Джунши

Любовь зла

Впервые Глен встретил Рэйчел в ночном клубе. В ту ночь он долго бродил по городу, засунув руки в карманы. Он всегда гулял допоздна.

Тогда-то он и зашел в клуб. Чтобы напиться. Ночные клубы Глен, разумеется, не любил, поскольку был бесконечно далек от ночной жизни. Но в этот раз почему-то захотелось какого-нибудь развлечения в процессе.

Он спустился по лестнице в полуподвальный зал. Внутри было шумно и жарко как в бане. Протиснувшись к барной стойке, заказал выпить. Затем еще и еще. Вопреки ожиданию было не слишком весело. На него никто не обращал внимания, а он сам, разумеется, никогда бы не завел знакомство первым.

Рэйчел он увидел, когда направился в туалет. Она выходила из дамской уборной. Волосы всклокочены, короткое клубное платье с блестками заляпано выпивкой или чем похуже. Глаза затуманены алкоголем или наркотиками — он не разобрал.

Девушка заметила его мельком, но остановилась, брезгливо оглядела, вздернув подбородок, и сказала что-то грубое. Из-за музыки он не различил что. Голос у нее был низкий, как он любил.

Оставив его стоять, она скрылась в толпе. Глен машинально зашел в туалет. Его словно обдало волной жара. Кто-то трахался в одной из кабинок, но ему было плевать. А точнее нет, не плевать. Это только раззадорило парня.

Конечно, он не верил в свои шансы. Но он не был совсем уж плох. И алкоголь уже успел спустить в его мозгу ментальный предохранитель.

“Плевать если пошлет”, — подумал он, умываясь ледяной водой.

В последнее время он слишком много боялся и страх сделался невыносим. Он ненавидел из-за него и себя и всех остальных.

Глен вышел в зал и стал пробираться через толпу. В голове не было мыслей, и это было хорошо.

Наконец он нашел Рэйчел, и она была одна. Танцевала какой-то причудливый танец. Волосы у нее разметались и закрыли лицо. Это было к лучшему, поскольку она потянула его к себе машинально, не глядя. Как случайного партнера на один танец, который оказался под рукой.

Вскоре они уже прижимались друг к другу. Он заметил сквозь пелену волос ее взгляд, и ему показалось, что она смеется.

— Пойдем к тебе! — проорал Глен ей на ухо.

На этот раз она засмеялась по-настоящему. Низким альтом с нотками торжества. Должно быть по-другому она просто не умела. Ее наманикюренная до когтистости рука легла ему на лицо и шутливо отпихнула его. Но вскоре они уже шли по улице.

Дорогу парень не запомнил. А вот жилища его новой знакомой напоминало номер классического клоповника-мотеля. Крошечная комнатка с кроватью и нехитрой обстановкой. Свет неоновой вывески за окном. Не хватало только трели саксофона.

— Я сейчас, — бросила она ему, стянув платье и швырнув его на единственное кресло. Затем скрылась в ванной.

Он побродил немного по комнате, но личных вещей тут, казалось, не было вообще. Тогда он уселся на кровать. Неплохо было бы не тянуть время, так что он решил сразу и раздеться. Достал из кармана презерватив. Покрутив в руках, все же положил на тумбочку.

Когда она вошла, все также в белье, то парень заметила, что выглядит девушка уже куда бодрее. А он-то понадеялся на развратную ночь с ничего не соображающей нимфоманкой.

— Ты готов? — спросила она, и ее губы почему-то подергивались в едва скрываемой усмешке.

Глен покорно кивнул.

— Готов.

Она небрежно отпихнула его на кровать, взгромоздилась следом так, что он почувствовал едкую смесь духов, алкоголя и пота. Неожиданно он вспомнил про презерватив и порывисто протянул руку к тумбочке. В то же мгновенье руку обожгла резкая боль.

Глен вздрогнул от неожиданности. Он уставился на предплечье и заметил две черные точки, вскинул взгляд. На этот раз его знакомая уже не смеялась. Лицо ее выражало крайнюю сосредоточенность. В руке она сжимала шокер.

Она целилась ему в горло, это он понял. И заряд был, по всей видимости, немал. Мгновенно он перехватил ее руку. Они скатились с кровати, ударились о тумбочку. Что-то зазвенело и посыпалось.

Рэйчел извивалась как дикая кошка. Тогда-то он понял, насколько в ней много злобы.

— Что ты делаешь?! — проорал он ей в лицо, не помня себя от ярости.

В ее глазах мелькнул страх. Она бросила беглый взгляд на дверь, затем взревела и подалась на него. В ужасе Глен понял, что она пытается вцепиться зубами в его нос и отпрянул. Хватка ослабла, и последовал моментальный удар в пах.

Следом была боль, которая опрокинула его на пол. В голове словно ударил колокол. Спустя секунды он понял, что она огрела его настольной лампой.

Чувство было такое будто он оказался на качающейся палубе корабля, палящего изо всех пушек. Но сознание все еще было при нем. Натыкаясь ладонями на осколки лампы, парень тщетно пытался встать.

Гром в голове не прекращался и спустя секунды боли он понял, что звуки идут из вне. Стучат в дверь!

— Господи, как же вы задолбали! — простонал он, поднимаясь.

Надо было прекратить это или он сдохнет прямо тут. Где там была Рэйчел, он так и не посмотрел, но значения это не имело. Глен хотел только одного — прекратить этот грохот и провалиться следом в небытие.

Шатаясь, он добрался до двери. Одна рука окровавлена и прижата к голове.

— В чем дело?! — проорал он, распахнув дверь.

Человек, который стоял за ней в ужасе уставился на Глена. Он посмотрел за его плечо, затем вновь перевел взгляд на парня.

— Вы совсем долбанулись? — произнес он сдавленным голосом, явно на автоматизме.

— Пошел вон!

Глен захлопнул дверь и почувствовал, что теряет сознание.

 

Очнулся он уже в кресле, а его новая знакомая накладывала повязку ему на голову.

— Только не думай, что ты мне понравился, — сухо произнесла она.

— О, нет, ни в коем случае.

Парень попытался дотронуться до головы и поморщился.

— Зачем ты?..

— Привожу тебя в порядок? Ну, ты вел себя достойно. К тому же убивать тебя не входило в мои планы.

— Нет, зачем это? — он указал на шокер, лежавший теперь на тумбочке.

Она пожала плечами.

— Ради денег, конечно.

— Ради денег? — недоуменно уставился на нее парень. — Но у меня их нет.

— У меня тоже, представь себе. Послушай, как тебя там?

— Глен.

— Рэйчел. Ты ведь забудешь об этом? — она подмигнула ему.

— Забыть? Я думал, между нами, что-то начинается.

— Уже кончилось, — она одарила его хищной улыбкой.

— Я все равно не понимаю, — медленно проговорил парень. — ты что, так сильно нуждаешься в деньгах?

— Да, нуждаюсь! — грубо бросила девушка и отстранилась. Она закончила с повязкой и теперь критически осматривала ее. Затем полезла в тумбочку и выудила оттуда сигарету.

— Я из Риверхиллз. Теперь понял?

Это кое-что меняло. Риверхиллз был крошечным захолустным городком в тридцати километрах отсюда. И о нем ходила дурная слава. Местные жители отличались врожденными уродствами, как поговаривали из-за кровосмешения.

Глен попытался вспомнить что-то об истории города, но знал он мало. Вроде бы основан в восемнадцатом веке квакерами или кем-то подобным. И находится в глуши. Изолированная община с соответствующим антуражем мракобесия и всего в таком духе. Выходцев оттуда нигде не любили.

— Так ты сбежала из общины?

— Нет, — поморщилась Рэйчел, закуривая сигарету. — Мои знают где я, скажем так.

— Ты выглядишь вполне нормально, — попытался развить тему Глен.

Девушка манерно затянулась и посмотрела на парня как на таракана.

— Спасибо, дорогой. А теперь, пошел вон.

— Да ладно, ты же не выгонишь меня в таком виде?

Рэйчел наклонилась к нему с изяществом опытной проститутки и выпустила кольцо дыма ему в лицо.

— Убирайся, — почти ласково произнесла она.

— Но...

Пререкаться было бесполезно.

 

Последующие дня прошли не слишком спокойно. Глен занимался повседневными делами и внутренне понимал, что лучше бы ему действительно выкинуть из головы Рэйчел. Что ему светило с ней? И вообще, что он в ней нашел?

Она была привлекательна, все так, но не до такой степени, чтобы терять голову. Манерна, в меру груба, по-женски зла, но как ему казалось не стервозна. А главное она представляла собой мир, от которого он был крайне далек.

Так же он задавался вопросом, как такая девушка как она могла вырасти в изолированной общине? Но, во-первых, он не знал сколько она прожила вне ее, а, во-вторых, не имел понятия о нравах у нее дома.

И все же главное, что он понимал — он реально нуждался в Рэйчел. Она представляла собой все то, чего он был лишен. Не Бог весть что, но достаточный повод, чтобы ее образ задержался у него в голове. Раз за разом он ловил себя на том, что, гуляя по городу, ходит вокруг района, где она жила. То дальше, то ближе, то буквально доходя до ее дома. Это должно было чем-то кончиться. Так или иначе.

Кончилось это тем, что однажды он заметил, как она ведет к себе домой какого-то мужика. Оба явно были навеселе.

Это ввергло Глена не в смятение и даже не в ярость, а в какое-то состояние злой прострации. Сам не помня как, он проследовал за ними на этаж. Мужчина, безусловно, был редкостным придурком из разряда местных быдло мажоров.

“Что в нем вообще можно было найти?” — подумал он. — “Впрочем, ее же интересуют только деньги.”

— Надеюсь ты хорошо подготовилась? — зло произнес Глен. — Потому, что он будет посильней меня.

Человек обернулся к нему с полуулыбкой, но не злой, а скорей насмешливой.

— Это кто? — бросил он Рэйчел.

Та отперла дверь и наградила Глена яростным взглядом.

— Никто. Проходи.

А вот это уже взбесило парня по-настоящему.

— Может ты его еще и трахнешь перед этим?

Улыбка начала сползать с лица мужчины.

— Слушай, в чем твоя проблема?

— Моя проблема это ты.

Глен был слишком зол, чтобы соображать здраво, поэтому он просто подошел к незнакомцу и ударил его с пол замаха в лицо. Хук получился куда слабее, чем он рассчитывал. Мужчина только пошатнулся. Выдержал паузу, ощупав челюсть.

— Ах ты дерьме собачье.

Резким движением он нанес Глену удар под дых. Затем повалил на пол, навалившись всем весом, и принялся бить в лицо. Парень не был опытным бойцом, но сейчас злость и адреналин придали ему сил. Так, что он смог даже оказать достойное сопротивление. После серии пинков и ударов оба наконец отпрянули друг от друга, тяжело дыша.

— Прекратите, идиоты, — прошипела сквозь зубы Рэйчел.

— Знаешь, что? — повернулся к ней мужчина. — Иди-ка ты на хер. В следующий раз держи своих вшивых любовников на привязи.

Он встал, отряхнулся и зашагал к лестнице.

— Ну, ты и придурок, — процедила, глядя на Глена, Рэйчел. — Что тебе от меня надо?

— А что, по-твоему, надо мужчине от женщины?

Она смерила его взглядом.

— Ты же не думаешь, что я пущу тебя к себе?

— О, нет, конечно. Я тут так, мимо проходил.

Девушка хотела что-то сказать, но передумала и решила просто уйти. Глен мгновение тупо стоял. Смятение и злость боролись в нем с тягучим чувством одиночества.

Он подался вперед, схватив Рэйчел за руку и прижав к косяку.

— Послушай, я знаю, что это глупо, но... Ты должна дать мне шанс. Ты сама все это начала. Это ты виновата.

— Ну, конечно, — она хотела вспылить, но неожиданно пожала плечами. — Впрочем, пожалуйста. Хочешь поскулить у моих ног? Давай. Спи здесь под дверью всю ночь. И может утром я сжалюсь.

— Что? Ты что издеваешься? Я не буду.

— Тогда иди к черту.

Она сбросила его руку и захлопнула дверь. Глен еще какое-то время стоял, пялясь в пустоту. Он порядком устал и офигел от всего.

— Рэйчел, — застучал он в дверь, — Ты чертова сука! Ты знаешь это?

Из соседней квартиры выглянул уже знакомый ему вчерашний сосед. Но заметив яростный взгляд парня, тут же закрыл дверь.

 

Спать под дверью Глен разумеется не стал, но и домой не пошел. Вместо этого он долго бродил один, обошел весь район, купил выпивки и напился, проклиная всех. На душе было мерзко. И зачем он вообще за ней увязался? Жалко и глупо все это было.

Сам не заметив как, он уснул на какой-то скамейке и проспал до утра.

Разбудил его уже знакомый голос, правда чуть более насмешливый.

— Я же сказала под дверью, а не тут.

Он проснулся. Разодрал глаза, неуклюже сел на скамейке. Голова гудела.

— Ты пришла извиниться? — поинтересовался он.

— Нет, но есть предложение. Раз уж ты все равно не отстанешь, то ты мог бы помочь мне в моем деле. В качестве страховки на случай... эксцессов. Ну, ты понимаешь.

Глен прекратил мять лицо в ладонях и посмотрел на Рэйчел.

— На случай эксцессов какой у нас был?

— Да.

— Знаешь, я не хочу быть твоей половой тряпкой.

Рэйчел чуть наклонилась к нему.

— Да или нет?

Парень хотел сказать в ответ что-нибудь резкое, но ничего в голову так и не пришло. Да и какой в этом был смысл?

— Да, черт тебе дери! — выпалил он. — Но знаешь, я мог бы и...

— Ок, тогда завтра возле клуба в десять.

 

Как это не странно, но в начале их совместного предприятия все шло хорошо. Жертвы, которые попадали в сети Рэйчел, не были агрессивными, по крайней мере в нужный им обоим момент. Приходя подвыпившими или вовсе нашырявшимися, они часто засыпали сами. А по утру ни Глена, ни Рэйчел в квартире уже не было. Они меняли съемные квартиры регулярно, внося задаток за несколько дней, а потом съезжая в нужный момент.

Ни с кем из жертв девушка не спала — как тешил себя Глен из уважения к нему. Но скорей всего просто из-за отсутствия надобности.

Как он узнал вскоре, и увы не на собственном опыте, у нее был богатый опыт в проституции. Но не по ее вине. С раннего возраста Рэйчел община просто зарабатывала на ней деньги таким способом. Так, что в городе она провела много лет.

И нет, она не была шлюшкой с золотым сердцем. Не плакалась ему по ночам и вообще никак не выказывала недовольство текущей жизнью. Глену даже казалось, что ей нравилось то, чем она занималась. Но он мог и ошибаться.

В целом, это было хорошее для них время. Они не спали вместе (подобное надо было заслужить), но безусловно стали ближе. По началу Рэйчел держалась с ним высокомерно, но вскоре в этом отпала надобность, и они просто стали партнерами. С нотками скандальности, периодических нервотрепок и неуклюжих примирений.

Но то, чем они оба занимались было далеко от законности. И хотя их предыдущие жертвы вроде бы не обращались в полицию (возможно просто не хотели иметь потом разговор с собственными женами, а возможно и вовсе ничего не помнили утром) рано или поздно это должно было кончиться чем-то плохим. И кончилось.

В тот раз они сняли квартирку с крохотной кухней. Рэйчел не всегда пользовалась шокером — подход был индивидуальным. Чаще всего она подмешивала что-нибудь в выпивку.

Глен почувствовал неладное, когда услышал звук удара в комнате. Крик, который за этим последовал, мог быть только криком истязаемой женщины.

— Ты, чертова тварь! — заорал мужчина. — Ты хотела отравить меня? Что ты подмешала?

Парень схватил кухонный нож со стойки и зашел в комнату.

— Что тут твориться? — грубо спросил он.

Мужчина резко обернулся.

— Ты еще что за хрен с горы?

— Ее муж.

В его глазах промелькнуло замешательство, но он быстро взял себя в руки.

— Ты врешь, ублюдок! Ты все это время сидел тут.

Глен пересек комнату в два шага и приставил нож к горлу мужчины.

— Хочешь подискутировать об это?

Тот попятился.

— Ты не можешь просто так угрожать людям ножом. Вы... одна банда.

— Убирайся отсюда, — надвинулся на него Глен.

Мужчина нервно засопел, но не сдвинулся.

— Глен, — послышался голос Рэйчел. — Он заложит нас.

Парень не сразу понял ее слова, но когда до него дошел смысла, он на мгновение повернулся к ней и поймал взгляд девушки.

— Мы не можем просто... — неуверенно начал он.

— Он нас видел, — произнесла Рэйчел. Впрочем, она была напугана не меньше его.

Это было сумасшествие. Но он чувствовал внутренне, что готов к этому. Этот час должен был прийти рано или поздно. Очевидно, что он об этом пожалеет. Но это будет сильно позже.

— Ладно, чего не сделаешь ради любви, — произнес Глен и перехватил нож.

В глазах мужчины отразился ужас.

— Стой! — поспешно вскинул он руки. — Стой-стой-стой. Что вам надо? Денег?

Он достал бумажник и вытряхнул все на пол. Вместе с купюрами упали права и семейная фотография. Глен пару секунд изучал ее.

— Это твоя жена? — глухо спросил он.

Он не видел лицо жертвы, но ощутил волну страха.

— Ты... не смей!

— Я больше никогда не должен тебя увидеть. И полицию тоже.

Тот молча кивнул.

-— Конечно. Я понял. Чего тут не понятного?

— Забирай бумажник и остальное. Оставь деньги.

Когда все кончилось и за мужчиной закрылась дверь, парень облегченно выдохнул. Он ничего не чувствовал кроме слабости.

Рэйчел подошла к нему и заглянула в глаза.

— Я хотела только припугнуть его. Я думала ты подыграешь.

— Я и подыграл!

— Ты и в правду был готов убить его?

Глен наградил Рэйчел долгим взглядом, но вскоре отвернулся.

— Не спрашивай.

 

Когда следующим вечером они были уже в новой квартире и Рэйчел наводила марафет, Глен решил начать разговор.

— Сколько мы еще будем этим заниматься?

Она сидела перед большим зеркалом и расчесывала волосы.

— Тебя никто не держит.

— Ладно, спрошу по-другому. Сколько еще придется этим заниматься?

Рэйчел пожала плечами.

— Пока не наберется нужная сумма. Но ты прав, надо заканчивать. Скоро. Уже скоро.

Глен чуть склонился к ней.

— Зачем тебе эти деньги?

— Я же говорила, для общины. Ты представляешь, что значит жить в изолированном городе? Туристы туда не ездят. Только подсобное хозяйство и...

— Но это же не правда.

Она на мгновение взглянула на него в зеркале.

— Да? И что же правда?

— Ты хочешь сбежать от них. А деньги тебе нужны на новую жизнь.

На этот раз она прервала расчесывание и взглянула на Глена уже внимательно. В ее тоне проступила жесткость.

— И как же ты догадался, позволь спросить?

— Очень просто. Такой девушке как ты не место в захолустье.

Рэйчел едва заметно вздохнула.

— Да. Тут ты прав. Но это все сложнее чем ты думаешь. Я сама еще не решила до конца.

Глен взял ее руку и поцеловал, едва коснувшись губами. Раньше они общались как младший брат со старшей сестрою, но сейчас она стала позволять ему больше.

— Что тут сложного? Мы убежим, и никто нас не найдет.

Она не отняла руки.

— Глен, ты не понимаешь. Нас найдут и это как минимум.

— Да зачем, зачем ты им так нужна? Они что, мало из тебя крови попили?

— Они ничего не пили. Они мой дом. И моя семья. Ты же видишь, что я родилась нормальной, а большинство в Риверхиллз — нет. Это уже накладывает на меня некоторые обязательства.

— Там что, и правда одни уроды? — не унимался парень.

— Не совсем... но большинство. Впрочем, уродство — понятие относительное. Но дело не только в долгом кровосмешении. Этот город еще и место для изгоев со всего общества.

— Отлично. Тогда тебе там точно не место.

Глен притянул Рэйчел к себе, посмотрел в глаза.

— Я не верю, что они там с тобой ничего не сделали. И я не верю, что тебе нравилось заниматься для них проституцией.

Она высвободилась и резко встала.

— Тогда ты плохо меня знаешь.

— Да нет, — произнес в пол голоса парень, — уже достаточно хорошо.

Она наполовину обернулась, вероятно собираясь что-то сказать, но он не дал ей это сделать. Вместо этого Глен набросился на девушку, сгреб в охапку и прижал к стене. Он приник к ней губами так жадно, что скрипнул сжатыми зубами. Когда он с трудом оторвался, Рэйчел взглянула на него с удивлением.

— Ты сумасшедший. Ты знаешь это?

— Мы оба сумасшедшие, дорогая. Так что все в порядке.

 

На утро после бурной ночи Глен проснулся в постели с Рэйчел довольный как кот. Но его настроение быстро изменилось, когда он увидел в спальне еще двоих человек. И как говорил классик, оба были весьма примечательными личностями.

Один, полноватый и лысый в мешковатом плаще, стоял в дверях. Глаза у него были на выкате как у рыбы, а рот напоминал жабий.

Второй был еще примечательней, поскольку все его лицо покрывала тщательно подстриженная и расчесанная маска волос. Гипертрихоз, припомнил Глен. Впрочем, в остальном мужчина был абсолютно нормален. Высокий и плечистый, он носил идеально подобранное по его фигуре пальто. Напомаженные волосы были зализаны назад.

Толстяк казался невозмутимым. А вот волосатый напротив, сидя в кресле, изучал Глена взглядом полным жгучей ненависти. Заметив, что тот проснулся, он встал и подошел к кровати.

— Это и есть он? — показал он на Глена волосатой лапой, обращаясь к Рэйчел.

Та молча кивнула. Толстяк приблизился следом.

— Ты делала тест на беременность? — спросил он.

— Нет. Мы только вчера... переспали с ним.

— Ладно, плевать. Собирайся.

— Но я могла не забеременеть, — возразила Рэйчел.

— Если за все это время ты нашла только его, то может оно и к лучшему. Староста сам теперь подберет тебе кандидата.

Глен был напуган, но все же нашел в себе силы спросить.

— Рэйчел, что это значит?

Та посмотрела на него снисходительно, но в то же время тепло, как сестра на брата.

— Глен, я в городе не ради денег, а чтобы принести общине новую кровь. Ребенка. Мой муж не может мне его дать по причинам, которые ты видишь.

На этот раз парень чуть не задохнулся.

— Муж?!

— Да, муж. Мы не расписаны, но...

Волосатый взглянул на Глена с такой яростью, что тот невольно отпрянул. Затем он подошел к Рэйчели и взял ее за подбородок.

— Только не говори, что ты влюбилась в него. Не смей.

Лысый одернул его.

— Оставь это. Потом поговорите, — он достал странный крючковатый нож и приставил его к лицу парня. — Больше не появляйся в ее жизни, или я сделаю из твоей кожи отличную обивку для кресла.

Через несколько минут вещи были собраны и Рэйчел стояла в дверях. Она хотела еще что-то сказать Глену, но толстяк ей не дал. А вот волосатый напротив подошел к парню, склонился над ним, заглянув в глаза, и произнес, едва не рыча:

— Я разорву тебя, если увижу рядом с ней.

Вскоре Глен уже сидел в постели один.

 

Парень не долго думал прежде, чем решился идти выручать Рэйчел. Ему ничего не оставалось. Он влез в это и теперь надо было закончить дело.

К тому же девушка могла носить его ребенка. Но и она сама была решающим фактором. Даже более решающим для него.

Где находился Риверхиллз он знал, но предстояло подготовиться. Он планировал сначала подобраться к городу на безопасное расстояние и разведать обстановку. Затем выследить Рэйчел. Даже если ее держали там взаперти как в какой-нибудь поганой мормонской секте, то должны же были хоть иногда выпускать на воздух. Определив, где она, он выкрадет ее ночью. Да, это будет непросто. Но если сделать все с умом...

Он собрался быстро. Рюкзак со всем необходимым, палатка, если разведка местности затянется. Так же он купил бинокль и нож.

Но все это не понадобилось. Когда он добрался до места на машине, взятой на прокат, то прошел всего несколько километров прежде, чем его заметили.

— Во дебил, — послышался у него из-за спины странный писклявый голос. — Ты что, думал сюда так легко попасть? Тут же повсюду дозоры. И датчики.

Глен обернулся. Говоривший был отвратительным кривоногим карликом с бородой как у гнома. Он выглядел бы комично, если бы не сжимал в руке кольт.

Его спутник, высокий и худой как жердь в плаще с капюшоном, держал двустволку и походил на безносого прокаженного.

— Двигай, — произнес второй безгубым ртом.

Карлик хохотнул. Как ни странно, но он выглядел дружелюбно.

Его вывели к городу. Это был крошечный провинциальный городок с домами образца начала двадцатого века. Люди тут были самые разные. И нормальные и нет, хотя на Глена почти никто не обращал внимания.

Пройдя мимо псарни, они зашли в хорошо укрепленный двухэтажный дом. Через одну из приоткрытых дверей парень увидел полную оружия оружейную. Но его повели на второй этаж.

На втором этаже в кабинете, куда они зашли, за письменным столом сидел старик. На первый взгляд вроде бы нормальный, хотя Глен тут уже не мог ни за что поручиться.

Старик мельком взглянул на него.

— Кто такой?

Ему объяснили. То ли на парня тут уже была ориентировка, то ли еще что.

— А, так это он что ли? Этого следовало ожидать. Ну что, ты попал сынок, — произнес старик с деланным сочувствием. — Будем держать тебя как свинью и отрезать в день по кусочку. Чтоб мясо сохраняло свежесть.

Они какое-то время наблюдали за реакцией Глена, а потом не выдержали и расхохотались.

— Да ладно, я пошутил. Живой ты тут ценнее, чем мертвый. Ты же здоровая кровь. Сделаешь несколько детей и будешь жить с нами. Наружу теперь тебе путь заказан, сам понимаешь, — развел он руками. — У нас тут все несколько незаконно, но мы люди мирные. Для начала будешь трахать большую Берту, а там поглядим.

Карлик и прокаженный при этих словах содрогнулись.

— Ладно, иди гуляй. И за периметр ни ногой. Сразу пулю словишь.

Глен наконец решил что-нибудь сказать.

— Я вообще-то пришел к Рэйчел.

Старик чуть помрачнел.

— А вот это плохая идея. Впрочем, — поднял он палец, — иди разбирайся с Чаком, ее мужем. Если договоритесь... Только мирно, мирно. Конфликты нам тут не нужны.

Парень вышел на улицу, порядком охренев от всего услышанного.

— Вон ее дом, — показал ему карлик.

Он направился в указанном направлении. Там его уже ждали, что было не мудрено, учитывая размеры города. Должно быть Чаку и Рэйчел уже сообщили о его приходе.

Сам Чак, тот самый волосатый черт, как Глен его про себя называл, просто ждал возле крыльца, сложив руки на груди. Рэйчел стояла рядом с ним и до этого, по-видимому, вешала белье. Парню было непривычно увидеть ее за таким занятием.

— Иди в дом, — бросил девушке Чак.

— Не трогай его, — возразила та.

— Я сказал иди в дом!

Он произнес это с такой злобой, что большинство на ее месте скорей всего подчинилось бы, но не она.

— Чак, мне все еще нужен ребенок от него. Не смей распускать руки.

— Не волнуйся, я оставлю тебе самые лучшие его части. Пойдем, со мной, дружок, — махнул он рукой Глену. — Тут есть одно место.

— Зачем? — спросил парень.

— Поговорим.

Они отошли на некоторое расстояние от города, зашли за холм, поросший кустарником. Уже темнело. Чак встал на месте, закрыв глаза и чуть задрав голову, словно смотрел в небо сквозь веки. Его могучая грудь вздымалась и опускалась.

“Он что, там молится?” — лихорадочно подумал Глен.

— Как же я тебя ненавижу, — наконец выдавил из себя Чак. — Откуда ты выполз только? Она моя, понимаешь? Вся моя!

Он посмотрел на парня и стал снимать рубашку.

— Сейчас я изобью тебя. Может быть сломаю пару костей, но ты выживешь. А потом... ты будешь прикасаться к Рэйчел только, когда я разрешу.

Глен все понял. Чак хотел поставить его на место, а точнее указать ему на его место. Определить дальнейшие отношения, так сказать. И такая будущая роль не радовала.

Но времени возражать не было. Да ему и нечего было возразить. Соперник имел телосложение атлета и был выше парня на пол головы. Да и злоба явно придавала ему сил.

Он набросился стремительно, преодолев отделявшее их расстояние в два прыжка. Без рубашки, весь покрытый густым волосом, он напоминал оборотня.

Они сцепились и покатились по земле, терзая друг друга как псы, пиная, нанося удары, хрипя и рыча. Он начал с меньшей злобой, чем Чак, но распалялся все больше от понимания того в какое же ничтожество его хотят превратить. Как на него после этого Рэйчел-то смотреть будет? Наверняка этот черт будет избивать его каждый день.

Конечно, он не думал так в драке. Но это возникло в его мозгу как образ. Отвратительный и неизбежный.

Вскоре Глен почувствовал, что теряет силы. Они не были равны физически. Парень уже не понимал ни куда он бьет, ни где они вообще. Но тело Чака он чувствовал на себя со всей определенностью. Очередной удар почти выбил из парня дух.

Ускользающим сознанием он вспомнил, что у него за голенищем сапога нож и попытался дотянуться до него. Пальцы нащупали рукоять в момент нового удара, который едва не выключил сознание. Но противник сверху почему-то замер, ослабив хватку и странно взвыв.

Не мешкая, Глен выхватил нож и вонзил лезвие Чаку в шею. Это был порывистый поступок, но он нисколько о нем не пожалел.

Освободившись от хватки, он отполз в сторону, силясь прийти в себя, наблюдая за тем, как соперник пытается зажать рану, булькает кровью в конвульсиях. На его глазах Глен заметил слезы. Странно. Может он решил поплакать в процессе или напротив, избивая его, осознал свою неправоту.

— Страдалец, мать твою, — парень выдернул у него из шеи нож. — Ты и вправду думал, что я буду делить такую женщину с каким-то шелудивым псом?

Он пнул умирающее тело сапогом и испытал удовлетворение. Конечно, он был на взводе, но чувство было глубже. Внутренняя его суть торжествовала. Теперь все казалось возможным.

Глен затащил тело в кусты, обтер лезвие и руки о траву как мог и зашагал к дому Рэйчел. Она ждала его и, заметив кровь на куртке, ужаснулась.

— Он мертв, — мрачно произнес Глен, подходя.

Рэйчел неотрывно смотрела ему в глаза. То ли пыталась осознать произошедшее, то ли не верила.

— Что же ты с собой сделал? — наконец произнесла она. Но девушка быстро совладала с собой. — У тебя есть выход. Иди к старосте и во всем признайся. Скажи, что это была самооборона. Тебя накажут, может быть отрубят руку, но не убьют.

— Рэйчел, — взял ее за плечи Глен и встряхнул. — Мы сбежим отсюда. Сегодня.

— Что? И думать забудь. На нас спустят собак и устроят облаву. Ты не понимаешь.

Но парень слишком хорошо ее знал.

— Ты не создана для такой жизни. Ты хочешь состарится, стирая подгузники и прозябая в этой дыре? Твои лучшие годы должны пройти в свете. Мы заработаем денег, не важно как. И будем путешествовать и ходить по ресторанам. Я обвешаю тебя драгоценностями. — он взял ее лицо в ладони. — Только представь, как ты будешь прекрасна.

В глазах Рэйчел мелькнула неуверенность.

— Я знаю, что тебе нужно. А они ничего тебе не дадут.

— Ладно, ладно, — она хлопнула его по руке. — Не распаляйся.

Но дело было сделано.

— Жди здесь и готовься, — продолжила она.

— Что ты собираешься делать?

— Устрою псам второй ужин с крысиным ядом.

 

Они лежали в высокой траве, бок о бок, прижимаясь друг к другу дрожавшими телами. И наблюдали как вдалеке под полной луной двумя крошечными точками перемещался патруль. Глен ничего не говорил, да и не хотел. Но он посмотрел на Рэйчел, пытаясь запомнить ее черты, понять, о чем она думает.

Она держалась смелее, чем он ожидал и это придало ему сил. Когда девушка повернулась к нему, он впился взглядом в ее лицо. В свете луны ее кожа была молочно-белой как у мертвеца.

— Скажи, что ты сделаешь это, если нас поймают, — тихо сказала Рэйчел.

— Не волнуйся, дорогая. Сначала я убью тебя, а потом себя.


15.03.2020
Конкурс: Креатив 27