Светлана ШУ

Шлакозащита

Шлакозащита

— Что пожелать в день совершеннолетия сыну, который мечтает о шлакозащите? — патетически произнес отец Кира, поднимая бокал шампанского,— психического здоровья тебе, сынок, и пусть твои нервы будут как стальные канаты!

Мама вручила Киру желанный подарок под дружный гул гостей. Потом, когда Кир хвастал подарком перед друзьями, Олег, лучший друг именинника, сказал:

— Классный подарок! Я тоже всегда мечта увидеть мир без шлака!

— Будь осторожнее! — пробурчала Ира, — я знала одного парня, который не следовал инструкции, и через неделю использования шлакозащиты погрузился в затяжную депрессию. Он до сих пор посещает психолога дважды в месяц.

— Не переживая за меня! — бодро ответил Кир.

Шлакозащита являлась набором датчиков, которые крепились к глазам, ушам, носу и ладоням владельца, и отфильтровывали информацию получаемую носителем. Фильтр распространялся на все искусственные источники информации призванные украсить и скрыть от человека реальность, к коим приравнивались: усилители вкуса и запаха; музыка если она звучала фоном заглушающим шум; осязаемые голограммы; усиленная иллюминация, визуальные эффекты. Исходя из инструкции к датчикам следовало привыкать постепенно. Кир решил начать с аудио защиты, которая крепилась на мочки ушей. Мир стал звучать иначе. Он не сразу сообразил в чем дело, пока не услышал, как отец говорит матери:

— Отличный наряд! — комплимент прозвучал с издевкой, но мама не обратила на это внимания, и ответила лишь легкой улыбкой.

Он стал слышать звуки, на которые раньше не обращал внимания, гул транспорта, скрежет лифта, скрип дверей.

— Почему я раньше этого не замечал? — спросил он отца.

— Но ведь повсюду играет музыка. В подъезде, на улице, она просто перекрывала этот шум. Сними шлакозащиту если тебя это беспокоит. Спокойствие важнее. Ты ведь знаешь, как опасен стресс в твоем возрасте.

Но Кир не снял шлакозащиту. Вместо этого он закрепил датчики запаха и вкуса. В течение нескольких недель его предпочтения в еде изменились на прямо противоположные. Как было написано в инструкции «Изменение вкусов происходит из-за защиты вкусовых и обонятельных рецепторов от искусственных усилителей вкуса».

Датчики осязания открыли ему двери, которые раньше казались закрытыми. Кир знал, что стены возле дорог и некоторые двери магазинов на самом деле не более чем голограмма, но в последние десятилетия голограммы стали осязаемыми, и их стало так много, что большинству людей все сложнее стало различать голографическую стену и настоящую.

Последним стал датчик для глаз. Кир ужаснулся увиденному. Мир такой яркий и красочный от яркой иллюминации, стал тусклым и серым. Он впервые увидел лицо матери без пудовой краски которой она всегда пользовалась, даже тогда, когда ложилась спать, и был поражен. Увидел трещины на домах, потрескавшуюся краску, болезненные лица людей. Увидел трубы завода, высившиеся над городом и испражнявшиеся черным дымом. Увидел, как дым оседает на город.

— Что это? — воскликнул он, зная ответ, но не в силах с ним примириться.

— Что? — спросил, проходивший мимо Кира, немолодой сутулый мужчина.

— Этот ужасный черный дым, оседающий на город, вот же он!

Мужчина посмотрел сначала на трубы, потом на Кира и понимающе кивнул.

— Это у тебя шлакозащита! Сними её, и дым пропадет! Вот молодёжь! навешают на себя гаджетов, а у них потом глаза дымятся!

Кир был впечатлен увиденным так, что весь день не находил себе места. Он учился на факультете химических технологий и перебирал в голове все возможные способы спасения родного города от едкого черного дыма. Всю следующую неделю он провел в лаборатории вычисляя каким образом можно отфильтровать вредные выбросы. Наконец ему удалось создать эскиз фильтра. С этим эскизом Кир отправился к своему научному руководителю.

— Константин Михайлович, шлакозащита открыла мне глаза, вы себе не представляете, что за вредные выбросы портят воздух в нашем городе!

— Отчего же, представляю! Я тоже в дни былой молодости носил шлакозащиту, и видел мир без прикрас! — сказал Константин Михайлович приятным баритоном.

— Но почему же тогда вы, с вашим умом и знаниями, ничего не предприняли?

— Отчего же, предпринял!

— Что?

— Я снял шлакозащиту!

— Но ведь это ничего не изменило!

— Отчего же, изменило! Я больше не вижу едкого черного дыма!

Кир не мог этого понять. Он не мог смириться. Поэтому он сказал:

— Я создал проект, по созданию фильтров, которые помогут отчистить вредные выбросы и значительно снизить вред для окружающей среды.

— Проект по защите окружающей среды! — обрадовался Константин Михайлович, — это прекрасно! Ты сможешь защитить диплом!

— И избавить наш город от выбросов! Если проект будет принят инженерами завода.

— Что?! Ах, да завод, это потом. Диплом важнее!

Целый год в лаборатории института шла работа по созданию фильтров, Кир не раз отправлялся на завод для сбора данных по составу выхлопа. Завод был открыт для научного сотрудничества и ему выдали пропуск. Когда проект был оценен профессорами института, Киру была назначена встреча с эко-директором завода.

Кир прошел в центральное здание по огромной лестнице. Все пространство третьего этажа было разделено голографическими стенами, в дальнем конце сияющая вывеска гласила «Конференц-зал». Рядом с лестницей, за столом сидела девушка-секретарь.

— У вас назначено? — спросила она

— У меня встреча с эко-директором, — сказал Кир — я представляю проект внедрения фильтрации вредных выбросов.

— Проект внедрения фильтрации вредных выбросов? Никогда о таком не слышала, — с сомнением сказала девушка.

— Фильтрация выбросов от переработки позволит значительно уменьшить вред…

— Не слышала, разумеется, потому что не хотела слышать, — грубо перебила его девушка и добавила, — проходите в зал, эко-директор сейчас подойдет.

Когда они ушли в зал девушка возвела глаза потолку:

— Хотя и об эко-директоре никогда не слышала, мне все же его жаль.

 

Эко-директор пришел в конференц-зал через полчаса. Он представился Савелием Григорьевичем и выглядел очень представительным в костюме-тройке. Савелий Григорьевич устало опустился в кресло и сказал:

— Начинайте!

После полной презентации озвученной Киром, он сказал:

— Что ж, это очень интересно и наша компания рассмотрит ваше предложение.

— Когда будет известен ответ?

Савелий Григорьевич задумался:

— Через шестьдесят дней, примерно.

— Календарных или рабочих?

— Что?!

— Просто уточняю.

-Не знаю, — раздраженно ответил эко-директор, — рабочих.

— То есть через три месяца?

— Да.

— Как поступит ответ?

— Мы вам позвоним.

— По телефону или по видео-связи?

Эко-директор вскипел:

— Какая вам разница?! — воскликнул Савелий Григорьевич.

— Меня очень волнует решение по этому проекту! Вы же понимаете, что каждый день шлаковые выбросы загрязняют город! Согласно нашим исследованиям после строительства завода в городе наблюдался значительный рост заболеваний.

— Да и повысились продажи лекарственных средств. Наш концерн смог открыть собственную фармакологическую компанию, которая дала работу большому количеству людей.

— И эти люди вынуждены покидать город для того чтобы подышать чистым воздухом, потому что в здесь его уже нет!

— Молодой человек, вы видите все в черном свете, выбросы мотивируют жителей города покидать привычную для себя среду обитания и открывать новые города и страны. Не будь нашего замечательного завода, все эти люди просто сидели бы дома и тем самым у нашего туроператора не было бы клиентов! Если мы перекроем трубы наша фармацевтическая компания закроется, туроператор будет никому не нужен, мы не будем платить налоги с дохода, которого у нас не будет, можете ли вы себе представить к каким последствиям приведут ваши фильтры? Да они просто разорят нас!

Савелий Григорьевич направился к выходу.

— Подождите, неужели это отказ?! — воскликнул Кир.

— Нет, это просто факты, отказ вы получите через шестьдесят рабочих дней в виде сообщения.


12.01.2020

Все рассказы автора Комментарии из формы голосования Обсуждение