Креатив 28, или «Трансформация»

01.09.2020 – 28.12.2020

Главная тема на форуме
Шоу первого тура
Шоу второго тура
Финальные результаты
Внеконкурсная тема на форуме
Результаты внеконкурса
Всего рассказов: 60   Скачать: txt html


1 место (22 балла): Алекс Тойгер «Планета детей»

и

1 место (22 балла): Берендей «Хрупкие крылья ангела»

 

3 место (14 баллов): Алекс Тойгер «Погремушка»

 

4 место (13 баллов): Мартокот в октябре «Весна во славу Человечества»

 

5 место (8 баллов): Род Велич «Гуманизация»

 

6 место (5 баллов): Crazy Dwarf, greatzanuda «Пророк 2.1»

 

Лучший юмористический рассказ: Crazy Dwarf «На пыльных тропинках, или Немного о смысле жизни»

 

Лучший критик: Crazy Dwarf


Оценки жюри


Иллария
Писатель, лингвист и редактор. В прошлом — лучший критик Креатива.

 

Рефрен этого года — "После пандемии мир не будет прежним". Слышать больше не могу, хочется незыблемых ценностей, не рушимых катаклизмами и не подверженным метаморфозам.

Поэтому первое место в моем топе занимает рассказ "Хрупкие крылья". Идею, что альтруизм лучше эгоизма, легко принять, особенно, если призывать к альтруизму других в отношении себя. Интересно и трогательно об этом написать куда сложнее. Автору удалось. Спасибо за удовольствие, доставленное чтением. Прошу прощения за лаконичный отзыв. О безусловно хороших рассказах всегда сложнее писать, чем рассуждать о недостатках. А у этого рассказа их нет.

Второе место — "Планета детей". Все как я не люблю. Полная дереализация. В смысле, текст похож на попытку художественными средствами объяснить, что в психиатрии называют "расстройство деперсонализации". Отзвуки "Черного зеркала", бессмертной "Матрицы" и почему-то Мьевиля. Не эпигонство или аллюзии, а обзор осевших впечатлений, что там мимо автора пролетало. Тот случай, когда приятно уловить знакомый образ "Аааа, я тоже знаю! Мы одни книги читаем, ты и я!" История о том, что люди, взятые по отдельности, еще могут оказаться вполне ничего себе, но в качестве человечества норовят загнать себя в бутылку, и разрушить все, до чего дотянулись. Молох, пожирающий своих детей. Вишенка на всем этом — финал. Такой же плывущий и двусмысленный, как все до него. То ли "пасхалка", отправляющая к "24 вида горы Фудзи кисти Хокусая" Желязны, то ли... надежда? Что жизнь везде себе лазейку найдет? Так что второе место — за яркость и неоднозначность впечатления, за что не возьмись, разбираться надо, а что это было.

Третье место — "Весна во славу человечества". Это первый приз за пафос. Сюжет с идейно-тематическим строем лаконичны, над ними превалирует противостояние человека стихии. На фоне столкновения с природой конфликт "человек vs система" и уж тем более какие-то корпоративные происки меркнут. Признаться, я обычно такое, как кто-то там куда-то шел, падал, вставал, и тут его опять мордой об лед... пропускаю или, в лучшем случае, читаю по диагонали. А тут прям оторваться не могла, переживала, как при просмотре "Послезавтра". Вспоминается общеизвестное письмо к Вяземскому: "Трагедия моя кончена; я перечел ее вслух, один, и бил в ладоши, и кричал, ай да Пушкин! ай да сукин сын!" Автор, конечно, не Пушкин, но большой молодец. Убедительный пафос — это здорово.

Четвертое место — "Погремушка". Самый интригующий рассказ топа. В смысле, удерживающий любопытство до победного. Под всеми кустами установлена ехидная табличка "Здесь припрятан рояль", под каждым ружьем висит уточнение, в каком именно акте выстрелит. И при этом до развязки интересно, а что у мужика в яйце, что, куда и зачем тащит девица, а главное, при чем здесь змея? При заголовке "Погремушка" интрига держится до развязки. Очень круто накручено, браво!

Пятое место — "Гуманизация". Все мы проходили в школе историю истребления коренных народов, смотрели "Аватар", а многие читали "Ксеноцид" и "Голос тех, кого нет" Орсона Скотта Карда. На избранную автором тему безумно сложно написать самостоятельный рассказ, чтоб его не сравнивали с "такими же, только круче". Но автор напомнил не "Аватар", а Чехова: "Что же делать, надо жить! Мы, дядя Ваня, будем жить!"

Шестое место — "Пророк". Местами несколько затянуто, композицию можно бы слегка доработать. Но насколько живо читается про злоключения "одаренного"! А еще мне понравилась авторская версия игры в центон, комический эффект которой тем сильнее, чем лучше читатель знаком со стихотворением-основой. Шестое место только потому, что надо же на него поставить какой-то рассказ, а так я бы в этом заходе третье поделила на четверых. Так что это шестой по счету, а не по значимости с впечатлением.


Андрей Фёдоров (Уши чекиста)
Многократный победитель Креатива, многолетний ведущий Креатива

 

Crazy Dwarf, greatzanuda — Пророк 2.1
6 место.

Кто-то неминуемо должен оказаться на шестом месте. Ну и ещё потому что угрюмого меня не привлекает такой юмор. Ну и настойчивое морализаторство тоже не особо. История будто откуда-то из восьмидесятых, но с элементами современности. Категорически не мое, в общем.
Маленькие придирки. Менты в общении друг с другом крайне редко называют то правонарушение, которое предлагал дежурный, вот прямо "мелким хулиганом". "Мелочь", "мелкий". Нападение на сотрудника — тоже такое. Никто не говорит "нападение" ( такой статьи, кстати, нет), скажут номер статьи и все.

Мартокот в октябре — Весна во славу Человечества
5 место.

Приключения героя с лисицей в кармане. До какого-то момента я думал, что лисица — таки и есть объект его поисков, но не срослось.
Гладко, складно, умело. Но при этом совершенно беззубо. Мне пришлось перечитывать текст, чтобы вспомнить, что там вообще было — единственный из шести, который забылся прямо на лету. Но место обусловлено не только этим. Финал где? Вот где тут финал? Я его не обнаружил. Так, отписка. Одно плюс другое равно пять. Не обессудьте.

Род Велич — Гуманизация
4 место.

Комбат командует отделениями. Не много ли чести? А где же командиры взводов, рот, самих отделений? Но это так, маленькая придирка.
А теперь придирка большая.
Слабость рассказа в его вторичности. Потому только четвертое место. Сюжеты о счастье, построенном на крови местного населения — это прям из старины, Фенимор Купер не даст соврать. Контраст между воспоминаниями и настоящим моментом, в котором внучка, солнышко и покой, несколько оживляет расхожий сюжет.
Но по сути дела "звездный десант" с Эндером уже здесь все сказали, некуда развиваться. Разве что просто добавить в портфолио текст "под Хайнлайна". Если смысл был именно в этом, то все классно, написано хорошо, на уровне.

Переходим к птице-тройке лидеров.

Иван Хуанович — Погремушка
3 место

Это что-то невероятное. В рамки этих скромных тысяч автор уместил практически целый голливудский фильм с твистами, возвращениями в прошлое, мировые закулисы, магию, криминал и шпионские игры. Читается это все чертовски круто, но лично мне сам сюжет не особо зашёл. Может быть, не понравился язык, может ещё что-то, но продираться через буквы было довольно тяжело — при всей той феерии, что разворачивалась перед глазами. Поэтому, при относительно равных прочих, только третье место. Увы, конкуренты немного сильнее.

Берендей — Хрупкие крылья ангела
2 место

Рассказ понравился почти больше всех. Почти — потому что слишком ровное повествование, никакого твиста в финале, события перетекают из одного в другое, не вызывая никакого эмоционального отклика. Но читать все равно интересно, наверное, из-за хорошего авторского стиля. Таким языком можно даже инструкцию к робо-пылесосу писать, есть шанс выиграть какой-нибудь сетевой конкурс. Нет, я не имею ввиду, что рассказ стоит рядом с инструкцией, это просто такой неуклюжий комплимент.

Алекс Тойгер — Планета детей
1 место

Это вот все как я люблю: когда у Алекса сносит шифер, и он принимается фантазировать во все стороны, брызжа идеями, образами и просто сногсщибающими метафорами. Иногда за фасадом ничего нет, форма подавляет содержание. Но в этот раз, стиснув зубы, Алекс удержал баланс. За фасадом всё-таки что-то обнаружилось, причем нечто актуальное, злободневное.


Алексей Провоторов
Писатель, иллюстратор, лауреат премий "Интерпресскон" и "Рукопись года"

 

И снова здравствуйте. Я пришёл чтобы всех ругать, и, возможно, меня больше не позовут. Перед тем как начать, напомню, что любое оценочное мнение субъективно, и моё можно игнорировать, как и любое другое. А мнение моё в этот раз таково, что это самый слабый финал из всех Литкреативов, которые я судил. Увы. Слово «креатив» в названии конкурса сейчас кажется каким-то издевательски-ироничным, поскольку концентрация вторичных, шаблонных и пресных текстов на квадратный сантиметр финала зашкаливает. Сирена ревёт, стрелки дрожат, датчики мигают красным.
Обычно такие тексты вылетают на предварительном этапе любого конкурса, а нынешний номер первый моего топа должен бы пролезать в финал со скрипом и на последние места, а не возглавлять его. Ей-богу, это топ от противного: вверху не лучший, а просто наименее разочаровывающий. Внизу адъ.
И да, поскольку мне справедливо могут сказать «тоже тут нашёлся Питер Уоттс блин», я выключу своего внутреннего писателя и включу внутреннего читателя. А рассказов, в том числе конкурсных, я за свою жизнь прочитал очень много, чтоб мне было с чем сравнивать.
Поехали. И я не обижусь, если вы на меня обидитесь; ну или как-то так. Оставляю за вами такое право.


1 место — Планета детей
Оно хорошо так начиналось, что прям напомнило «Amnesia Moon» Лэтэма, например, или что-нибудь ещё из годноты того толка, где прямо сначала ничего не понятно, но очень интересно. Я люблю рассказы без экспозиции, чтоб сразу с головой в реалии мира.
Но… Но. Спустя какое-то время понимаешь, что рассказ — нарезка необязательных сцен, перемежаемых отключками и угрожающей дозой троеточий. Происходящего как такового в тексте нет. Я не против произведений про симуляцию реальности, я люблю первую «Матрицу» и «Начало», и всякие такие штуки, но это рассказ из тех, где происходит всё что угодно = ничего не происходит. Так можно наворачивать фрагменты до бесконечности, а интереснее не становится. Ну и эээ а на каком месяце там машина делала аборт хозяйке? На девятом? На шестом? Реально, настолько поздно? Просто там как бы нечего оцифровывать месяца до пятого-шестого, нервная система формируется. Да и вообще, сдаётся мне, оцифрованный пустой стерильный мозг эмбриона с набором базовых установок вряд ли развился бы в виртуальном пространстве в обычную такую девочку. Шаткая это сюжетная основа. Мимими, конечно, очень мило и всё такое, но доверия не вызывает.
Ну и рваность повествования укачала меня настолько, что захотелось закинуться дименгидринатом.

2 — Хрупкие крылья ангела
Восстания ползунов, ну-ну. Видали когда-нибудь, чтоб инвалиды подняли восстание простив ногастых-рукастых? Я нет.
Вот и весь мир тут такой — условный конструкт, не выдерживающий пристального рассмотрения, а притчевость ради притчевости в лоб — сильно не моё. Но кроме того у рассказа есть и другие проблемы — сопливая школьная за уши притянутая драма, обязанная быть, чтобы героя как-нибудь сломать, поскольку без этого автор развитие героя прописать не способен; и то, что мне как человеку не умеющему летать вообще-то побоку проблемы героя. Страшно далеки они от народа. Серьёзно, мне не удалось найти ни одной точки соприкосновения, чтобы я мог за него попереживать. Шаблонный, по обязательным лекалам скроённый, условный рассказ вообще без интересных мест. Второе место — потому что это хотя бы цельная история от начала до конца, написанная сносным, хоть и пресным языком.

3 — Весна во славу человечества
«Длинное лезвие почти атомарной тонкости в момент вибрации могло лишить его пальцев — если он успеет их быстро убрать, а если не успеет — то и руки.»
Ну зашибись. Если успеет убрать пальцы — то их отрежет. А если не успеет убрать пальцы — то отрежет руку. С таким-то началом я сразу заподозрил что и с окончанием у рассказа будет не слишком гладко, но, можно сказать — ошибся. Окончание как раз гладко, гладко срезано. Нету его. Видать, виброножом полоснули.
Не первый рассказ на не первом конкурсе, который эксплуатирует всё тот же штамп злым земным корпорациям позарез нужны недра чужих планет. Угу. Тяжёлые металлы, да-да. Тут автор даже унобтаниум поленился придумать.
Если что, «Аватар» я не люблю. Но даже там не заикались про тяжёлые руды.
Потому что тяжёлые руды, раз уж ты выбрался в космос, легче добывать с астероидов, где ценных ископаемых в достатке и не было никакой дифференциации недр под действием гравитации, как на планетах; а значит, можно особо и не бурить. Ну и запасы руд на отдельно взятом астероиде могут превышать запасы их в земной коре в тысячи раз. Такая вот фигатень. В эпоху космических перелётов незачем будет бурить планеты и поднимать тяжеленный металл из гравитационного колодца сквозь атмосферу планет чужих звёздных систем, если можно расхреначить любой ближний астероид. Так что как обоснуй — не годится.
Годилось бы как приключения, но однообразный экшн, скучная биосфера (крокодилы — колонии простейших, очень правдоподобно и продумано, да), безликий герой «из лучших из лучших из лучших, сэр!» не оставляют шансов.
Как вот вы умеете про другие планеты скучно писать, ну.
Бронза только потому, что сама по себе тема трансгуманизма и изменения тела под конкретную инопланетную среду — очень клёвая. Не новая, конечно (когда я впервые читал «О некрасивом биоформе» Булычёва, я и слова-то такого, как трансгуманизм, ещё не знал) но клёвая. Только автор запорол концепцию никакой историей.

4 — Погремушка
Начали не то чтобы за здравие, но закончили вообще в какой-то хлам. Кстати из-за невнятного происходящего и бесконечных многоточий читается как кусок ещё одной виртуальной реальности из «Планеты детей». Это что ещё за тренд?
Ну и кроме прочего — не доверяю я рассказам про заграницу, написанным нашими. Мой косяк, наверное, но не верю я в происходящее. Кажется мне, что автор глаза не видел никакой Мексики, и, прочитай мексиканец этот рассказ, он будет долго и весело смеяться по-мексикански над развесистой мескалиновой клюквой. Если б что-то в тексте дало заподозрить, что автор разбирается в теме лучше чем я… А то усреднённый голливудский фон плюс испанский моего уровня: буэнас бурритос, мучачо Родригес. Так и я могу.
Может, конечно, автор там пол-жизни провёл, таская контрабас через тамошнюю границу, но доверия к реалиям почему-то у меня ни на грош. Ладно, это мои проблемы; а вот дичь в конце — не мои. Так, знаете, к любому тексту можно приписать дичайший трип, на который ничто в реалиях текста не намекает, и говорить, что так и было. Но оно немного не так работает.
Погремушка — это потому что вы его написали просто ради того чтоб на конкурс закинуть, да? Оно заметно.

5 — Пророк 2_1
О, вот именно таким языком пишут посты на всяких развлекательных сайтах вроде Пикабу люди, которые думают, что это и есть «стиль». С дежурным набором сравнений и метафор, с мнимой лёгкостью слога, которая на самом деле вызывает чувство жевания щебёнки, чудовищным перебором эпитетов, обязательными шутейками и липкой многословностью. «На языке легонько покалывало, как от выдохшейся плоской электрической батарейки «Крона» в девять вольт.» Люди главных героев короче расписывают, чем автор эту батарейку. И так на каждом шагу.
Сюжет где-то на том же уровне — уровне потоковой журнальной сатирической фантастики надцатилетней давности. Раздражающе дурацкие пришельцы дают главному герою суперсилы, и он идёт творить добро своими кривыми руками. Я читал такое примерно миллион раз, и на миллион первый оно не становится лучше.
Прослезился над гопниками. Оказывается, им нужно подарить телефон, и они сразу станут хорошими и пойдут помогать убирать парк.
Господь всемогущий, грехи мои тяжкие, ещё и под верхний лимит знаков.

6 — Гуманизация
Плохие люди, хорошие туземцы, попытка номер миллиард. Здорово, «Аватар». Я не соскучился, только что виделись.
Если я второй раз уже упоминаю «Аватар», то вы чувствуете уровень сюжетосложения, да?
Тут фокус в чём: на эту тему уже сказано очень многое и очень многими, и чтобы что-то своё выразить, не затерявшись молью на фоне, нужно иметь голос, отличающийся от других. Ок, я не ожидаю тут Урсулы ЛеГуин, но этот рассказ умудряется проиграть даже «Аватару». Он даже не пытается выиграть. Ни в одной своей детали он не пытается быть хорошим. Инопланетяне неинтересные, биосфера скучная до одури (чешуйчатые свиньи, это да, это стоило того чтоб его придумать и написать. Недалеко ушли от шестиногих лошадей Кэмерона), люди одноклеточные, жестокость немотивированная (согласен, её и в жизни полно, но в рассказе она как говорится «чтоб была», на ровном месте, потому что нигде ни словом не объясняется, почему конкретно солдаты так ненавидят местных, что автор аж заставляет гг собственноручно посадить на кол свою спасительницу). Просто потому что. Потому что штамп, клише, общее место, его до меня миллион раз юзали, значит и я буду, чем я хуже, ага?
Ну конгратс, «Гуманизация» получает от меня личную медаль за самый безблагодатный текст финала. «Пророк» хотя бы пытался шевелиться, «Гуманизация» мертворожденна.

На этом всё. Простите, если был резок, но вы все этого заслужили. Честно, вот вы б купили книгу, состоящую из таких рассказов, какие вы написали на конкурс? И какую оценку вы бы ей дали? Поставили бы на полку к любимым? Перечитывали бы долгими зимними вечерами (или короткими летними)? Вам самим интересно, нравится?
Половину топа занимают тексты, которые нейросеть бы сгенерировала, пожалуй, лучше. Ноль оригинальных черт на несколько текстов — сильно. Я могу простить плохой язык за хорошие декорации, могу простить плоских героев за интересное происходящее, могу простить плохонький зверинец за живые разговоры, но вы умудрились лажануться во всём. Да и остальные недалеко ушли. Такое чувство, что авторы перестали читать фантастику в конце девяностых и ориентируются куда-то туда. При чём не на какую-нибудь бессмертную классику жанра, а на нафталиновый проходняк.
Шейм он ю. Надеюсь, в новом году вы напишете что-нибудь клёвое.
Всем спасибо, но с сердитым лицом.


Александр Гусев (ar_gus)
Многолетний участник, неоднократный финалист и победитель конкурса-семинара Креатив

 


Дамы и господа, приветствую вас на Большом Креативе в непривычном для себя амплуа. Приятно видеть старых знакомых и новые лица (или маски).
Прежде, чем мы приступим к разговору о рассказах финала текущего захода, позволю себе напомнить о некоторых важных моментах:
1. Несмотря на текущий форумный статус, я абсолютно не критик — исключительно читатель.
2. Принципиально стараюсь не читать обсуждение рассказов в темах форума до того, как сформирую собственное мнение и напишу отзыв. Соответственно, если моё мнение совпадёт с суждениями других, для автора это повод задуматься: хотел ли он, чтобы именно таким оказалось читательское восприятие.
3. Разумеется, я высказываю исключительно собственное мнение. Никоим образом не претендуя на его истинность. Соответственно, уместно помнить: к каждому суждению в тех небольших отзывах, которые последуют далее, можно смело добавлять «мне кажется», «по-моему» и т.д. в количествах, необходимых автору или читателю рассказа для того, чтобы написанное мною перестало казаться безапелляционным, резким и назидательным.
4. Не дело читателя учить автора чему-либо. Все пассажи типа «по-моему, лучше было бы…» всего лишь способ обратить внимание автора (и остальных собеседников, поскольку отзыв — всегда приглашение к разговору) на приёмы и детали, способные усилить или изменить моё персональное восприятие. Иногда это бывает полезно… как мне кажется :)
К сожалению, писать полноценные развёрнутые отзывы к каждому из шести рассказов финала нет ни сил, ни времени. Даже несмотря на то, что поговорить есть о чём во всех: финальный тур выдался, по-моему, удачным. Прочесть всех участников конкурса не довелось, но никто из финалистов не вызвал недоумённого «а это почему здесь?!»
Напомню также всем, читающим эти строки: отзывы, следующие далее, помимо чисто формальной демонстрации «я действительно прочитал это», стоит рассматривать как приглашение к разговору о рассказах для всех заинтересованных, будь то автор или читатель. В сущности, это и есть та самая «семинарская составляющая» Креатива, которую я люблю и ценю.
Отзывы следуют «в порядке поступления»: именно в такой последовательности располагались рассказы в присланном мне списке. Никакого отношения к итоговому распределению мест она не имеет. Наберитесь терпения… хотя я хорошо помню, как непросто это бывает :) И спасибо всем участникам финала за рассказы, это было интересно!

Crazy Dwarf, greatzanuda
Пророк 2.1
Итак, перед нами в некотором роде трагикомедия положений. Непрошенная Избранность и как с ней бороться. В самом деле, к тому ли готовила жизнь среднестатистического рядового обывателя, умудрённого опытом? Неплохого человека, умеренного циника и скептика. Впрочем, не столь уж скептичен наш герой, раз сразу и безоговорочно верит в происходящее с ним — и серафиму заодно. Сильны всё-таки в людях жажда чуда и тайная вера в собственную исключительность.
Замечу также, что решена тема «навязанной избранности» во вполне щадящем ключе. Герою вовсе не предстоит неким заранее не известным способом противостоять злу, спасая мир — как, например, в «Нам здесь жить» Олди и Валентинова. Надо «всего лишь» помочь человечеству стать лучше, какая малость, в сущности… Однако это позволяет авторам избежать трагичности и использовать лёгкий шутливо-юмористический тон. Даже беды и неурядицы героя при таком подходе воспринимаются читателем слегка отстранённо, не позволяя «влезть в шкуру» героя. Дополнительным фактором, усиливающим этот эффект, видится шаблонность и даже некоторая гротескность описываемых проблем. Соотечественникам нет нужны ставить себя на место героя: они и так по большей части там. Это позволяет сместить акцент в область личных переживаний Жени. Которых, к слову, и не обнаруживается — что представляется едва ли не основной проблемой рассказа. Если рассматривать в качестве таковых постоянные попытки героя между поиском приключений избавиться от непрошенного дара, возникает недоумение: несколько месяцев, кардинально изменив собственное поведение и образ жизни, Евгений совершенно не меняется? В его отношении к происходящему не намечено сколь-нибудь значимой динамики, кроме мимолетного сожаления о будущей утрате дара в кульминационной сцене. Из-за этого кажется, что комплект «суперспособностей» вытесняет личность героя куда-то на периферию сознания, откуда раздаются истошные вопли: «Верните меня мне!» Хотят ли этого авторы? Если да, надо этот момент ещё усиливать. Переходить, быть может, к более серьёзному тону, временами даже к панике.
Ещё одним проблемным местом мне видится некоторая затянутость в части подробного описания проблем героя в его новой реальности. Уверяю авторов, что читатели и с первого эпизода всё неплохо поняли. Конечно, ясно: все события, помимо прочего, нужны для демонстрации метаморфоз окружающего героя мира в финале рассказа. И выбранный полушутливый тон та же сцена с «гуляющими в сквере» позволяет поддерживать. Но многовато всё-таки, не находите? Тем более, что характер поведения самого героя однотипен: понимание, правда и смелость… не меняющие, повторюсь, его самого. Вспомните (или посмотрите, если не знакомы) «Джинн по имени Совесть» уже упомянутых Олди. Возможно, в некоторой избыточности описаний мытарств Евгения не было бы ничего критичного, если бы не ещё одно соображение.
Рассказ, по сути, является детализированным прозаическим парафразом соответствующего стихотворения. Вплоть до деталей. Это вполне интересный ход, приносящий угадавшему читателю, дополнительное удовольствие от прослеживания метаморфоз текста. Но на автора это накладывает дополнительное ограничение: необходимо сохранить исходную динамику. С поправкой на общий объём, разумеется. Мне кажется, этот момент авторам не до конца удался.


Алекс Тойгер
Планета детей
Следуй за Белым Кроликом… и не удивляйся результату. Каким ещё может быть конечный пункт, если кролик мёртв: ты же сам убил его, даже если не до конца осознаёшь это?
Киберпанк практически в чистом виде, со всеми его достоинствами и недостатками. Широчайшее поле для авторской фантазии, повышенные требования к технике письма — иначе создать достоверный непротиворечивый мир просто не получится. Бессмысленный и беспощадный? Отчасти. По крайней мере в том, что касается второго пункта. Киберпанковская антиутопия обязана всеми доступными средствами донести до читателя глубину проблемы и безнадёжность ситуации. А уж если дело касается дополненной реальности, никакое «Отпусти меня, Глубина!» не сработает — в лучшем случае милостиво даруя переход в иной круг ада.
Непостоянная, «штрих-пунктирная» динамика со сменой активных действий на общение персонажей, помогающее раскрытию деталей мира и дающее некоторые намёки на происходящее, позволяет решить некоторую часть неизбежных проблем. При равном объёме текста диалоговые фрагменты кратковременны и просто не позволяют, помимо прочего, герою анализировать хоть что-нибудь. Да тут ещё вдобавок периодические потери сознания и глючащая память. Вот только полностью устранить проблему не получается: складывается ощущение, что у персонажа эмоциональная сфера и способность к логическому анализу отключены полностью. Ну не удивляет его ничто в этом мире, вплоть до чисто детской возможности стрелять в супостата из пальца.
Не слишком понятно также, почему система, обеспечивающая свадебное путешествие, не только сохранила сознание не рождённого ребёнка, но и предоставила возможность обучаться и развиваться на собственной базе, как я понимаю. И как девочка обретает возможность управлять этой реальностью: ясно же, что визуализация «главного босса» и некоторые другие аспекты — чисто детские. Игровые условности, реалии мира, знать которые нам нет нужды? Возможно. Но любая попытка читателя задуматься, мне кажется, приводит к тем же вопросам.
Главной проблемой для моего восприятия рассказа, впрочем, стало не это. Технически он, пожалуй, сложнейший в финале — и сильнейший по исполнению. При этом почему-то, да простит меня автор, лично мной воспринимается как плоский, одноразовый. Не возникает желания перечитать даже ради отличных деталей вроде того же кролика или сцены, в которой герои видят самих себя (если, конечно, я не досочинил эту идею — со мной бывает). В итоге остаётся лёгкое недоумение и недовольство, что ли. Написан хорошо, идеи вроде есть, вполне на поверхности. Ничто не ново, даже участие в формировании мира не рождённых детей после «Death Stranding» воспринимается если не как штамп, то уж как вторичное неизбежно. Возможно, это просто случилось слишком недавно и потому на слуху, но это снижает остроту восприятия.
Да, и ещё вопрос: почему планета-то?


Берендей
Хрупкие крылья ангела
Отличный рассказ, прежде всего рассчитанный, конечно, на подростковую аудиторию. Полагаю, автору не раз помянули в теме обсуждения Владислава Петровича Крапивина — и вполне заслуженно, думаю. Очень уж в духе всё это «старой советской» фантастики для детей и юношества. Не столько приключенческой, сколько воспитательной без излишней назидательности.
Всё в этом рассказе представляется мне находящимся на положенном ему месте. Не слишком сложный, умеренно-образный язык, обусловленный, несмотря на изложение от третьего лица, смещением фокуса к главному герою. Тут важно то, что это не «третье всеведущее». Такой подход ближе к первому лицу, что позволяет использовать ряд языковых приёмов, могущих показаться торопливому читателю авторскими ошибками. Таковы, например, описания мероприятий или некоторые аспекты речи родителей. Заметили? Они чуть более шаблонны и пафосны, чем должны были бы быть на самом деле. Но стоит сделать поправку на опосредованную передачу, на взгляд и слух подростка — и наложение личных оценок героя ставит всё на свои места. Вспомните себя: так ли уж давно взрослые, даже безмерно любимые, казались вам скучными занудами, раз за разом повторяющими прописные истины… каковые — лишь набор штампов? То-то и оно… Если автор именно так и задумывал — просто «браво!», если это «получилось само собой»… постарайтесь запомнить. Нечаянные находки ничем не хуже «выстраданных».
Мы имеем дело, конечно, не с рассказом о взрослении в полной мере — скорее о становлении личности и поиске себя. История воспринимается тем легче, чем отчётливее осознание: замените умение летать на любое другое — плавать, например — и мало что изменится в ней. Кроме, быть может, некоторого снижения «ангельского» пафоса и уменьшения отстранённости от «прочих людей». И уж точно не возникнет ни малейших сомнений в происходящем у бывших на месте Флина. Ни культивируемый эгоизм и элитарность (привить любовь к себе легче, чем к другим), ни видимая жестокость инструкторов лагеря (именно так порой учат плавать: не силой, не упорством — так шантажом) или шпаны — ничто не противоречит знакомым нам реалиям. И чем узнаваемей окружение, тем ценнее общий гуманистический посыл рассказа.
И прекрасная финальная фраза, отдельной вишенкой. Точнее, вторая часть предложения, про «выстрадал» я бы, пожалуй, даже убрал.


Иван Хуанович
Погремушка
Вот и ещё одна ветвь славного семейства: магреализм в сочетании с типичной дорожной историей. Всё в рассказе хорошо: и прекрасные описания, и лёгкий, усиливающийся к финалу налёт мистики, и диалог с мёртвым Стивеном… И при всём этом славном наборе элементов мне видится полумёртвый рассказ. Цинично, с особой жестокостью почти убитый автором. И дело даже не во «внезапной русской» агентессе с суперподготовкой, отправленной на задание типа «пойди и сделай неведомую хрень, погибнув с честью». И не то беда даже, что именно идеологическая подготовка у неё на уровне отрицательных величин, вполне в духе очередной Бондианы: споткнуться на малейшей моральной дилемме и перейти на сторону противника. Проблема в невольном рояле. Легко, как мне кажется. Устранимом. Его даже можно попытаться повернуть в свою пользу.
Я говорю, конечно, о погремушке в яйце. Понятно, для чего она там нужна в принципе, но… Автор, зачем она вам в физическом воплощении? Раз уж взялись накладывать реальности — пусть герой, услышав треск (да мало ли, руки трясутся после таких-то переживаний) увидит в своей руке погремушку. Ровно так же, как видит змею Кэт. Более того, я бы вообще после удара ледоруба «показал» на земле обломки какой-нибудь пластмассовой фигни. Это, конечно, сделает практически ненужной пафосность фразы «Он будет жить в талисмане до тех пор, пока ты не встретишь ещё одно существо…» Но так ли она нужна? Да и оставить её вполне можно: ведь звук не привязан к конкретному объекту. Ещё, к слову: быть может, объяснялку про артефект, накопивший энергию при убийстве… вообще убрать? Полагаю, более-менее искушённый читатель знаком с этой концепцией, а внимательный не искушённый способен додумать и осмыслить самостоятельно. А то уж больно лекцией «а-ля Паганель» отдаёт.
Отдельно хочу немного поговорить о названии. Автор же явно не новичок на фантастических конкурсах — и скорее всего знает, что слово «погремушка» в определённой среде, так или иначе связанной/контактировавшей с «Грелкой», имеет очевидную коннотацию. Не слишком приятную для автора и произведения. Так стоит ли оно того?


Мартокот в октябре
Весна во славу Человечества
Ай! Ну ай-ай, же, автор!
Как же так…
Повторы. Повторы повторяющихся повторов, повторяющих повторение написанного.
«Рой ухмыльнулся в седую щетину. Щетине была неделя. Эту щетину можно было бы уже считать бородой, но не хотелось».
Сначала я грешил на небрежность автора и спешку перед дедлайном. Потом, некоторое время не видя этой беды и сопоставив с происходящим, обрадовался: неужели таким способом, в сочетании с короткими рубленными фразами, передаётся предельная усталость героя? Ох, был бы отлично: мало кто из конкурсных авторов позволяет себе такую игру с читателем на уровне языковых характеристик. Ну… в конце концов, это я слабо знаю уник?! Но потом пришлось, увы, вернуться к первоначальному варианту, ибо…
«Однако для предсказания точных дат и точных изменений у человечества не хватает данных. Не хватило данных. И теперь колония Зима в полном составе должна отступить.
Отступление или, проще говоря, эвакуация — процесс сложный».
Ох, какая же досада… явно тексту не хватило вычитки.
Второй не сработавший крючочек возник, когда «Планета Зима сошла с ума». Ну, думаю, здравствуй, Гетен. «Левая рука тьмы», «Король планеты Зима»… Я не очень люблю фанфики, но увидеть давно известные места приятно. К тому же, что называется, «сеттинг» богатый, есть где развернуться фантазии автора. К тому же вроде и намёки неопределённые появлялись: «профессор в метаморфозе», «вы ему не сказали»… да те же триггеры Роя. Но всё, увы, заканчивается ничем, даже если формальных противоречий теории единства места нет. Ибо даже если место действия — Гетен, это никак не проявляется.
В итоге получился не до конца вычитанный, но вполне состоятельный рассказ о путешествии-приключении с выводом «правительство вам врёт»… но мы им всем покажем! И целой чередой не стреляющих ружей вроде того же лиса или не любви Роя к себе подобным.
Отдельно хочу отметить, что получился довольно интересный псевдо-оптимистичный финал. За счёт «Рой почувствовал зуд взведённого триггера», конечно. Мне кажется, очень сильным ходом могло бы стать предположение, что Тома прекрасно знает о наличии такого механизма и осознанно им пользуется, причём с удовольствием.


Род Велич
Гуманизация
Налицо, да простит меня автор, этакая своеобразная «Чёрная книга Арды» для Хайнлайновского «Звёздного десанта». Некоторая пафосность и лозунговость, вероятно, оттуда же?
Неоднократно во множестве видов и форм рассмотренный в том числе в литературе вопрос о фактическом геноциде разумного населения ради собственной выгоды поставлен автором предельно жёстко. Читатель не имеет даже формального оправдания человечества условиями крайней необходимости: мол, перенаселение, истощение, или мы — или они. Ничуть не бывало! Лишь потому, что мы — люди, и нам это нужно/нравится, а на остальных… Сила этой установки такова, что даже не самого плохого человека (главного героя) не способны отвратить от неё исходные свойства личности, усиленные знакомством и даже некоторой симпатией к противнику… то есть — врагу. Даже в то, что герой действительно меняется, пересматривая отношение к произошедшему, не слишком верится. Он говорит, что Кви-То убил «очень плохой человек»? Но что ещё можно ответить почти плачущему ребёнку? Признаться? Вот уж едва ли. Однако при этом и понятие метаморфозы, и собственно «гуманизацию» в рассказе можно рассматривать и в контексте отсутствия раскаяния героя. В этом случае акценты его рассказа «хорошие, гуманные пришельцы, уничтоженные плохими людьми» могут оказаться просто отражением модной тенденции «контрастной», без полутонов, оценки происходившего в стиле литературных описаний отношений индейцы (афроафриканцы, индусы, нужное вставить)/белые в прогрессивной литературе прошлого-позапрошлого веков.
Если рассказ действительно дань уважения Хайнлайну, то мне кажется, стиль выдержать вполне удалось: ненависть к врагам, чеканные фразы агиток и некоторая доля пафоса. К сожалению, сказать в выбранной автором теме что-либо принципиально новое практически невозможно.


Итак, собственно топ:

1. Берендей «Хрупкие крылья ангела»
2. Алекс Тойгер «Планета детей»
3. Иван Хуанович «Погремушка»
4. Мартокот в октябре «Весна во славу Человечества»
5. Род Велич «Гуманизация»
6. Crazy Dwarf, greatzanuda «Пророк 2.1»


© Литкреатив2.0 2018 – 2021

Канал

Чат

Форум

Конкурсы

с 28.02.2021Креатив 29

01.09.2020 – 28.12.2020Креатив 28

01.03.2020 – 02.07.2020Креатив 27