвался.

— Сегодня я победил, но дарую тебе жизнь, — послышался чей-то голос. В треске помех сразу было не разобрать, кто говорит. Одни утверждали, что конечно же император, другие что Артур.

Длительные секунды ожидания прервались четким и громким голосом, который слышали все.

— Великие жители великой империи, сегодня состоялось сражение, которое не должно нас разъединять, пусть оно будет тем событием, что сплотит нас воедино. Тем плавильным котлом, где соединятся разные взгляды, мысли, чувства. Да зазвучит новая симфония нашего единства, симфония нашего освобождения.

Как имперцы, так и повстанцы боялись шелохнуться, чтобы пропустить хоть слово из этой речи.

— Братья и сестры. Я, избранный президент Артур Первый, объявляю о роспуске империи и формировании на ее месте Единой Межгалактической Республики.

Овации, обнимания, ликование прокатилось среди экипажей повстанческих кораблей. Это была победа. Долгая, неожиданная, но победа.

— А я призываю всех своих сторонников, — раздался чуть более басовитый голос в динамиках, — не сопротивляться новой власти, а объединиться, жить в процветании и счастье. Даже в республике, Империя останется в вашем сердце.

— Император отправляется в изгнание. Любые контакты с ним ограничены. Как великий противник, он получает самое главное наказание и самый главный дар. Он остается жив. Теперь несколько сотен лет ему придется вспоминать свое падение.

Повстанцы ликовали, а имперские адмиралы, боясь нарушить приказ своего бывшего властелина, начали готовить корабли к сдаче. И, вдруг, перед тем, как сигнал оборвался, в отдалении раздалось:

— Я еще вернусь.

Кто-то потом говорил, что это им показалось, кто-то рассказывал, что именно так и было.

 

***

 

В светлом и ярком президентском кабинете едва заметно шевелились штандарты всех провинций республики. Они красиво дополнили имеющийся сад и пруд с фонтаном. На бывшем троне, называвшемся теперь креслом, сидел президент и перекидывал дезинтегратор из руки в руку.

К нему подошел управляющий делами и с легким поклоном спросил:

— Мой им… президент, не угодно ли разобрать жалобы губернаторов Арбиса и Селекты друг на друга? Или может быть послушать новую республиканскую симфонию нейлджов?

— Все не то, Рикс, -махнул рукой Президент Всех Известных Галактик, Звездных Скоплений и Черных Дыр, — Скучно!

— Может быть пригласить министра науки?

Президент оживился и убрал дезинтегратор на пояс.

— Да, позови Эрика. А то с начала республики с ним все толком не поговорить.

Несколько жестов карлика и двери распахнулись. Президентская охрана, Тред и Джей, проверили входящего министра, допустив его к аудиенции с правителем.

— Вы сегодня чудесно выглядите.

— Да, да. Вашими стараниями, господин министр, — ответил президент и указал рукой на свободное кресло, — Как идут реформы, все ли по нашему плану?

— Абсолютно, господин президент, — ответил Эрик, — население довольно, ваш рейтинг, как всегда, на высоте.

— Что с государственными структурами, Рикс?

— А что с ними будет? — пожал плечами карлик. — Униформу поменяли, названия сменили. Вроде как все по-старому, но в новой упаковке. И бюджетно, и все довольны.

Первый Президент довольно кивнул. Государство пережило смену строя без особых потерь. Значит, все дела сделаны.

— Господин президент, а можно вопрос? — прервал его размышления Эрик и после утвердительного жеста, продолжил, — Но почему вы так рисковали?

— Это все твои советы. Сперва взглянуть на все с другой стороны, затем вырастить врага. Мы годами пытались создать идеального противника. Но кто это сделает лучше, чем я сам? А начать все сначала, улетая периодически на Каполен, это чудесно. Я снова почувствовал вкус жизни.

— Гениально, мой президент, — сказал Рикс и подал президенту любимый каардинский настой.

Тот пригубил его и вздохнул.

— Но еще я понял, что не готов быть президентом. Слишком много жертв, интриг. Все же, я сторонник более жесткой власти.

— Превосходно, мой император, выступите с заявлением?

— Нет, Рикс. Думаю, что советы Эрика мне пригодились. Теперь он точно может выпустить книгу «Как перестать стремиться к вселенскому господству и наслаждаться жизнью за… двести пять дней». Проследи Рикс, чтобы на ней стояло одобрение президента. Это поможет повысить её популярность.

Министр науки заулыбался, начал раскланиваться и причитать.

— Спасибо, чудесно, я сделаю все на высшем уровне.

— Хорошо Эрик, а я все понял и отправляюсь наслаждаться жизнью. Я отобрал нескольких кандидатов, с кем сражался вместе за освобождение. Проверь их дополнительно, Рикс. А потом оформи президентство на одного из них.

— А вы?

— Я полетел. Император в изгнании. Но я еще вернусь, когда этому миру вновь потребуется Империя. Пусть сама возможность моего возвращения держит в страхе нового президента, чтобы он нормально управлял республикой.

— Вы же понимаете, кто бы ни был в этот момент президентом, — приподнял вверх бровь карлик, — он не отдаст своего места просто так.

— Отлично понимаю, Рикс, — рассмеялся император в добровольном изгнании и подошел к личному межгалактическому челноку.

Постояв немного у шлюза, Артур Харрин подмигнул верному помощнику:

— Ты же знаешь… мне не привыкать.


07.11.2019
Конкурс: Креатив 26