Crazy Dwarf

Первый лорд и все-все-все

— Милорд, слева! — выкрикнул начальник стражи. Эти слова прервали  традиционное новогоднее приветствие правителя перед членами городского совета и придворными.  Тут же в одной из каменных замковых стен появилась брешь размером с дракона.

Первый лорд только и успел, что отпрыгнуть в сторону. Секунда промедления, и один из кусков стены угодил бы в голову.

— Лорд Мэверик, с вами все в порядке? — проявил заботу главный советник, пока камергер отряхивал пыль с камзола сюзерена.

— Какого лысого тролля, Глитч?! Мы ведь столько золота на этот замок потратили!

— Милорд, я лично следил за строительством, выбрал самый лучший каменный проект наших иноземных гостей…

— Вот и доверяй после этого заезжим мастерам. Соломенный, деревянный, каменный… Вот кто эти проектировщики после этого?

— Свиньи, сэр, — отметил камергер, закончив с приведением в порядок одежды господина.

Через брешь в остатках стены в лучах заходящего солнца блеснули закрылки громадных жуков, заходящих на новый вираж. Главный советник сглотнул и прошептал Мэверику:

— Милорд, мне кажется, что кто-то мог заменить стройматериалы на дешевые, тогда стены точно не выдержат еще одной атаки. Пожалуйста, давайте спустимся…

— Эй, всем отступить в нижние покои! За мной, переждем в укрытии, — вместо ответа скомандовал Первый лорд, а затем тише добавил. — Потом дашь отчет о похищенном в золотом эквиваленте. А будет не хватать, так продашь свой загородный дом.

Чихающие и кашляющие от пыли приближенные, стражники и члены городского совета заторопились вниз. Спустившись в хорошо обустроенные, а главное отапливаемые подземные покои, все столпились на входе, боясь испачкать напольные ковры, удивляющие вязью рисунков. Лорду не был свойственен аскетизм, но в сравнении с тем, что находилось здесь, весь верхний замок вполне мог называться убежищем отшельника.

Диковинные заморские ковры дополнялись позолоченными факелами, освещающими высокие сводчатые потолки и стены с гобеленами, а вдобавок золотые канделябры, резные кресла и инкрустированные столы. Довершал картину огромный, в три человеческих роста, портрет Первого лорда над троном. Те члены городского совета, что еще хотели уточнить на сегодняшнем совещании, куда уходят постоянно растущие налоги, сразу позабыли свой вопрос.

Мэверик оглядел подданных и довольный от созданного эффекта поднял руку вверх. Этого оказалось достаточно, чтобы камергер вывел всех из оцепенения.

— Внимание, вам оказана великая честь побывать в нижних покоях Первого лорда. Отряхиваемся от пыли при входе, ноги вытираем справа, затем к умывальнику, там надеваем защитные войлочные башмаки и проходим на места, согласно, подписанному Его Светлостью плану ретирования, — произнес камергер, с сомнением осмотрел всех пришедших и добавил, — по коврам сильно не топчемся.

Когда подданные привели себя в порядок, а Мэверик разместился на ржавеющем троне, Глитч объявил продолжение ежегодной встречи с Первым лордом. Мэверик, как истинный правитель понимал, что внезапная атака могла наглым образом поселить страх в сердцах людей, заняв в них, положенное лорду, место. Но ничто так не возвращает на круги своя, как бюрократия. А в этом Глитч не знал себе равных.

Главный советник тут же организовал предновогоднее обсуждение о необходимости введения налога на роскошь у зажиточных горожан, затем провел закон о повышения возраста по уплате крестьянских податей, утвердил обязательную закупку иноземных драконов для Первого лорда и его приближенных, ведь свои драконы по уровню безопасности и плавности хода сильно уступали. Последнее не вызвало ни малейшего сопротивления, поскольку в нижних покоях каждый ощущал себя тем самым приближенным, а потому теплил надежду о собственном надежном драконе.

Придворные быстро втянулись в обсуждение, страх остался позади. Теперь Первый лорд поджидал удобный момент. Как только Глитч прервал очередные споры с советником по околонаучным знаниям, Мэверик встал.

— Глитч, думаю, что наши подданные весьма напуганы внезапной атакой. Нам нужно сделать заявление, — проговорил правитель, — вещание отсюда возможно?

— Конечно, милорд, — поклонился тот, — Все жители ваших пределов, в том числе и в колония на спутниках,  вас увидят. На всякий случай включим передачу и по старым волшебным шарам, а то с современным вариантом сигнала в глубинке перебои.

Взмахом руки Первый лорд отдал приказ готовиться к прямому вещанию, а затем подозвал советника по вкусной и здоровой пище.

— Что у нас с картошкой? Вторую неделю не подают.

Советник принялся теребить свой камзол, уставившись в пол. Он вроде бы и начинал что-то говорить, но каждый раз замолкал на полуслове.

— Ну, так и будем стоять?

— Милорд, вы же знаете на Марсе сейчас неурожай. А… эм… из-за… перебоев с завозом черного золота Бессменный Отец остановил весь экспорт картофеля. А к тому же, — приободрился советник, — жуки эти злосчастные напали…

— Так, не мешай все в одну кучу, — рассердился Мэверик, — жуки отдельно, картошка отдельно. Чтобы через неделю у меня была к новогоднему столу, причем платить дороже за нее не стану.

Тут главный советник подал сигнал, и Первый лорд отвлекся от кулинарных дум. Примерив выражение лица посерьезнее, но с легкой долей скорби и сочувствия, он начал свою речь.

— Дорогие мои вассалы, сограждане, друзья. В этот сложный момент, когда наши пределы только начали восстанавливаться от войн, засухи и проделок советника по новейшим знаниям, на нас напали. Предательски развернули свои крылья враги. Жужжащие твари, шевеля ядовитыми жвалами, устремились на наши поля, леса и дома. Но мы не дрогнем, не расстеряемся, мы победим. Усилиями каждого нашего жителя мы повергнем в прах эту зажравшуюся моль. Чтобы сладкий вкус победы могли разделить все, первым делом, повелеваю увеличить налоги для победы над гадкими насекомыми. Сотрем их с лица планеты! А свои добровольные пожертвования можете передать ближайшим сборщиками податей в вашем селении.

Все собравшие в зале зааплодировали. Сильнее всех хлопал Глитч, который проникся словами лорда Мэверика и его способностями увеличить казну при любой ситуации.

— Как тебе речь, Треммор? — спросил Мэверик у камергера.

— Сомкните ваши уста и заберите мои золотые, сэр.

Лучшей похвалы правителю не требовалось, все знали, что Треммор редко с кем-то делился или тратил деньги впустую.

— А теперь Глитч, подай мне волшебный шар и соедини с императором. Пора решить проблему с этими жужжалками, пока они все не разнесли. Попугали немного и хватит.

Когда связь заработала, Мэверик сел с шаром на мягкое кресло в дальнем алькове, откуда доносились только обрывки его разговора.

— Да-да, это я… Безусловно… Пришли нам Астартес… Верно, жуки… Хорошо сказано, космодесант последняя надежда…Как не можешь? Напомню тебе… Верно… Карточный долг — это святое…Спасибо…

Вскоре Мэверик вернулся к большому столу и триумфально осмотрел всех собравшихся. За годы правления он успел понять, что любые новости лучше доводить медленно, чтобы все успели проникнуться их сутью, а заодно великой мудростью Первого лорда.

— Всё, через час, максимум два, десант со звезд покажет этим чешуйчатокрылым, где их место. А пока, уважаемые советники и члены городского совета продолжайте.

Первый лорд сел поближе к собравшимся, в этот раз на резное кресло, поскольку от холодного металла трона уже побаливала спина. Мэверик даже не заметил, как рядом появился начальник Канцелярии Глазастых Бурильщиков.

— Милорд, наблюдатели сообщают, что у нас снова гость. Раньше раз в неделю шли, а теперь второй за день. — прошептал он на ухо сюзерену.

— Опять? Снова из жуков, или еще чего хуже? Выяснили, чего ему надо? — нахмурился Мэверик.

— Хм, на вид воин, причем очень сильный. Только, скажем так, несколько не одет, чем повергает в смущение добрую половину жителей ваших пределов. Он ищет какую-то из первородных. То ли Розу, то ли Симу, а может Сару.

— Час от часу не легче, — вздохнул Первый лорд и произнес громко, чтобы все его слышали, — Вновь я обращаюсь к вам с важным вопросом. Кто мне объяснит, что за ерунда происходит у нас в стране, да и вообще в мире. Свиньи-строители, разумные жуки и постоянно появляется нечто подобное. Вот что с этим делать?

— Клин клином вышибают, — поднял вверх указательный палец советник по самолечению.

— А вот этого не надо! — вдруг подскочил Глитч и поежился, — хватит с меня. Милорд, еще с прошлого раза я много думал над вашим вопросом, не спал, мучался, потратил целые телеги золота, чтобы отыскать мудреца, способного…

— Глитч, ближе к делу, — скривился Первый лорд, — если и впрямь мудрец поможет, то прощаю тебя, оставляй свой загородный дом.

Глитч поклонился, не прекращая улыбаться. Он сделал жест стражникам и через несколько минут в зал привели старика с растрепанными пышными волосами, большим носом и густыми усами.

— Очень ценный экземпляр, — прошептал Глитч Первому лорду, — мы держали его здесь неподалеку в подземелье, чтобы никто к нему не подобрался.

— Волшебник? — уточнил Мэверик у старика.

— Все относительно, милорд.

Общение с волшебниками всегда давалось Первому лорду с трудом. Те говорили, то загадками, то произносили сотни слов, из которых понятными оказывались только «мы», «вы», «милорд» и «метилкарбинол». Даже изощренные пытки не приносили ожидаемых плодов. От них поток непонятных слов только увеличивался, а загадки становились совсем уж запутанными.

— Старик, если ты сможешь ответить на вопрос, который меня давно мучает, то получишь щедрую награду, — сказал Мэверик, осматривая седого волшебника.

— Милорд, все награды уже при мне. Знания бесценны сами по себе и никакое злато не сможет их затмить. Богатство — это услаждение для тех, кто обделен истиной.

— Но познавать истину на воле удобнее, чем в подземелье, не так ли?

— Отнюдь. Здесь спокойствие, тишина, трехразовое питание. Вы не представляете, как моя бывшая …отвлекала меня… от познания истины, — проговорил старик и закрыл глаза. На какое-то мгновение Мэверику показалось, что тот заснул, но волшебник вдруг тряхнул головой и продолжил. — Впрочем, всегда хорошо, когда власть помогает науке. Кто мы такие, чтобы отказывать милости Первого лорда. Меня вполне устроит небольшой трехэтажный домик на берегу озера, вдали от торговых путей, деревень и замков. Рядышком пара домов поменьше для прислуги, выделенная линия волшебной связи и… фонтан.

Уже начавший скучать Первый лорд оживился. Похоже, что этот волшебник отличался в лучшую сторону от своих собратьев.

— Говори, старик.

— Всю благодать, а может и проклятие этого мира можно понять, приняв многомировую интерпретацию квантовой механики…

Шум от удара кулаком по столу прервал волшебника. Глитч потер ушибленную руку и погрозил старику кулаком.

— Давай-ка без своих загадок и заклинаний. Ты человеческим языком объясни милорду.

— Оставь, Глитч. Я вполне понимаю этого мудреца, но не хочу, чтобы эти знания оставались тайной для всех вас. Старик, давай спустимся на уровень простых людей, чтобы не приходилось потом тратить время и пересказывать, — произнес Мэверик и едва заметно с благодарностью кивнул главному советнику.

— Милорд, все просто. Существует невообразимое множество миров. Каждое наше решение и каждое действие ведет к появлению нового мира. И мы живем одновременно во многих из них. Вот вы милорд запросто можете быть где-то не Первым лордом, а императором, вождем или президентом.

— Что?! Президентом?! Это тот которого выбирает народ чуть-чуть поправить?

— Ну что вы, далеко не всегда и не везде это делает народ. Где-то вы вполне можете быть пожизненным президентом. Суть не в этом. Ведь самое интересное, что в бесконечности вселенных возможны миры, где обретают реальность фантазии. Я много изучал наши планеты. Кажется, что у нас именно такой вариант.

— Мы плод чего-то воображения? — скривился Первый лорд и вздохнул. — Глитч, ты кого мне подсунул. Мудреца нашел, говоришь?!

— Милорд, я... я все объясню, — замахал руками главный советник, мысленно прощаясь со своей уютной загородной резиденцией.

Но тут старик закашлял так громко, что все на него обернулись.

— К чему весь этот гнев, милорд? Мы плод воображения лишь отчасти. Скажем так, чьей-то фантазии некоторые из нас обязаны появлению в этом мире. Но оказавшись здесь становимся полностью независимы и свободны.

Разговор о свободе Первому лорду совсем не понравился. Если все свободны, то кто будет платит налоги и служить ему?

— Погоди, старик. Это к делу отношения не имеет. Лучше скажи, можно ли избавиться от появления новых и странных гостей? Старых можно и оставить, уже привык к ним.

— Я долго думал, — начал было старый маг, но, заметив поддергивающееся веко Глитча, перешел к сути дела, — в общем, в ваших пределах есть светящийся обелиск, который время от времени выбрасывает в небо столп света.

— Да-да, — вмешался в разговор советник по памятникам и доходным домам, — культурное достояние нашего народа.

— Приносящее хорошую прибыль с туристов, — добавил довольный Глитч.

— Так вот, обелиск, охраняемый элементалями воздуха и молний, нужно разрушить, тогда поток незваных гостей прекратится, — подытожил старик.

— Что?! — встрепенулся Глитч, — тогда и обычные гости тоже прекратятся, а это же колоссальная потеря для казны!

Но стоило Первому лорду взмахнуть рукой, как главный советник замолчал. Правителю предстояло принять сложное решение. Конечно, обелиск привлекал туристов со всей галактики, да и оказался крайне удобной штукой. Элементали охраняли его от всяких любителей взять на память кусочек истории, либо нацарапать на памятнике свое имя, или что-то более простое, но менее приличное. Больше всего первого лорда тревожила не потеря культурного наследия, можно туристов и на обломки заманивать. Больше всего тревожила необходимость воевать с элементалями. Мэверик даже пожалел, что потратил долг императора на жуков.

— А как нам справиться с охранниками? — уточнил он с надеждой у волшебника.

— Их природу я не изучал, но уверен, что доспехи необходимы диэлектрические.

Волшебник начал утомлять Мэверика своими заумными словами, а проблема так и оставалась проблемой. Шутка ли, когда у тебя под боком появляются загадочные и далеко не всегда дружелюбные твари.

— Старику заплатите золотой монетой, — приказал Первый лорд.

— Золотой монетой?! — поразился такой щедрости Глитч.

— А…, — только и смог сперва произнести волшебник, — а домик?

— Ты познал истину старик, к чему тебе радости бренного мира? Уведите его и после победы над жуками отпустите.

Все же, великодушие никогда не бывает лишним, особенно под Новый год. Люди должны видеть, что их правитель строгий, но справедливый, готовый отплатить добром за добро.

 

 

Когда сообщили, что враг побежден, а космодесант улетел, всех подданных попросили вернуться на поверхность. В нижних покоях остались только камергер, начальник Канцелярии, главный советник и начальник стражи.

— Что будем делать-то? — посмотрел на каждого из самых преданных и богатых подданных Первый лорд. Никто не смог выдержать его взгляд.

— Может устроим налет драконов? — предложил вдруг начальник стражи, который привык больше ходить по позициям и отчитывать своих бойцов, чем сидеть с виноватым выражением лица перед сюзереном.

— Эх ты, а если их повредят, деревянная твоя голова? Знаешь во сколько они обошлись казне? — возмутился Глитч.

— Дело еще в том, что они летают по воздуху, а элементали воздушные, — высказал свои опасения начальник Канцелярии, — может еще и магией бить умеют.

В зале повисла пауза. Драконов Мэверику действительно стало жалко. Конечно, если бы обелиск угрожал слишком сильно, то делать больше нечего, но вот, чтобы взять, да заморских драконов поставить на карту. Явный перебор.

— Давайте думать. Нам нужны сильные и яростные воины, чтобы справились с элементалями, не испугавшись. При этом желательно полная противоположность. То есть не воздушные, а наземные или земные. Вдобавок с защитой от магии, да еще, чтобы  их не слишком жалко было. Вот кто это?

— Гномы, сэр, — ответил камергер, ничуть не поменяв выражения лица.

— Но гномы медленно передвигаются! — запротестовал начальник стражи.

— Снабдим их лошадьми, — парировал Мэверик, но взглянув на страдальческое лицо Глитча, добавил, — поэкономнее так снабдим.

— Милорд, но гномы нам не по карману. Они очень уж много дерут за свои услуги.

— Мда, здесь и впрямь проблемка, Глитч.

Идея сделать все чужими руками Мэверику нравилась, но, чтобы собрать гномью кавалерию, придется затянуть пояса. Подданным, конечно, ведь услуги спасителей оплачиваются из их сбережений. Но Первый лорд не даром слыл заботливым правителем и не мог допустить того, чтобы в карман к его народу лез кто-то кроме сборщиков податей.

Тишину нарушил начальник Канцелярии.

— Лорд Мэверик, у гномов есть легенда о древнем камне, который дарует силу их роду. Когда-то давно его похитили и так до сих пор не нашли.

Первый лорд вскочил и начал в тишине расхаживать по покоям. Он ни на кого не обращал внимания, что-то про себя шептал, затем снова уселся в кресло. Через мгновение Мэверик хлопнул ладонью по столу и рассмеялся. Вытерев слезу от смеха, он озвучил план.

— Наши агенты должны разболтать гномам великий секрет о том, что камень заточен в обелиске. При этом между делом посетовать, что там голая степь до горизонта, а элементали очень быстрые и атака должна идти стремительно, лучше всего на лошадях. Кроме нас гномам за ними идти некуда. Надо для вида попытаться отговорить их от затеи, так для подстраховки, вдруг не пробьются. А потом содрать с гномов четыре цены за лошадей, но сперва заломите семь. Пусть почувствуют, как они отлично умеют торговаться…

Главный советник сразу подсчитал в уме, сколько можно выручить золота с гномов и повеселел. В загородном доме давно не хватало фонтана.

 

 

Всего через месяц лорд Мэверик верхом и при полном параде сопровождал в походе войско гномов. На третьем часу пути главный советник, скачущий рядом с правителем, с сомнением спросил:

— Милорд, а точно гномы справятся с элементалями? Если даже получится, то может обелиск потом кто-то восстановит.

— Ты бы видел их глаза, Глитч, когда они рассказывали о камне. С их жадности и решительности можно, даже нужно, брать пример. Эти-то разберут обелиск по кусочкам, сотрут его в порошок, пока не отыщут камень. Скажи-ка мне лучше другое. Зачем на лошадях настолько сэкономил?

— Так я это….

— Ладно, сэкономил, значит заработал. Только не забудь половину отнести мне в покои.

— Слушаюсь милорд, — вздохнул от одновременной печали и радости Глитч.

Когда на краю горизонта показалось голубоватое свечение обелиска, уже начало смеркаться. Первый лорд произнес напутственную речь королю гномов и его народу. Мэверик высказал преданность общему делу, не забыв упомянуть, что теперь за гномами небольшой должок за проезд по территории его государства, да вдобавок компенсация за вытоптанные поля. Король поблагодарил Мэверика, извинился за неудобства и затрубил в горн.

Первый лорд и главный советник стояли на вершине холма и смотрели, как в сумерках, под грозные крики «Хаюм тан! Казад ремену!», волна за волной скачет к обелиску неустрашимая и неудержимая гномья понница.

— Эти справятся, — улыбнулся лорд Мэверик.

— А на месте обелиска поставим большую картину с его изображением, слыхал что где-то так на месте всех ценных памятников делают. Откроем сувенирную лавку, где каждый сможет купить себе кусочек от обелиска за золото.

— Верно, Глитч. А настоящие осколки будем хранить в моей сокровищнице.

Не успели взойти луны, а свет обелиска уже навечно погас. На удивление гномы действительно нашли там какой-то камень и довольные вернулись к себе в горы. В общем, Новый год сразу задался и Первый лорд еще месяц пребывал в хорошем настроении, ведь незваных гостей больше не ожидалось, да и что может порадовать больше, чем располневшая почти в два раза казна.


12.01.2020