Никто Оуэнс

Шальная карта

От неё пахнет жасмином и тмином.

Странное, но манящее сочетание сладости и пикантной остроты завораживает не меньше притягательных очертаний точёной фигуры.

Дама Пик томно проводит языком по карминовым губам, едва заметно прикусывает нижнюю.

Роковая женщина. Как раз в духе Джо.

Последний старательно делает вид, что слушает Пикового Короля, время от времени выпуская облачко сигаретного дыма, но при этом украдкой поедает глазами его спутницу.

Разговор не несёт в себе ничего нового. О том, что в Покер Сити началась Война Колод, знают все. Кланы затеяли передел, и то, что кто-нибудь из них обратится с просьбой решить проблему, оставалось лишь вопросом времени.

Впрочем, Джо удивился, когда на пороге появились Пики. Он ожидал увидеть Бубновый клан. Но тем лучше.

Первым в кабинет входит Туз, резко и сильно толкнув стеклянную дверь с надписью «Джо Кер — частный детектив».

Туз проходит по всем комнатам, поблескивая в тусклом свете своей лысиной. Удостоверившись, что всё чисто, он опускает жалюзи на окнах и садится на диван.

Следом входит Король Пик. Седовласый полный старик в очках бухгалтера с толстыми линзами, сквозь которые поблескивают хищные чёрные глазки.

Он брезгливо осматривает кабинет, поправляет красную розу в петличке черного как смоль бархатного пиджака, садится в кресло и закуривает сигару.

Джо не предлагает выпить, отлично понимая, что вряд ли главарь самой грозной масти станет пить дешевое виски.

Следом вплывает Дама. Как всегда, обворожительная и до пошлости сексуальная. Шелковое платье при движении струится подобно волнам, когда их разрезает киль дорогой яхты. Длинные чёрные перчатки обволакивают руки до предплечий.

Словно ангел, она пролетает лёгкой походкой комнату, и устраивается в единственном свободном кресле, закинув ногу на ногу.

Последним входит пиковый Валет. В утончённом костюме от «Валентино». Глаза он прячет под шляпой, которую, в нарушение всем правилам этикета, не снимает.

С гладко выбритого лица не сходит надменная улыбка, когда он вальяжно шествует через всю комнату и становится за спиной у Джо, давая понять последнему, чем чреваты любые фокусы с его стороны.

Король не ходит вокруг да около и сразу выдаёт на-гора весь расклад игрального стола.

Расклад не самый веселый. Трефовые и Бубновые сговорились, желая раз и навсегда свалить Пиковых. При этом и те, и другие стучали Червовым копам, которые и сами были не прочь прибрать город к рукам.

Джо и сам это знает. Шестерки всех мастей щедры на информацию, если ты щедр на деньги, но знают далеко не всё и не всегда.

Как и знает, что те двери, что не открывают деньги, распахиваются настежь перед сладострастными речами, умело сказанными в постели на ушко красавице Даме Червей.

Но сейчас Джо думал точно не о рыжей бестии с жетоном детектива. Все его мысли и грёзы занимала знойная брюнетка, на чей бюст, лишь немного прикрытый платьем, он пялился уже минут пять.

Дама Пик потягивается игриво, словно кошка. Груди приподнимаются и натягивают шелк до предела. Ещё чуть-чуть, и он непременно соскользнёт вниз. Но Пиковая знает толк в соблазнениях. Зачем сразу показывать то, ради чего пылкий воздыхатель будет на всё готов?

Заметив, что всё внимание детектива сосредоточено на ней, она демонстративно залезает в клатч и выуживает из него пачку тонких сигарет. Достаёт одну и ждёт огонька.

Джо хватает со стола зажигалку с изображением четырёх тузов, подходит к Даме и щёлкает механизмом.

Пиковая нежно берёт его руку в свои и притягивает ближе к лицу.

Пламя нежно лижет сигарету. Дама делает затяжку и смотрит в глаза Джо…

Таким взглядом порабощают души, свергают царей и рушат империи. В некоторых женщинах меньше страсти и желания, чем в одном только этом взгляде.

Тонкие пальцы отпускают руку детектива. Он поспешно убирает зажигалку в карман, пока никто не заметил записку, что оказалась у него в руке.

Когда стороны сходятся в цене и плане действий, разговор заканчивается, и Пики уходят, оставив Джо наедине с целым сонмом мыслей.

Одни страшные. Они рисуют картину полного провала. В них он непременно получит пулю в затылок или «перо» под рёбра.

Другие — безумные. Тут он предстаёт героем, в одиночку крушащим колоду.

Но ему по душе фривольные. Те самые, что с придыханием рассказывают об объятиях и страстных поцелуях Пиковой Дамы.

Джо разворачивает бумажку и наливает себе полный стакан виски. Как и ожидает, на жалком клочке надушенной бумажки лишь время и место. Жест отчаянья. Или роковая красавица имеет свои виды на расклад пасьянса.

До встречи без пяти минут пять часов.

Иногда это безумно много, иногда — чудовищно мало. Сейчас же — в самый раз. Всё идёт по плану.

Рукой трёт усталое лицо. Смачивает ладонь в виски и потер тронутые сединой виски, взъерошивает короткие рыжие волосы и смотрит на своё отражение в стакане. Лоб в бороздах глубоких морщин, крючковатый нос, сломанный в драке, и едва различимый шрам на шее. Он до сих пор болит, хотя эта боль является эфемерной и живет лишь в голове у Джо. Напоминание о неудаче и невосполнимой потере.

Пора действовать.

Детектив достаёт из стола «Кольт» и пару запасных обойм, надевает длиннополый плащ кирпичного цвета и выходит из кабинета.

Игра начинается.

 

Город гудит. Покер Сити и до Войны Колод с трудом тянет на звание «Спокойное место», а сейчас и вовсе словно слетает с катушек.

Мелкая карта всех мастей крошит друг друга от заброшенных задворок до центральной площади.

Буквально пять минут назад по радио сообщили о перестрелке двух троек прямо напротив мэрии. Поединок завершился боевой ничьей. В морг уехало два тела в пластиковых мешках.

Джо гонит свой старенький «Бьюик» по Флэш Стрит. В салоне клубится сигаретный дым, а за стеком мелькают яркие неоновые вывески и огни ночного города.

Покер Сити — это место самых смелых надежд, азарта и удачи. А удача не любит слабаков. Здесь всегда побеждает тот, чья комбинация сильнее. Город счастливчиков. Неудачники отправляются в отбой. Раз и навсегда.

Но не сегодня. Сейчас не побить стритом каре. Это другая игра. Время покера и блэкджека закончилось. Пришло время пауков, просчитывающих каждый ход. Время, когда побеждает не тот, у кого карты сильнее, а тот, кто умеет раскладывать пасьянс.

Важно не сколько у тебя стволов, а оставил ли ты свободное поле для маневра.

Колоды никогда не слыли мастерами пасьянса. Поэтому и нуждались в нём. В том, кто вне системы, в шальной карте, бьющей любой козырь.

Бар «Чёрная троица» прячется в тенях бедняцких кварталов. Пристанище для байкеров и дальнобойщиков. На неоновой вывеске мигают три скрещенных кинжала и какой-то цыганский символ.

«Бьюик» неспешно подкатывает ко входу. Выйдя на улицу, Джо кашляет от стоящего запаха перегара и нечистот сточной канавы. До сих пор не привык к здешнему смраду.

В дверях стоит трефовый Туз. Кожаная жилетка на голое тело, лицо в татуировках, на голове бандана с тем же знаком, что и на вывеске.

Он меряет Джо взглядом. Кивает, узнав, и пропускает. Детектив давно вхож во все злачные места города.

Десятка бармен нацеживает в грязный стакан бренди.

Джо просит телефон. Старенький аппарат выуживают из-под барной стойки и шваркают перед детективом.

— Это я. Всё готово? Хорошо.

Трубка опускается на рычажки отбоя. Джо глядит на часы. Пять минут, три, одна.

Крик и звук бьющегося стекла врываются в царящий в баре хаос и на мгновение порождают тишину. Лишь на мгновение. Завсегдатаи уже привычны.

По Даме Треф можно сверять часы. Каждый четверг, ровно в шесть после полудня, она устраивает Трефовому Королю скандал и сваливает из бара. Затем мчит по шоссе на Холм Потерянной невинности и нажирается там в хлам под звуки скрипящих рессор и стоны страсти.

Сегодня она облачена в короткое кожаное платье с корсетом, подчёркивающим изящную талию, и обтягивающим пышные бёдра низом. В чёрных длинных волосах выделяются зеленые пряди, отвлекающие внимание от пирсинга на лице.

Джо просит записать на его счет и выходит вслед за Дамой.

Проходя мимо мнущегося возле бара Двойки, он быстро суёт в карман свёрнутый конверт.

Двойка кивает — контракт заключён.

Всё идёт по плану. Спустя полтора часа «Бьюик» уже несётся к мотелю «Подкидной Дурак». Трефовая дама в отключке лежит на заднем сидении и пускает слюни.

Джо выжимает всю скорость, на которую «Бьюик» способен. Времени у него в обрез.

Дверь нужного номера в мотеле оставили открытой, но поворачивать ручку не так удобно, когда тащишь на себе бухую в хлам бабу. Не самую лёгкую. Талия у Трефовой точёная, спору нет, а вот буфера и задница далеки от стандартных девяноста в обхвате.

На кровати уже лежит голый мужик с коротким рыжим ёжиком на голове — Бубновый Валет. В полном отрубе. На полу валяется пустая бутылка. Судя по всему, клофелина в неё подсыпали в пропорции один к одному с вискарём.

Джо кидает рядом Трефовую Даму и принимается спешно её раздевать. Когда пальцы заканчивают работу, взгляд задерживается на манящих изгибах. Если бы не обстоятельства…

Детектив мотает головой, выводя себя из ступора. Ещё не всё, а улицу уже сотрясает рёв движков «Харлеев».

Закинуть субтильного мужика на Даму несложно. Джо улыбается — Валет ложится на Даму.

«Бьюик» отъезжает от мотеля за пару минут до того, как все подъезды заполоняют байкеры, поэтому детектив не видит, как Туз Треф вышибает дверь. Не видит обезумевшего от ярости лица Трефового Короля и уверенный кивок в сторону своего верного соратника Десятки. Один выстрел из дробовика разворачивает две грудные клетки. Десятка ложится на Валета.

Джо ничего этого не видит, в отличие он объектива камеры, что украдкой снимает происходящее. Но знает, на чей стол попадут фотографии.

 

Червовая Дама ждёт на скамейке в парке, прямо напротив пруда. Это их место.

Кудрявые рыжие волосы в свете фонарей казались красными. Тонкий аромат сирени чувствуется даже с пяти шагов. Лицо кутается в тенях, но Джо знает, что она волнуется, а пухлые губки едва заметно дрожат.

Она озирается по сторонам. Замечает Джо и вспыхивает словно пламя лесного пожара.

Подрывается, отвешивает пощёчину, тут же обнимает, притягивает к себе страстно целует.

— Засранец, ты хоть представляешь, что творится в городе?

— Более или менее, — Джо уклончив. — У меня для тебя подарок.

— Подарок, ты охренел, в городе резня, а ты вытаскиваешь меня из участка, чтобы отдать подарок?!

— Тебе понравится.

Детектив протягивает инспектору маленькую чёрную записную книжицу, перетянутую резинкой.

Червовая не задаёт больше вопросов. Отодвигает в сторону резинку, достает фонарик и быстро шуршит страницами. Её глаза становятся всё больше и больше.

— Здесь все активы трех мастей. И да, вот ещё что, Бубновые и Трефовые сегодня ночью будут крошить друг друга в районе складов, можете повязать всех сразу.

— Это надежная информация?

— Да, из первых рук, как говориться.

— Почему ты делаешь это?

— Городу не хватает порядка. Думаю, червовый порядок Закона будет в самый раз.

Детектив гладит по волосам Дамы, нежно целует, проводит рукой по спине, спускаясь ниже, и отстраняется.

— Я должен идти.

— Снова идёшь к своим шлюхам? — Червовая демонстративно изображает обиду.

— Разумеется, — Джо улыбается. — И их много. А ты одна.

Она тянется за новым поцелуем, но он уходит.

 

Ничем не примечательный дом. На улице таких с десяток. Дама Пик открывает дверь сама. На ней прозрачный пеньюар. Под ним ажурное бельё чёрно-красных тонов.

Едва дверь закрывается вслед за вошедшим детективом, тут же Пиковая притягивает его к себе и жадно впивается в его губы, а руки Джо нежно гладят её возбужденное тело. Одежда падает на пол ещё на полпути к кровати.

Она нежно кусает ушко и гладит по щеке. Он ласкает грудь и медленно опускается ниже. Комнату наполняют тихие вздохи. Затем они становятся всё громче и громче, пока не срываются на крики блаженства.

Когда всё заканчивается, Джо закуривает, вполуха слушая Пиковую. Она говорит о любви с первого взгляда, о том, что нашла единственную светлую душу в этом покинутом всеми богами месте. Умоляет кинуть всех и спасти только её. Вывезти из ставшего для неё тюрьмой города.

Джо улыбается, кивает, обещает, а сам украдкой смотрит на наручные часы.

Всегда оставляй свободное поле для маневра. Сейчас этим полем была ванная. По пути Джо кидает на прикроватную тумбочку свой пистолет и зажигалку.

Двое входят в дом с разных входов. От одного пахнет гаванскими сигарами, от другой — сиренью.

Дама Пик нежится на шёлковых простынях, когда в комнату врывается Дама Червей. Зажигалку она узнаёт сразу.

— Грязная сука!

Сколько бы ни было женщине лет, какой работой бы она не занималась, она всегда остается женщиной. И ей всегда управляют эмоции. И самые сильные из них — страсть и ненависть.

Пистолет мгновенно оказывается в её руках, и она стреляет в разлучницу. Три пули прошивают тело Пиковой Дамы. Прямо на глазах ворвавшегося в комнату Пикового Короля. Он хватает лежавший на тумбочке пистолет и стреляет в Даму Червей. Одежда полицейской пропитывается кровью. Червовая медленно оседает на пол. Рука поднимается в последний раз, и раздается ещё один выстрел. Аромат сирени смешивается с запахом пороха. Пальцы женщины разжимаются. На пол падает надушенный клочок бумаги, осознано оставленный Джо в черном блокнотике.

Пиковый Король пытается зажать рану на шее, но кровь бьёт фонтаном. Он падает на кровать рядом со своей женой и замирает навек.

Когда всё заканчивается, Джо выходит из ванной и смотрит на убитые тела. Если не можешь сокрушить армию, убей полководца. Как? Даже несокрушимые становятся жертвами страсти.

Рана на шее Короля его забавляет. Точно такую же однажды он оставил на его шее. Детектив достает из пачки сигарету, закуривает, как ни в чём ни бывало и берет телефон.

— Валет? Это Джо. Мы попали в засаду. Копы убили Короля и Королеву… Да, они должны за это ответить… Нет, не в участке. Они будут в районе складов… Да, уверен. Бери всех.

Джо сбрасывает вызов и набирает новый номер.

— Комиссар, это Джо. Король Пик убил вашу дочь… Нет, это не дурацкая шутка, она умерла у меня на руках… Они будут в районе складов Трефовых. Да, вся масть. Я уверен.

Протяжный гудок.

В комнату заходит невысокая женщина с крашеными рыжими волосами, в форме управляющего казино Бубей. На бейджике имя Д.Ж.О. Кер — Донна Жоанн Оливия Кер, младшая дочь капитана полиции Джона Кера, убитого десять лет назад в прошлой Войне Колод.

Её лицо не такое осунувшееся, как у Джо, но они безумно похожи.

— Тебе их не жалко? — Донна смотрит на убитых женщин.

— Они плоть от крови этого города и заслужили такой конец. Ты сделала, что я просил, сестрёнка?

— Да, Бубновая масть уже потрошит склады Трефовых, — принимает сигарету от брата и делает глубокую затяжку.

— Кто-то из них может уцелеть?

— Это неважно. Теперь вся их жизнь будет наполнена только местью. Если не сегодня, то завтра они всё равно поубивают друг друга. Пасьянс сложился.

— А что теперь делать нам?

— Жить без мести. И подальше отсюда.

— Но Война Колод закончилась.

— Именно, и этот город заслужил пожить без Мастей.

— У нас нет Масти.

— Всё верно, сестрёнка, но мы часть Войны Колод, и пока остаемся в городе — она не закончится.

Женщина кивает.

Через три часа старенький «Бьюик» проносится мимо освещённого фарами дорожного указателя «Нью Хоуп Таун — 273 мили» и уносится в темноту ночи.


15.07.2020

Все рассказы автора Комментарии из формы голосования Обсуждение