Бегемот

Пони, псих да “Дейл”

До конца декабря 2039 года погода в Киеве не радовала ни морозом, ни снегом. Само по себе это было неудивительно, поскольку еще со второй половины 2010-х все учёные-головастики наперебой кричали о глобальном потеплении и необратимой смене погоды на Земле. А Двойная ядерная война 2025 года и подавно сделала климатическое сумасшествие тем фактором, на который теперь ориентировались все, кто задумывал что-то серьезнее прогулки в соседний парк. Да и то, прогулка из-за неожиданных осадков также могла завершиться непредсказуемо. Не самый чистый воздух колыбели человечества на многие десятилетия сделал модными уличный респиратор с очистительными фильтрами, а также непроницаемую для осадков и воздуха верхнюю одежду.

 

В общем, льда и рисунков на стекле к 31 декабря не предвиделось. Однако никто не отчаивался, ведь смена погоды, как обоюдоострый меч — если она плохая, то в момент может стать хорошей в том смысле, как её понимают людишки на Крещатике и прилегающих улицах, занятые покупкой подарков близким.

 

За шесть дней до НГ

 

Приблизительно в такой атмосфере и встречала столица Украины семью Канчуков. Их рейсовый самолёт приземлился в “Борисполе” 25 числа. Встречали их представители МИД на двух синих внедорожниках, больше похожих на гризли-переростков. И не зря. багажа у этой ячейки общества было много, одна полутораметровая клетка Моаны чего стоила! После слегка суматошной погрузки машины погнали в сторону Подола. Талла за свои заслуги перед государством Украина имела право выбора между несколькими вариантами служебного жилья, которое потом можно было бы приватизировать. Единогласно захотели жить на Подоле, в небольшом особнячке на Олеговской улице. Это и тихо, и почти в центре города, и недалеко от анклава корпораций, построенного на месте бывшего завода “Ленинская Кузница”.

 

Немудрено, что подаркам и традициям современные украинцы, да еще и в преддверие нового, пятого в ХХІ веке десятилетия, придавали циклопическое значение. Потому после разгрузки и растусовки вещей по принадлежащим всем комнатам, Канчуки выбрались на первую, праздничную, так сказать, городскую прогулку с ужином. На Волошской улице, недалеко от Киево-Могилянской академии, альма-матери Ореста и Таллы, решили постоловаться. Их принял ресторан “У андроида”.

 

Намордник с Моаны решили не снимать, благо, гигантская серая кошка-биоробот особо не возражала, равнодушно с чеширской “улыбкой” улёгшись у стула Северины. Кроме возможности подкрепиться и переживания джет-лега, целью ужина было обсуждение списка подарков “от Деда Мороза”. Все другие истории, злоключения и переживания членов семьи на несколько дней отошли на задний план.

 

Шон да Иона болтали, перекрикивая друг друга, без умолку. Когда пару лет назад Канчуки уезжали из родного города, малявкам едва исполнилось девять и десять лет. Теперь же это были полноценные подростки. И мечты у них были тинэйджерские. Тринадцатилетний Шон считался в семье заядлым гиком. В преддверии 2040 года быть помешанным на компьютерах означало хорошее знание математики, умение программировать на нескольких языках и нормально поставленные навыки механики, в том числе паяние микросхем, робототехнику на бытовом уровне и умение нарисовать, а потом напечатать пластиковую деталь почти любой сложности. Неудивительно, что ему было дико интересно общаться с сестрой-присмерком Севериной. И красноволосый Шонни даже знал, почему присмерки не любят, когда их по старинке называют хакерами. Да, и работа папы, социолога виртуального мегаполиса Компостелла его интересовала намного больше, чем увлечения братика “ботаника”. Потому никого не удивила его еще ноябрьская просьба о психоприводе.

 

Иона, самый младшенький и хитренький в семье, мамин мазунчик, обожал всё, что связанно с живой природой. Хотя семье долго и не очень успешно пришлось его отучать от того, чтобы тянуть в дом самых разнообразных умирающих или просто приболевших зверюшек, иногда таких безобидных, как гадюка, зеленогривый мальчик уже знал, кем будет в будущем. Естественно, когда в семье появилась Моана, это привело его в дикий восторг.

 

— Итак, друзья. Давайте же всё же определимся с подарками, а также с тем, кто их будет покупать. — попробовал внести конструктив в застольную сумятицу Орест. — Здесь уже все достаточно взрослые, чтобы понять, что Святой Николай, Санта-Клаус со своими оленихами, да Дед Мороз и Снегурка уже на пенсии.

— Дорогой, ты ж помнишь, что обычно закупкой подарков занимались либо мы, либо чаще всего ты сам — Талла нежно поправила чуть съехавшие очки Ореста. — И выходило это у тебя… скажем так, по-мужски неуклюже.

— Дорогая, на что ты намекаешь?!

— Мы тут с Севериной думаем в этом году приобретением подарков заняться самим. А Моана нам поможет.

— А мы ж чем будем заниматься!? — обескуражились мужчины.

— А вы, будьте добры, украсьте дом, купите ёлку да докажите, что кулинары из вас не хуже, чем из женщин.

— Пацаны, есть комментарии?

— Я хочу пони.

— Что?! — Северина прыснула со смеху.

— Вот! Смотрите! — Иона сбросил в семейный чат ссылку на объявление о том, что где-то на Сырце в заботливые руки отдаётся старая добрая маленькая лошадь для доживания в кругу семьи.

— Сын, ты уверен? — Талла участливо потрогала лоб юного экоактивиста.

— Ну, маам. Мы ж в частном доме поселились. Это под мою полную ответственность! Вам только привезти его надо к нам...

— А ты что хочешь, папа? — Лукаво Шон заглянул в лицо Ореста после некоторого молчания за столом.

— “Чиппендейл”.

— Чего?! Это мультик такой? — блеснула знаниями классики Северина.

— Нет. Это мебель в особом британском стиле XVIII века. Ваша мама знает. Желательно, чтоб это было кресло-качалка.

— Ну, и задачки вы нам задали, мальчики. — не очень искренне улыбнулась Талла.

 

За пять дней до НГ

 

На следующее утро понедельника, когда девушки покинули новую резиденцию Канчуков, Орест растолкал подростков и заставил идти пить чай.

 

— Мужики! Как будем планировать наши действия?

— Пап! Ты руководитель, ты и планируй. — Иона снова был готов уснуть прямо на столешнице.

— Нет, друзья! Так дело не пойдёт. До Нового года остаётся меньше недели. В воскресенье уже новое десятилетие начинается, а у нас меньше недели.

— А что ты хочешь, чтоб мы сделали?

— Ну как тебе сказать, Шон? Во-первых, нам нужно разложить все вещи по своим местам. Во-вторых, попытаться привести хотя бы в относительный порядок дом, в котором давно никто не жил. В-третьих, надо украсить новогодними причиндалами всё, что можно украсить, а перед этим, их надо все купить, в том числе, и ёлку. А в-четвёртых, проведём брейншторм по поводу подарков девочкам.

— Ого! Пап, да ты у нас целый наполеон! — ехидно ухмыльнулась рожица под красной распатланной причёской в стиле “платформа”.

— Не дерзи, Шон. Лучше предложи варианты подарков.

— Моане ошейник с видеорегистратором и табличкой адреса. Вдруг, потеряется.

— Умничка, Иона. А Северине что? Шон, ты все эти хакерские приблуды лучше меня знаешь...

— Не хакерские, а присмеречные. Я слышал, она мечтала о десятке микроБПЛА “Новая Саранча”.

— Это дорого?

— Думаю, не сильно дороже ошейника. Я скину тебе линки. Пап, а что мы маме подарим?

— По этому поводу у меня есть одна идейка.

 

***

 

Города — это лица народов, создавших их. Правда, не совсем понятно, это нация создаёт свою столицу, или стольный град формирует из населения свинопасов политическое формирование, способное управлять большим национальным государством в эпоху могущественных транснациональных корпораций.

 

Так оно в сейчас и выходит. Новый Киев менялся все последние десятилетия то в лучшую сторону, то в худшую. Первые тридцать лет после развала империи стольный град на Днепре стал жертвой гиен дикого капитализма и эпохи первичного консьюмеризма. Но потом городское гражданское общество и государственная судебная системы окрепли и оздоровились, посему город 2020-30-х менялся почти только в лучшую сторону. К примеру, количество зелёных насаждений росло, как и парковки на периферии. Потому и стало в центре намного больше пространства для передвижения ногами и на велосипедах, самокатах, аэробордах да прочих индвидиуальных небензиновых средствах передвижения.

 

На краю Подола почти вырос Анклав — большой отдельный квартал небоскребов, в которых благодаря удобству расположились отдельные органы государственной власти, а также региональные штаб-квартиры. Это место обладало экстерриториальностью, то есть здесь не действовало законодательство. Сюда и держала свой путь Талла, в Бюро разрешительной документации психоприводных изделий. Такое страшное название в лучших традициях восточноевропейской бюрократии говорило о том, что чиновники там выдают справки. То есть занимаются своими прямыми и почти бесполезными обязанностями. Женщине нужна была бумажка, разрешающая приобретение психопривода несовершеннолетнему с разрешения родителей. Психопривод — это типичное для 2039 года устройство преобразования и трансляции мозговых импульсов в сигналы, с помощью которых можно дистанционно управлять техникой и общаться с гаджетами.

 

Благодушная, с размягчённым хитином, Талла пришла к чиновнику Ткаченко, чтоб лишь получить формальную бумажку… и ей попытались отказать.

— Пани Канчук, я всё понимаю, но это же здоровье ребёнка! Я не могу без дополнительного изучения досье вашей семьи выдать справку.

— Но почему?!

— К примеру, в наших правилах указана необходимость проживания на территории Украины последние пять лет.

— Как это влияет на право использования ПП?

— Если честно, не знаю. Но правила есть правила.

Талла закатила глаза. Её прозрачные очки виртуальной реальности не фиксировали вокруг никакой записывающей и подглядывающей техники. Рядом нетерпеливо тряхнула русыми дрэдами Северина.

 

Женщина вынула из своего элегантного рюкзачка папку с единственным листом бумаги внутри.

— Пан Ткаченко. Вчера мне совершенно случайно попало на глаза вот это. И только что появилось непреодолимое желание передать копию документа вам.

 

Чиновник глянул на текст и с не дрогнувшим выражением лица произнёс:

— Справка будет готова через 15 минут. Прошу вас подождать в коридоре.

 

— Мам, что там было?

— Его грехи молодости, доча. Грехи, не позволяющие работать в анклавах, а, следовательно, и в этой госконторе. Тьфу! Вот нельзя же без волшебного пенделя заставить некоторых...

 

***

 

В это время Орест пребывал в сходной ситуации и в похожем государственном офисе, выбивая разрешение на покупку того, что должно было стать сюрпризом для Таллы. И так же всё очень медленно да неохотно продвигалось, пока мужчина, не, поправив нервно очки, предъявил удостоверение о награждении жены высокой государственной нагарадой и табельным оружием. Враз все засуетились, и проблема была решена.

 

В доме на Олеговской улице работа кипела. Домочадцы разобрали вещи по своим комнатам и начали распаковывать всё то, без чего невозможен быт современного человека. К примеру, без робопылесоса, робоняни или элементов smart house. Усадебку эту отдали в распоряжение Канчуков на несколько лет, потому и обустраиваться можно было здесь капитально. Начали с протирки пыли, мытья окон и атаки на пыль.

 

Если внутри дома всё более-менее понятно, то во дворе нужно было как минимум прибраться — замести дорожки из каменных плит да ликвидировать небольшие лужицы у калитки. А ещё старшие метнулись в супермаркет и привезли величественную штучную ёлку, кучу гирлянд с дождиками, да десятки ёлочных украшений. Все азартно бросились наводить рождественско-новогодний лоск. Только Северина куда-то запропастилась, как всегда.

 

***

 

Объявление гласило: “Отдам зрелого пони породы валлийский коб в хорошие руки из-за невозможности содержать. Сырец. Спросить Сарыча”. Надвигались сумерки. Зимой вечереет рано.

 

И где ж теперь искать этого Сарыча в такой заднице мира? Район действительно был достаточно глуховат. Где-то недалеко располагалась станция метро и детская футбольная школа “Динамо”.

 

Дорогу Северине и Моане преградили три мрачные фигуры аборигенов. С тыла зашло ещё столько же.

 

— Эй, ты, малая! Закурить не найдётся?

— Фас! — Прошлая жизнь в Кейптауне научила девушку поменьше рефлексировать. Боевая девушка и боевая кошка бросились на угрозу, сокращая расстояние. Первая на ходу раскладывала до сих пор запрещённую в Украине телескопическую дубинку, вторая просто в прыжке разложила на лопатки среднего из гопников. Тот от страха и неожиданности провалился в обморок. Несколько ударов по уху, в пах и шею заставили говорившего с Севериной отступить. И ретирада эта была больше похожа на позорное бегство.

 

Четверо оставшихся резко остановились, переглянулись.

— Ты!.. Ты что себе позволяешь?!

— Тоже хотите по шарам получить? — По-троещински очаровательно улыбнулась девушка. Метровая кошка Моана поддержала подружку, просто обнажив клыки.

— Идём отсюда, подальше от этих психованных.

— И пассажира своего подберите.

 

Видимо, после драки Дух Рождества сжалился над искательницами, раскрыв им очи на то, что они стоят у уличной лавки "У Сарыча". Впрочем, закрытой сейчас. За ларьком нашлась калитка вглубь большого неухоженного сада, которая привела дев во двор между небольшим домиком и другими хозяйственными пристройками. Где-то в глубине зарослей раздавался непонятный треск. За окном одной из них был виден глаз пони.

 

— Это Олав, валлийский коб в самом рассвете своих сил. — Послышался голос от крыльца.

— Я — Северина, это Моана. А вы кто?

— Люди зовут меня Сарычем. С чем пожаловала?

— Прочитала, что вы хотите отдать пони в хорошие руки.

— Да, это так. Но мне нужна твоя помощь. — Серьезно молвил Сарыч, здоровый мужик с седыми обвислыми усами.

— И чем же вам может помочь девочка-подросток?

— Не прибедняйся, присмерк. Я был одним из тех, кто принимал тебя в "Тенета праведных". Меня в Компостелле знают как Слайма. И я знал, кому подбрасывать объявление.

— Ого! И что вы хотите от меня, магистр?

— Поймай мне робота...

 

За четыре дня до НГ

 

Им удалось даже разжечь старый камин! Четыре дня до часа Х — время начинать готовку. Понятно, что из ресторана заказать что-то значительно легче. Но после Америки хотелось побаловать желудок какой-то родной пищей. И планы по этому поводу у Ореста, Шона и Ионы были грандиозными. Решено было объединить традиции рождественские с традициями новогодними. Потому мужчины честно разделили между собой по пять рецептов и начали заготовку полуфабрикатов с тем, чтобы к 23-30 31 декабря всё стояло готовым на прекрасной из резного дуба семейной столешнице. Думали припрячь к делу Северину, но та постоянно где-то пропадала со свой гигантской кошкой, потому порешили женщин не утруждать.

 

А Северина тем временем решала задачку от Слайма. Легко сказать "Поймай мне робота". Роботом оказался боевой человекоподобный четырехколесный андроид, вооружённый топором. Если верить Слайму, в какой-то момент эта смертельно опасная железка отказалась заниматься заготовкой дров для старого присмерка, съехав с катушек. Хорошо хоть, что всё произошло в пэддоке, а дальше убийца идти не захотел, второй месяц со зверским видом курсируя по лошадиной площадке. Мало того, Слайм попросил Северину также перепрограммировать современного железного дровосека. За это он отдавал за годичную медстраховку и солидный запас корма для Олава.

 

Для того, чтобы сменить прошивку роботу, нужно добраться до разъёма у него за ухом. А чтобы дотянуться, надо обездвижить. В общем, это тебе не гопоту разгонять. Пришлось сходить в "Новую Линию" и затариться несколькими конструкциями из каната, а потом пару часов отрабатывать с Моаной навыки веревочного пеленания. И вот пора.

 

— Эй, ты! Шалабанка!

Робот остановился, потом повернулся всем корпусом к источнику неприятного звука. У протвоположной стороны пэддока стояли большая рыжая кошка с канатом в зубах и странная маленькая человеческая особь со свисающей с головы сформированной в волосяные сардельки причёской. У этой, судя по всему, женщины в руках была какая-то конструкция из толстых верёвок.

 

Робот начал размахивать топором и поехал навстречу пришельцам, на всякий случай наращивая скорость. Тем почему-то не убежали, а спокойно двинулись вперёд.

 

За мгновение до физического контакта девушка выбросила вперёд руку с баллончиком, из которого повалил густой дым, ослепляя камеры робота. А на его голову упала сеть. взмахи манипуляторами ничего не дали — кто-то начал быстро затягивать концы сети. Видимо, это кошка с верёвкой в зубах начала вокруг него интенсивно наматывать эллипсы. Он попытался отъехать из мутного молочного облака, но колёса во что-то запутались, и груда железа эпически попытавшись рубануть томагавком воздух рухнула на землю. Зловредный наконечник воткнулся роботу под локатор, и андроид затих...

 

За три дня до НГ

 

— Таллочка! Какая встреча! Сколько мы с вами не виделись? Лет семнадцать, если не ошибаюсь?

— Девятнадцать, Леопольд Леонардович! — Женщине всегда нравился этот сухенький столяр экстра-класса, знакомый ещё её деда. — Сможете мне помочь?

— С чем, милочка? — Разговор происходил в мастерской краснодеревщика.

— До вечера 31 декабря мне позарез необходимо достать кресло-качалку в стиле "чипэндэйл" на подарок мужа. Вопрос денег не стоит, но, как ни странно, в восьмимиллионном Киеве до сих пор некоторые вещи мало возможны.

— Не поверите, дорогая! У меня есть именно то, что вам нужно. И вам его отдам просто так. Я даже свежий шотландский пледик в нагрузочку подарю.

— Это очень мило, Леопольд Леонардович. Я с вами не расплачусь.

— А мне, Таллочка, многого не нужно. Только одна маленькая услуга. Ваш папа как-то мне намекнул, чем вы в США занимались.

— Ого! Будет у меня на дражайшего родителя теперь компроматец. — Хохотнула пани Канчук. — Что делать нужно?

 

Старик засуетился, подошёл к своему рабочему прекрасной ручной работы комоду и вынул оттуда пачку конвертов, старомодно перевязанную розовым ситцевым бантиком.

 

— За этот частный архив одного из народных артистов СССР я выложил целое состояние. Необходимо сделать сюрприз одной приятной особе и подложить ей в сумочку.

— Мне нужны детали.

 

На следующий день Талла вызвала автопилот-такси и отправилась под Киев, в Глеваху. Целью была доставка посылки адресатке на прикроватную тумбу в элитном доме престарелых. В дороге женщина успела подготовиться. Через полтора часа она вышла к месту для курения, где наслаждалась обеденной сигаретой горничная целевого заведения. Бывшая шпионка-”нелегалка” попросила и себе “палочку смерти”, а потом как бы невзначай приблизившись к доброй душе, усыпила хлороформом.

 

Оттащив тело в кусты, Талла подхватила бэйдж, халат и шапочку пострадавшей. Потом зашла в корпус, добралась до искомой комнаты да отмычкой вскрыла дверь. После подождала, пока вернется обитательница “келии”, сняла на фон её изумление, отправила видео получения заказчику и была такова.

 

В тот же день грузчики доставили подарок Оресту.

 

За 15 минут до НГ

 

Мало было свалить робота, мало было его дотащить до розетки и терминала, так ещё ж нужно было взломать блоки андроида. А в украинском ОПК в последние годы научились хорошо защищать свою интеллектуальную собственность. Северина потратила на это почти сорок часов, параллельно вяло переругиваясь по фону с отцом. Но она успела. Слайм остался доволен.

 

И когда все Канчуки высыпали на улицу в ожидании предновогоднего салюта, то увидели интересную картину. В их направлении в полумраке улицы ехала тёмная фигура всадника, точнее, всадницы, освещаемая сполохами фейреверков. Рядом шла большая кошка...

 

1 января 2040 года

 

Все сёстры получили по серьгам. Хорошо хоть, не по голове. Иона сразу же нашел общий язык с Олавом, а психопривод Шона начал сводить с ума умный дом на Олеговской. Моана следующие дни пыталась привыкнуть к ошейнику, потом смирилась. "Саранча" Северины водила в воздухе хороводы и вообще занималась всевозможными фигурами высшего пилотажа, доступными для микроквадрокоптеров. Любимым местом в доме у Ореста стал "чипэндэйл" с шотландским пледом на нём возле настоящего камина. Но самым интересным подарком оказался двухместный десантный "почувствуйте-себя-персонажем-звёздных-войн" глайдер, эдакий своеобразный водный мотоцикл, парящий в полуметре над сушей. Этот полусекретный проект муж Таллы смог приобрести благодаря связям и статусу именинницы. Её восторгам не было предела.

 

Встреча нового десятилетия была признана успешной...


12.01.2020