Род Велич Ксенозоид

Пока я на этой планете

Побег назначили на утро субботы. Начинались майские праздники, а на выходных персонал наверняка ослабит бдительность.

План действий Илья стал составлять, как только Зою перевели в отдельный бокс. Никеша приволок бабушкино кресло на колёсах. Он на всё был готов, лишь бы посодействовать контакту с пришельцами. Гера, хоть не был посвящён во все детали, помог дотащить кресло, а Лерка намертво увязалась за бойфрендом.

В бокс пробрались без лишних приключений. Зоя лежала у окна, увитая проводами и трубками. Без своих ярких косичек она выглядела особенно измученной и бледной.

— Ты всё же пришёл за мной? — она слабо улыбнулась Илье. — Я знала.

— Конечно. Я спасу тебя! Только ещё не знаю как...

Зоя с трудом села в кровати.

— Вчера они сняли охрану. Думали, не сбегу в таком состоянии... — бормотала она, выдёргивая трубки. — Хотя вряд ли я сейчас уйду далеко...

— Ничего! Мы прихватили вот это, — Никеша стал раскладывать кресло.

Илья помог Зое накинуть куртку поверх пижамы.

— Командир экипажа предал меня! Сдал прямо в руки Белым Клобукам! — жаловалась она, пока выкатывались в коридор. — Теперь будут и дальше проводить надо мной свои жуткие опыты, если ты не заберёшь меня отсюда!

Илья тяжело сопел, налегая на ручки кресла.

— Заберу, я же обещал. Я ведь — Сын Ориона!

 

То, что Зоя — инопланетянка, Илья узнал в первый же день знакомства.

Это была химия. Никеша снова проспал первый урок, и за партой Илья сидел один.

В пятнадцать лет больше всего пугают две вещи: быть как все, и быть не как все. Когда в классе тебя считают чудиком, лучше отсиживаться за последней партой, там хотя бы сложнее доставать.

Лишь неуёмно болтливый Никеша, сам не без странностей, не брезговал водиться с Ильёй. Не опоздай он на химию, сейчас, наверное, расписывал бы ему страшилки из полуночных фильмов о пришельцах. Илья любил их не меньше, но с мамой не поторчишь допоздна у экрана. После второго развода она и вовсе стала психовать по любому поводу и без.

От скуки спасало лишь рисование в тетради. Илья старательно наводил зелёной пастой пышногрудую инопланетную принцессу, выбиравшуюся из разбитого звездолёта. Не слушать же нудное бормотание химички. Никеша тайно боготворил его за эти соблазнительные художества. Больше никому Илья их показывать не решался.

О реальных девочках он и не мечтал. Илья частенько слышал, как те хихикают у него за спиной, но не рисковал и думать по какому поводу.

Но в тот сентябрьский день всё шло как-то не так. Зелёная инопланетянка, выгнув крутое бедро, уже почти поставила ногу на бренную землю, как...

— Знакомьтесь, это Бойко Зоя, — из дальнего угла Илья едва мог разобрать, как Нина Степановна представляла новую ученицу.

Все возбуждённо зашушукались. Илья нехотя оторвался от рисования и застыл с раскрытым ртом.

У каждого есть то, что заставляет сердце биться чаще: особый разрез глаз, изгибы фигуры, ямочки на щеках. В животе Ильи уже частенько щекотало при виде некоторых одноклассниц, но как-то по частям: в одной — привлекало лицо, в другой — волосы, в третьей — ноги.

В Зое ему понравилось всё: чёрнота огромных глаз, худенькое личико, дерзко вздёрнутый носик. Слишком короткие волосы торчали зелёнными вихрами, а за правым ухом свисали две тонкие накладные косички — неслыханная дерзость для школьницы по меркам их провинциального городка. Всё в Зое казалось странным, неземным — от неестественно белой кожи до худеньких ног под куцей, словно не по размеру, юбкой. Бледностью и худобой она напоминала гуманоидов из Никешиных брошюрок об НЛО.

Илья так залип в созерцании этого длинноногого чуда, что из транса его вывел лишь окрик классной:

— Шитиков! Никита где? Снова прогуливает?

Он с трудом перевёл взгляд на учительницу, запоздало прикрывая рукой свои художества.

— Вот горе луковое! Опять на уроке крякозябликов рисуешь?! — погрозила ему Нина Степановна и указала Зое на стул рядом. — Садись пока сюда, потом найдём тебе место получше.

По классу прокатилась волна смешков. Посадить яркую новенькую рядом с таким чудиком? Зоя, как магнитом, притягивала к себе восхищённые взгляды мальчиков и завистливые — девочек.

— Итак, сегодня у нас введение в органическую химию... — классная у доски бубнила дальше, но Илья её уже не слышал.

Он сидел, будто проглотив швабру, и боялся повернуть голову. Неужели это происходит с ним? Все его мысли заклинило, но боковым зрением он чувствовал на себе пристальный взгляд чёрных глаз. Она что, пялится на него?! Этого просто не может быть!

Илье вдруг стало ужасно жаль себя. Бывают моменты, когда никак не можешь на что-то решиться и, упуская редкую возможность, с каждой секундой ненавидишь себя всё сильнее. Вот рядом сидит девушка из его заветных фантазий, а он лишь потеет от напряжения не в силах заговорить.

Эти тягостные раздумья прервал толчок локтём. Зоя придвинула к Илье листок бумаги.

«Так и будешь игнорить???» — писалось там. — «У тебя имя есть?»

«Илья», — машинально вывел он и дописал: — «А ты откуда?»

Она покосилась на его разрисованную тетрадь и чуть заметно улыбнулась.

«А ты умеешь хранить тайны?» — спросила записка.

Зоя смотрела на него, вопросительно приподняв бровь. Илья кивнул.

Вместо ответа она дорисовала летающую тарелку, из которой топорщил антенны улыбчивый гуманоид.

Илья уставился на Зою, потом на листок и снова на Зою. Да ладно! Она ведь просто шутит, правда? Но Зоя лишь указала глазами в небеса и продолжила буравить Илью тем же серьёзным взглядом. Ему стало не по себе.

— Только никому, — шепнула она. — Если проболтаешься, я превращу тебя в комочек протоплазмы.

Илья открыл рот, но так и застыл, утонув в космической бездне её глаз. Прямо гипноз какой-то!

Его спас лишь раздавшийся звонок, и Зоя как ни в чём не бывало выпорхнула из класса.

 

В октябре он стал её подопытным кроликом.

Тем хмурым днём Илью оставили дежурить после уроков. Домой всё равно не тянуло: мать где-то на двух своих работах и как всегда вернётся поздно.

Правдоподобно изобразив мытьё полов, Илья чертыхнулся над ведром грязной воды. До мужского туалета через весь этаж тащиться, а женский — вот он. Наверняка все уже по домам разбежались! И, осторожно заглянув в приоткрытую дверь, Илья поволок ведро туда.

Только он выплеснул воду, как из-за спины раздалось:

— Эй, ты чего здесь? — сзади как из-под земли выросла Зоя. — Подглядываешь?!

Илья так и присел. Ведь никого же не было, он проверял! Она что, телепортировалась сюда?!

Кровь горячей волной прилила к лицу. Ему стало до слёз обидно: ну почему именно она?!

«Сейчас училке наябедничает!» — скакали мысли бешеными макаками. — «А если потом и в классе разболтает, меня вообще заклюют!»

Но Зоя лишь сверлила его потусторонним взглядом.

— Следишь за мной, что ли? Признавайся, тебя Белые Клобуки прислали?

— Кто?! — опешил Илья.

Такой реакции он точно не ждал.

— Шитиков! Ты уже закончил? — в коридоре послышался голос Нины Степановны.

«Сейчас зайдет сюда!» — ужаснулся Илья. — «Если нас тут застукают, мне крышка!»

— Если нас тут застукают, тебе крышка, — прочитала Зоя его мысли.

И, не говоря ни слова больше, затолкнула Илью в одну из кабинок.

— Не бойся! Я могу останавливать время и создавать защитное поле, чтобы скрыться от врагов, — шепнула она.

В тесной кабинке Илья ощутил рядом тепло её тела, и время для него действительно остановилось.

— И куда он пропал? — раздался озадаченный голос классной, затем хлопнула дверь.

— Ха, не увидела! — Зоя улыбнулась уголком рта. — Что я тебе говорила!

Илья хотел уже выскочить из кабинки, но Зоя преградила ему путь.

— Мои приборы подсказывают, что тебе лучше обождать.

Он молча кивнул.

— Так ты точно не связан с Белыми Клобуками? — повторила она вопрос.

Илья замотал головой.

— Понятия не имею о чём ты!

Зоя смерила его взглядом.

— Ты же знаешь: я прибыла на Землю с другой планеты и временно приняла форму человека. Но Белые засекли это и теперь рыщут, чтобы проводить надо мной свои бесчеловечные опыты!

Илья, наконец, решился уточнить.

— А эти твои Клобуки — это типа Людей в Чёрном?

— Да! Только они в белом.

Взгляд Ильи утонул в бездонной черноте её глаз. Он давно не верил в Никешины истории о пришельцах, но сейчас ему очень уж не хотелось, чтобы эта девушка оказалась сумасшедшей. Ведь, не считая чумовой внешности и загадочной ауры, Зоя выглядела вполне обычной школьницей.

— Не веришь? — повторила она. — Я уже попадала к ним! У меня после этого всё тело рубцах... — она потянулась к пуговице на блузке.

— А можно?.. — неуверенно промымрил Илья.

— Так, клешни убрал! — Зоя оттолкнула его руку. — Моя миссия секретна и смертельно опасна! А ты хочешь всё узнать, ничем не жертвуя?

— А чем жертвовать?

Она окинула его оценивающим взглядом.

— Мне для исследований нужен ещё не испорченный экземпляр земной расы с большим... потенциалом.

Илья почесал затылок. Большой потенциал? Наверное, у этой инопланетянки совсем приборы сбились, если она так о нём думает.

— Но чтобы присоединиться к моей программе, ты должен заключить контракт, — продолжила Зоя. — Вот мои условия: пока я на этой планете, даже не думай прикасаться ко мне — никаких рук, поцелуев и более близких контактов. Для чистоты эксперимента другие женщины для тебя отныне тоже не существуют — даже на экране или в журналах. А то знаю я вас, землян! — она погрозила пальцем. — Ты должен выполнять всё мои задания, и никаких тайн от меня, понял? Если нарушишь хоть один пункт, я превращу тебя в комочек слизи!

Прищурившись, она разглядывала Илью.

— Ну что? Рискнёшь?

Он снова почесал макушку. Инопланетянка или нет, Зоя никак не вписывалась в его представления о девочках. Хотя не сказать, что Илья был тут большим экспертом.

«Не влезай — убьёт!» — дружески посоветовал ему череп с электрощитка.

Но интерес перевесил, и Илья кивнул.

— Рискну. А кровью подписывать не надо?

Он ещё не знал, что его жизнь и так изменится безвозвратно.

 

Отныне их связывала общая тайна. Они прятали её ото всех, переглядывались, как заговорщики, на переменах, изредка обмениваясь словом-другим, и даже могли с независимым видом сесть за одну парту. Эта игра выглядела так правдиво, что никто в классе ничего не заподозрил, хотя обычно в таких случаях уже заводили «тили-тили-тесто».

Только Никеша как-то на перемене ткнул Илью в бок:

— Да что с тобой творится? Вторую неделю ходишь потерянный. Мы вчера с Герой весёлые журнальчики смотрели. Хотели с тобой поделиться, но ты даже не перезвонил! Заболел, что ли? Или может... — Никеша выпучил глаза. — В тебя вселился инопланетный паразит?! Знаешь, такой заползает в ухо и выедает мозг, и от человека остаётся только оболочка! Ты это ещё ты?

И он снова потыкал Илью под рёбра, за что чуть не получил в ухо.

В классе Зою приняли прохладно, хотя и задирать инопланетянку не решались. «Странная на всю голову», «воображала», «наркоманка какая-то» — шептали у неё за спиной. Мальчишки, клюнувшие на её нездешнюю красоту, так и не добившись взаимности, теперь с облегчением выдохнули — не нужно больше соперничать и приноравливаться к её странностям.

Зоя ни с кем не заигрывала, не набивалась в друзья, в гордом одиночестве шагая в столовую или домой после уроков. На переменах читала на подоконнике книжки и комиксы или рисовала загадочные письмена в тетради.

Даже учителя её опасались: Зоя порой могла сказать что-то настолько резкое и неожиданное, что любого ставило в тупик. Она то отвечала лучше всех, словно знала больше учеников и педагогов вместе взятых, то получала неуды за поведение и несделанные домашки, и это её совсем не волновало.

Зато она волновала Илью. Он готов был отказаться от всего — футбола, мультиков, игр на приставке и даже порножурналов — лишь бы снова остаться с Зоей наедине и продолжить их тайные эксперименты.

 

В тот ноябрьский вечер Илья, затаив дыхание, разглаживал в ладони смятый комочек бумаги. Что же на этот раз? Такие послания Зоя подбрасывала ему в школьный рюкзак, незаметно опускала в карман, просовывала в шкафчик с вещами. Никто из посторонних не понял бы её инопланетных иероглифов, но Илья уже научился разбирать тайный смысл в этих письменах.

«Когда сияние далёкого Ориона падёт на одинокий квантовый источник у детского маятника...» — гласило сегодняшнее задание.

Ну это слишком уж просто. Илья знал эти качели на детской площадке в соседнем дворе, как раз под одиноким фонарём у заброшенной стройки. А звёзды осенью засияют рано.

Вечерело. Из закутков двора уже выползал сумрак. А на площадке — никого, мамы давно развели своих карапузов по тёплым квартирам.

Илья уселся в сидение, покачиваясь на цепях.

Зоя умела всё наполнять чудесами. В этом месяце они уже искали пространственный разлом на старом кладбище. Зелёной лазерной указкой подавали сигналы неопознанным летающим объектам в небе. Вступали в контакты четвёртого рода с бездомными формами земной жизни. Илья их до чёртиков боялся, но на Зою они не лаяли и даже позволяли себя кормить и гладить по холке.

А вчера она затащила его в кафе — исследовать гликемический баланс в рационе землян. Зоя с упоением дегустировала местные десерты в самых невозможных сочетаниях. Особенно ей понравилось намазывать пончики горчицей, а Илье она незаметно подсыпала соли в сладкий чай, отчего на вкус тот стал напоминать шампунь.

Все похождения Зоя иероглифами записывала в толстую тетрадь — «журнал экспериментов».

Илья и сам не заметил, как унылая жизнь их скучного городка наполнилась для него захватывающим тайным смыслом. Словно теперь он сам смотрел на мир глазами пришельца, и каждая травинка казалась неземным чудом.

Уже давно стемнело. Из-за домов одно за другим выплывали созвездия, отмеряя время. Потирая озябшие руки, Илья слушал, как с тихим шелестом кванты струятся из фонаря и стекают по забору стройплощадки.

— Попался, землянин! — две холодные ладони закрыли ему глаза.

Зоя, как привидение, неслышно подкралась сзади.

— Долго ты сегодня... — Илья выдохнул облачко пара.

Но Зоины руки убирать не стал — контракт как-никак. Это ей можно всё, а ему — ничего.

— Хотела замедлить время, но перепутала векторы, и вышло дольше, чем обычно.

Зоя плюхнулась на соседние качели, болтая ногами.

— Я так и по... А-а! — Илья в ужасе отшатнулся, взглянув ей в лицо.

На него смотрели полностью чёрные, как у вороны, глазища.

— Это что... линзы такие? — наконец выдавил он.

— Какие линзы? Это проглядывает наружу моя истинная сущность! — фыркнула Зоя и скорчила страшную рожу. — Как ты собираешься развивать свой потенциал, если боишься заглянуть в чёрные бездны космоса?!

Илья тяжело вздохнул, похоже, на сегодня испытания ещё не закончились.

— Куда мы в этот раз?

— Туда, — Зоя ткнула пальцем в небо.

Ржавые ступени пугающе качались и поскрипывали. Шаг, ещё шаг вверх по лестнице старого башенного крана. Но Зоя так уверенно взбиралась впереди, что Илья не мог отступить. Если бы ещё не эта предательская дрожь в коленках...

— И как ты думаешь её открыть? — он покосился на обветшалую кабину с грязными стёклами.

— Менять реальность не так уж сложно. Стоит хлопнуть в ладоши, и замок сам откроется, — Зоя хлопнула и проговорила. — Именем Петли Ориона... Тяни!

Илья с сомнением взялся за ручку. Но ведь точно было закрыто! Он повернул и... дверца легко поддалась.

— Ну, землянин, ты прошёл проверку и теперь узнаешь истинную цель моей миссии, — Зоя потащила его внутрь стеклянного пузыря. — Видишь те звёзды?

Запрокинув голову, Илья залюбовался россыпями огоньков.

— Как песочные часы?

— Да! Или мужик с широкими плечами. Это Орион.

В тесной кабинке было холодно, и Зоя жалась к нему спиной.

— А что у него между ног свисает?

— Это Петля, дурак! Звёздное скопление, откуда я родом.

— А...

— Когда-то оттуда за Землю спустился Сын Ориона, отважный звёздный странник. Но что-то пошло не так, и он забыл кто он на самом деле. Меня прислали найти его и напомнить о миссии.

— И как он выглядит?

Зоя пожала плечами.

— Не знаю. Он, как и я, принял форму аборигена.

— Понятно. И ты решила начать поиски с нашего городка?

— Конечно! Я ведь неслучайно здесь приземлилась. Приборы показывают: Сын Ориона где-то рядом, — она пристально смотрела на Илью. — Кстати, а ты знал своего отца?

Он покачал головой.

— Родители расстались, когда я был совсем маленький.

Зоя задумалась.

— Это похоже на искажения при стирании памяти. Значит, и ты можешь им оказаться.

 

Глубины воспоминаний вытолкнули Илью обратно в реальность. Они только проехали мимо ординаторской, как дорогу, словно Цербер, перегородила женщина в белом.

— Да мы чуть-чуть проветриться, — прощебетала Лерка в ответ на вопросительный взгляд. — Конечно ненадолго! Минут десять — и назад!

Во дворе персонала почти не было. Лишь редкие фигуры в пижамах бродили меж деревьев.

— Главное теперь — как-то выскользнуть за ворота, — бормотал Илья.

— Ох, это проблема! — Никеша щипал русые кудряшки на затылке. — Как-никак режимный военный объект!

Тут загорелая рука отодвинула его в сторону.

— Так, мальчики! Пока я жива, смотрите, как это делается! — Лерка с важным видом, расстегнула целых три пуговицы на блузке и вихляющей походкой направилась к вахте.

Остальные притаились за кипарисом. Какое-то время из КПП доносилось глупое Леркино хихиканье и гогот охранников. Затем её рука высунулась в приоткрытую дверь и подала знак.

Илья и Гера, пригнувшись, вытолкали кресло за открытые ворота.

— Ну всё! — выдохнул Никеша, оказавшись снаружи. — Теперь бегом на станцию, и мечта сбылась!

 

Память без спроса вернула Илью в тот декабрьский вечер. Удар. Ещё удар. Теперь отход, подсечка — и комбо! Да!! Он не смог удержать крик радости, в очередной раз отправив Зою в нокаут хитроумным комбо-ударом.

— Эй! Так нечестно! — она отбросила джойстик и надулась. — Ты в неё постоянно играешь, а я только второй раз!

Илья покосился на Зою, и весь азарт мигом сдуло. За месяц она умудрилась прикрепить к своим коротким волосам ещё несколько косичек. Теперь они двумя пучками спускались из-за ушей, делая Зою похожей на Хищника из популярного фильма.

— Ну... Я это... Увлёкся, прости... — промымрил он.

Зоя откинулась на диване.

— Опять заманил меня в ловушку! — передразнила она, толкая Илью худым, острым бедром. — Если бы знала о твоём коварстве, я бы тренировалась всю тысячу лет, пока летела сюда!

Илья перевёл дух и пробормотал примирительно.

— За тысячу лет тебе надоело бы играть.

Зоя подошла к окну.

— Не надоело, лишь было бы с кем. Космос ведь такой мёртвый и скучный! Летишь от звезды к звезде в тесной капсуле и спишь в этом... как его?

— Анабиозе? — догадался Илья.

— Точно! Даже сны не снятся. Тысяча лет без сновидений — знаешь, какая это смертная скука? Скучнее самой заезженной игры на приставке.

Илья встал рядом, борясь с желанием тронуть её за плечо. Ну почему так: одним с детства разрешают всё, другим, вроде Ильи, всё запрещают? Раньше он из-за мамы не решался приглашать друзей домой, так что и ему играть было не с кем кроме компьютера.

В пятиэтажке напротив темнели окна Зоиной квартиры — её отца тоже ещё не было дома.

— Может, уже химией займёмся? — робко напомнил Илья. — Конец четверти на носу...

— Да расслабься ты! Давай лучше ещё разок! А потом — химия. Обещаю! Честное инопланетное! — Зоя просияла озорной улыбкой.

Илья вздохнул. Легко ей говорить, у неё все внеземные знания в кармане. И никто не заставляет «тянуть» на высокие баллы. А ему мать открутит голову, если Степановна влепит ещё одну пару.

Зоя тем временем листала журнал экспериментов.

— Слушай! А у вас тут море есть? В моём списке значится пункт — переплыть море! Далеко до него отсюда?

Илья поскрёб затылок.

— Ну, не близко. Минут сорок электричкой, и пешком ещё. Хотя это и не море, в общем, — так, водохранилище. А ты морей никогда не видела?

Зоя покачала головой.

— На нашей планете их давно перекачали на топливо для звездолётов... — она замолчала и загадочно уставилась на Илью: — Отвезёшь меня на море?

— Когда? — он покосился на хоровод снежинок за окном. — Холодно же!

— Не сейчас, когда скажу. Я ведь ненадолго на этой планете. Помнишь пространственный разлом? Однажды он отроется, и оттуда явится корабль и забёрет меня... Но если ты покажешь мне своё море, землянин, возможно, я захочу остаться, — она толкнула Илью в бок и засмеялась. — Ну, ещё поединок? Если выиграю — весной везёшь меня на море!

Илья и сам не понял, как джойстик дрогнул в руках, и Зоя серией ударов выбила его с ринга.

— Ха, жалкий человечишка! Познай же всю мощь инопланетного разума!

С этого дня он уже не мог дождаться, когда же наступит весна.

 

На зимних каникулах косичек у Зои стало ещё больше. Теперь она уже напоминала Медузу Горгону или инопланетянку из фильма «Аватар».

— Сейчас будет тебе прикладная химия с ксенобиологией!

Илья зачаровано смотрел, как она колдовала над смесью шампуня, соды, пены для бритья и каких-то неведомых ингредиентов. По комнате плыла космическая музыка и запах борной кислоты.

— Сегодня у нас в программе создание инородного протоплазменного тела! — Зоя энергично ворошила студенистую массу. — А ну, помоги размешать!

Илья с опаской погрузил руки в буро-зелёную жижу. Он знал, что от Зои можно ждать любого подвоха. Но в то же время сердце сладко замирало, когда их руки, назло всем контрактам, соприкасались в толще густой, как тесто, массы.

Наконец Зоя с довольным видом оценила результаты.

— Ну как тебе мой шедевральный космический слизень?

Словно муха в мёду, Илья попытался вытащить руки, но за ними потянулись скользкие зелёные щупальца.

— Слушай, это разве не такой же лизун, как в киоске продаётся? — пробормотал он.

— Ничего ты не понимаешь! — фыркнула Зоя. — Он приведёт нас к Сыну Ориона! И вообще, будешь меня злить — сам станешь таким же комочком протоплазмы!

— Ну ладно, ладно, отличный слизень! — поспешил успокоить Илья, пытаясь вырваться из студенистого плена.

— Хм, а ты ему понравился! Может, он чует в тебе что-то родное? — хмыкнула Зоя, созерцая неравную борьбу Ильи с инопланетным монстром. — А теперь!..

Она щёлкнула выключателем. Свет погас, и комната озарилась едким свечением ультрафиолетовой лампы. Слизень в руках Ильи вдруг засиял ядовито-зелёным, словно медуза из морских глубин. А на стенах Зоиной комнаты вспыхнули огромные рисунки, которых не было при обычном освещении, — небесно голубые и жёлтые протуберанцы, словно с картин Ван Гога.

— Здорово! — Илья невольно раскрыл рот. — Это ты рисовала?

Зоя кивнула с гордым видом. Её косички тоже светились в темноте, а линзы в глазах пылали опаловым огнём.

— Кстати, землянин, ты ведь и сам рисуешь?

Илья потупился от её огненного взгляда.

— Ну так... Царапаю бумагу временами...

— Да ладно, не скромничай! Помнишь, ты рисовал для меня на уроке? У тебя здорово получалось! — Зоя высунула худенькое плечико из-под майки. — Нарисуешь меня?

— Может в другой раз? — замялся Илья. — А то вдруг твой папа вернётся?

— У командира экипажа дежурство на космодроме.

Она называла его только так — «командир экипажа». Разумеется, никакого космодрома в окрестностях не было. Но Илья слышал про военный аэродром за городом и мельком видел китель в шкафу Зоиного отца. Листал его книги на полках — в основном старую космическую фантастику. Про мать Зоя никогда не вспоминала.

— Молчишь? Ну тогда я тебя нарисую! — с кисточкой в руке Зоя одним прыжком оказалась у Ильи на коленях. — Так, сиди и не двигайся!

— Э-э! Что ты творишь? — пытался протестовать он, чувствуя на лице прикосновения кисточки.

— А что? Сделаю из тебя настоящего инопланетянина! Всё равно краска осталась, не засунешь же её обратно в тюбик. Да не дёргайся ты! Её не видно на свету.

В неживом, фиолетовом свете на её руках вдруг проявились тёмные разводы, похожие на кровоподтёки. Они уходили под свежую повязку на запястье. Её что, бьют? Или это какая-то новая игра?

— А бинты тебе зачем? — он робко тронул повязку.

— Эй, лапищи убрал! А то сейчас пойдёшь к маме! — строго скомандовала Зоя.

Илья поспешно спрятал руки, он не хотел к маме.

— Знаешь, есть вещи, которые лучше не узнавать. А то, как с тюбиком: выдавишь — назад уже не запихнёшь.

Илья вдруг подумал, что ему и так уже никогда не стать прежним, каким он был до знакомства с Зоей. Он вообразил себя податливым тюбиком, из которого её рука выдавливала краску.

— Ну так и быть, тебе я могу довериться, — она указала на бинты. — На самом деле это сдерживающий молекулярный щит. Моя протоплазма нестабильна в последнее время. Если щит убрать, она вырвется наружу со страшной силой, и не завидую, если ты в этот момент окажешься рядом.

Зоино лицо было так близко.

— Скажи, землянин, а чего ты вообще хочешь? — шептали её губы всего в нескольких сантиметрах.

Из её худеньких ягодиц выпирали острые косточки и давили Илье в колени. Внутри него всё так и порывалось крикнуть «Тебя!», но вслух вышло только:

— Ну... Не знаю.

— Фу, как всё запущено! У вас, землян, что ли, так заведено — не знать, чего хотеть?

Илья хотел отстраниться, но Зоя за подбородок вернула его лицо назад.

— Ну, напрягись! Чего ты хочешь глобально? Мечтаешь о чём? У тебя ведь вся жизнь впереди!

Илья никогда ни с кем не делился мечтами. Ему казалось, это что-то вроде магии, которая развеется от постороннего вмешательства. Но тут ведь контракт — никаких тайн!

— Я бы хотел уехать учиться. На дизайнера, — пробормотал он и сам испугался, что сказал это вслух. — Но вряд ли это выйдет... Мама меня не отпустит. Она вообще говорит — ерунда всё это, лучше бы в бухгалтеры шёл, как она.

Зоя скривилась.

— Ох, и несчастные вы людишки! Так прилипли к своей Земле и шагнуть в сторону боитесь, — она зловеще ухмыльнулась. — Ладно, придётся кое-что изменить в твоей программе экспериментов...

И начала быстро строчить в журнале.

 

Размеренный перестук колёс выдернул Илью из воспоминаний. За окном вагона мелькали электроопоры. Людей в электричке почти не было. Кто перепил на Пасху, а кто ещё утром отправился на дачи ранними рейсами.

Зоя дремала, прислонившись к Илье, и, глядя на неё, он вспоминал их поход в кинотеатр.

Накануне Дня Святого Валентина она поставила его перед фактом:

— Ну, землянин, завтра мы идём в кино! — произнесла она с коварной улыбкой. — Время быстро летит, а я ещё так мало знаю о повадках аборигенов! Слышала, 14 февраля у них наступает обострение брачных игр. Это важный пункт моих исследований. А заодно выясню, что земной кинематограф знает о пришельцах, — она ткнула под нос Илье флаер фантастического блокбастера. — С Никешей и Герой я уже договорилась.

— Что? — опешил Илья. — Разве ты с людьми общаешься?

— А что такого? — повела плечиком Зоя. — В отличие от тебя, я не общаюсь не потому, что я не умею, а просто не хочу!

Илья вконец растерялся. Он ещё ни разу не показывался с Зоей перед друзьями.

— И даже не думай отмазываться! — погрозила она, прочитав его мысли. — Не могу же я пропустить редкую возможность наблюдать ритуалы землян с близкого расстояния! Как это у вас называют?.. Свидание?

 

В холле бурлило море парочек, начиная чуть ли не от младших классов. На этом фоне Илья с Никешей выглядели странно. А Зои всё не было.

Никеша без умолку нёс какую-то ахинею об угрозе инопланетян.

— А что если они уже среди нас?! Вчера у Геры пересматривали старые «Икс-файлы», так там... — Илья почти не слушал друга, механически поддакивая. — Вот как ты их отличишь, если они полностью скопируют нашу внешность? А вдруг какая-то тварь уже проникла в нашу школу?! Представляешь, заходишь в туалет после уроков, а она набрасывается и съедает твою печень! Ар-р-г!

И Никеша изобразил, как пытается сожрать Илью.

— Угу, — невпопад пробормотал тот.

Никеша замолк и странно покосился на товарища.

— Эй, ты вообще меня слушал?

Тут показался Гера. За ним шагала высокая крашеная блондинка — Лерка из «10-А», полногрудая и простая как пять копеек волейболистка — как раз под стать Гере.

Она пренебрежительно смерила взглядом Илью и Никешу и вдруг воскликнула:

— Ой, а это кто?!

По вестибюлю шло внеземное существо. На голове красовалась замысловатая конструкция из ярких лент и косичек. А ещё оно было в платье — розовом, пышном, с рисунком из чёрных черепочков. Несмотря на несколько зловещий вид, существо выглядело неожиданно милым и женственным.

Пришелица покрутилась перед Ильей, не обращая внимания на ребят с раскрытыми ртами.

— Ну как тебе моя трансформация? — она приподняла кислотно-розовые очки. — Удачно я маскируюсь под местную?

Илья выкатил глаза.

— Зоя?! Ты, что ли, специально хотела привлечь всё внимание?

— Ну, моё искусство очаровывать землян ещё не отточено, но уже опасно. Так что берегись!

Она подмигнула и переключилась на буфет со сладостями.

— Ой, смотри! Аборигены что-то вкусное жуют. Согласно ритуалу ты ведь должен угостить спутницу, верно? Интересно, у них есть пончики с горчицей?

И она решительно потащила Илью к прилавку. Доставая кошелёк, он осознал, что их «эксперимент» впервые стал по-настоящему похож на свидание.

— Признайся, землянин! — лукаво сощурилась Зоя, жуя пирожное. — Давно ты уже не заглядываешь на свои весёлые сайты и журналы, а? Не ври мне! — погрозила она пальчиком. — Честное инопланетное? Ой, а что это у тебя там?

— Ничего, — Илья вывернул карман брюк наизнанку.

В её руках вдруг откуда-то материализовались ножницы, и не успел Илья охнуть, как Зоя оттяпала ему карман под самый корень.

— Эй! Что ты творишь?! — завопи он. — Я же специально лучшие штаны надел!

— Потом узнаешь. Это плата за эксперимент. Не буду же я наперёд раскрывать всю программу.

Фильм оказался совсем не страшным. Он больше напоминал романтическую комедию, где инопланетяне присутствовали скорее для смеха.

Посреди сеанса Зоя толкнула Илью в бок.

— Смотри, что они делают? Это тоже часть ритуала?

Гера и Лерка страстно целовались в темноте зала.

— Это как-то связанно с вашим инстинктом размножения? — Зоя испытывающее уставилась на Илью. — Ты уже таким занимался с кем-нибудь? Нет?! А почему?

Илья чуть не подавился попкорном.

— Но мы же не будем этого делать на первом свидании, правда? — промурлыкала Зоя Илье на ушко. — Тем более я читала, у землян органы размножения находятся в другом месте...

Илья почувствовал, как её рука скользнула в карман его брюк. Но там же ничего нет! И Никеша сидит рядом!

— Да не дрыгайся ты так, — шепнула Зоя. — А то всю программу экспериментов колой зальёшь. Ты на экран, на экран смотри!

Она засмеялась, и время для Ильи опять остановилось.

— Ничего так, классное кинцо! — восторгался Никеша после сеанса, хотя Илья совершенно не помнил сюжета. — Видели, что Лерка с Герой вытворяли? Не то, что вы — примерные ребятки!

Илья вдруг закашлялся и покраснел, а Зоя тоненько захихикала.

 

Теперь электричка увозила их всё дальше от города и той прежней жизни. Никеша что-то читал у окна. Гера с подругой обнимались на соседнем сидении. Зоя мирно посапывала, положив голову Илье на плечо, и он не хотел шевелиться, чтобы её не будить.

Сейчас ему казалось нереальным, что всё могло так глупо закончиться ещё тогда, в холодном марте.

Заморозки ударили неожиданно. Эксперименты прекратились. На уроках Зоя клевала носом, часто отпрашивалась и убегала из школы раньше времени. Но после похода в кино желание видеть её каждый день стало для Ильи навязчивой идеей.

— Нет, сегодня не выйдет. И завтра тоже... — холод на улице, холод в Зоином голосе.

Это так странно — говорить по телефону, глядя друг на друга в окно. Теперь их разделяло расстояние и два слоя холодного стекла.

— Но... Мы же давно не виделись. Ты снова школу пропускаешь...

— Ты разве не получал моё послание? Больше не будет экспериментов.

Илья получал, просто не хотел верить.

— Почему?

— Ты нарушил контракт. Я же говорила: никаких девушек — даже на экране! Ты что, забыл, мне отсюда прекрасно видно, что ты крутишь у себя на компьютере?

Трубка жгла ухо. Чёрт! Как он мог так засветиться?! У неё тогда и окна не горели.

— Но когда тебя нет... я скучаю. Даже сильнее, чем обычно!

— Разве это оправдание? Ты же слово дал! — её голос был холоднее, чем мартовская ночь, что пролегла между ними. — Теперь чистота эксперимента нарушена, какой смысл продолжать? Ещё скажи спасибо, что я невероятно добрый гуманоид! Другой бы давно превратил тебя в лужицу слизи.

Но Илья чувствовал: причина не в этом.

— Постой! — обида и гнев звенели в его голосе. — Я знаю, в чём дело! Я видел... как он приходил, когда отца не было!

Это глодало его уже неделю, но Илья и сам не ожидал, что выпалит это вслух. Он заметил мужчину, посещавшего Зою, когда она была одна. Они задёрнули шторы, а через какое-то время мужчина ушёл, и Илья видел, как Зоя одевалась.

Повисла тяжёлая пауза.

— Ты про Сергея Борисовича? — вздохнула Зоя. — Ну это уж точно не твоё дело. Разве я когда-то обещала, что ты у меня будешь единственным землянином?

Илью прошиб холодный пот, она даже не пыталась оправдываться.

— Контракт меня ничем не ограничивает. Ты сам согласился на эти условия. Если что-то не устраивает — ты свободен.

— Но... Так нечестно! — слёзы рвались наружу, и он уже не мог их удержать. — Ты мне даже ничего не сказала...

Голос Зои даже не дрогнул.

— А что рассказывать? Я же говорила: некоторых вещей лучше не знать, иначе пути назад не будет.

Илья шмыгнул носом, ему было наплевать, что она это услышит.

— Пусть даже так... Я на всё согласен!.. Только пусть всё будет, как и раньше, а?

Молчание в трубке... А потом смех.

— На всё согласен? Правда? Тогда скажи, а чем это ты занимался, когда смотрел свои видео? — в её голосе звенели нотки сарказма. — А то темно было, я не рассмотрела.

Щёки Ильи запылали.

— Ну, знаешь... мальчики иногда...

— Сможешь это повторить для меня? Так, чтобы я видела.

Он замялся.

— Хорошо. Я сейчас приду...

— Нет, прямо тут. Мне отсюда прекрасно видно.

Глотая слёзы, Илья потянул за шнурок на рейтузах. На него смотрели залитые светом окна квартир.

— Но ведь соседи... Можно, я хоть свет потушу?!

— Нельзя! — отрезала Зоя. — Или игра окончена.

Внутри Ильи всё клокотало. Как можно быть таким слизняком? Его взгляд на себя слишком изменился за это время. Или он всё ещё подопытный кролик?

— Я так не могу, — наконец произнёс он. — И не хочу.

— Ну и хорошо. Тогда прощай...

И она положила трубку.

 

Но это был ещё не конец. То, что едва не отнял холодный март, вернул тёплый апрель.

Илья уже минут пять топтался у двери Зои. Он ещё раз перечитал сообщение в телефоне: «Зайди...» И ни приветствий, ни объяснений, ни смайликов. Словно и не было недель молчания и тотального игнора. Последние дни Зоя даже в школе не появлялась. Никеша и Гера уже спрашивали, что случилось, но что Илья мог ответить? И вот прибежал по первому зову, как вышколенный щенок.

Поколебавшись ещё с минуту, Илья толкнул входную дверь. Открыто...

Он сразу почувствовал что-то недоброе. Мёртвая тишина, даже света нет. В голове совсем не к месту крутились кадры страшных фильмов, где неведомые монстры, заманив в логово беспечную жертву, набрасывались из темноты...

Под ногой хрустнула ампула... Россыпи таблеток на тумбочке и у кровати.

Вдруг рядом что-то зашевелилось. Илья невольно шарахнулся.

Постепенно глаза привыкли к темноте. То, что сперва показалось бесформенной грудой тряпья, обрело форму человека под одеялом.

— Кто ты, землянин? — он едва разобрал знакомый голос. — Я не знаю тебя...

Уф! У Ильи отлегло от сердца. Она ещё шутит? Значит, всё в порядке!

Зоя лежала, скрючившись на кровати.

— Командир экипажа в командировке, а у меня катетер выпал, — кратко обрисовала она ситуацию. — Ты случайно не умеешь делать внутривенные уколы?

Внутривенные? Илья содрогнулся, вспомнив, как у него брали кровь из вены. Толстая игла в руках не очень умелой сестры долго искала нужное место на руке. Повторить это самому, без всякого опыта? Бр-р-р!

— Нет, — выдохнул он.

— Тогда уходи, — пробурчала Зоя и отвернулась. — Никакого от тебя толку!..

Илья не сдвинулся с места. Он так привык слушаться, но вот уже второй раз что-то внутри не желало подчиняться приказу.

Через некоторое время Зоя выглянула из-под одеяла.

— Ну чего стоишь? Домой иди! Не хочу, чтобы ты видел, как я превращаюсь в комочек слизи... — она отползла к стене и тихонько заскулила. — Боже! Как больно...

И тут до Ильи дошло: это никакая не игра! Просто Зоя не может, не умеет просить о помощи. А все эти ритуалы и загадки — лишь чтобы не показывать слабость. Нельзя же вот так её бросить! А что если всё серьёзно?

— Никуда я не пойду! — буркнул он. — Лучше скажи, чем ещё помочь?

Из-под одеяла показался один глаз.

— Можно внутримышечно. Подействует не сразу, но тебе проще будет... Достань шприц и ампулы из криостата.

— Откуда?!

— Да из холодильника же, чёрт! Я сейчас расскажу, куда колоть...

Она повернулась к нему попой и стала, извиваясь под одеялом, стягивать трусики.

Никогда Илье не забыть хруст, с которым длинная игла до упора вонзается в живое тело.

Закончив со шприцом, он устало перевёл дух: кажется, на сегодня миссия закончена. Всё равно он не знает, чем тут ещё помочь.

Илья хотел уже повернуться к двери, когда холодная рука схватила его запястье.

— Погоди... — хрипло шепнула Зоя. — Пусть сперва подействует.

Она отодвинулась к стене, приглашая Илью лечь рядом.

От неё приятно пахло шампунем и ещё чем-то химическим. Зоя прерывисто дышала, но дыхание постепенно выравнивалось.

Наконец она повернулась и забросила руку и ногу на Илью, словно это большой плюшевый мишка.

— Ну вот ты и попался, землянин, — улыбнулась она из темноты. — Теперь до утра я тебя точно не отпущу.

«Чёрт! Мать завтра меня убьёт!» — с ужасом подумал Илья, незаметно выключая мобильный.

Он лежал в темноте, чувствуя, как от её прикосновений по телу разливается тепло.

Вдруг Зоя чмыхнула. Потом ещё раз.

— Что? — насторожился Илья. — Тебе плохо?

В ответ она лишь громче прыснула и захихикала.

— У тебя здесь тюбик шевелится!

— Что? — не понял Илья. — Какой тюбик?

— Вот этот! — она поелозила ногой на его животе, спускаясь к паху. — Вы, земляне, такие забавные. Не можете не думать об этом.

Лишь темнота не дала Зое увидеть, как Илья покраснел словно рак.

Засыпая, она прошептала ему в ухо:

— Обещай! Когда мне станет лучше — мы поедем на море?

 

Назавтра Зою забрали в военный госпиталь. В палату интенсивной терапии пускали только родственников, и теперь их с Ильёй снова разделяли два слоя холодного стекла.

Приближалась Пасха. И в праздничную ночь, когда в церквях уже зазвучали торжественные песнопения, Илья побежал по храмам. Он сам так решил, без команд и подсказок. Когда-то он слышал от мамы, что если за ночь обойти три храма и поставить свечи за здравие, это помогает даже в самых тяжёлых ситуациях.

По правде Илья не был верующим, их наполовину еврейская семья вообще сторонилась любой религии. Но тут он рассудил здраво: «Не знаю насчёт бога, но молитва точно материальна!»

С этими мыслями он спешил в темноте от храма к храму, где с куличиками толпились старушки и уже порядком подвыпившая молодёжь. Илья толком не знал ни одной молитвы и лишь мысленно повторял:

— Господи, пусть она поправится! Это всё из-за меня. Я перестану играть на приставке! Я больше никогда не буду смотреть порножурналы! Пусть только ей станет лучше!..

Одно лишь сомнение грызло его: а что, если это не помогает инопланетянам? Вдруг это всё шутка? Но тут же одёргивал себя — мама бы не стала шутить о подобных вещах! Когда болела бабушка, она сама точно так же бегала ставить свечки. Вскоре бабушка всё равно умерла, но... Сегодня Илье ужасно хотелось, чтобы мама оказалась права.

 

Электричка, наконец, затормозила у неприметного полустанка — цели их недолгого путешествия. Илья стряхнул с ресниц остатки грёз и бросился помочь Никеше выкатывать Зоино кресло на платформу.

Недогадливый Гера тоже порывался выйти, но Лерка вовремя схватила его за плечо.

— Котик! — она силой затащила Геру обратно в вагон. — Ты забыл, что нужно ещё ко мне на дачу заехать? А им Никеша поможет, правда?

Илья с благодарностью кивнул ей, а Лера незаметно подмигнула в ответ: мол, давай, мужик!

 

В то время как электропоезд удалялся от платформы, где-то далеко в кабинет главврача вбежал запыхавшийся мужчина в белом халате.

— Сергей Борисович! Бойко снова из палаты сбежала!

Но главврач лишь задумчиво смотрел в окно.

— Ну почему сбежала? Я видел, как она с друзьями выезжает за ворота госпиталя.

Санитар побагровел.

— И ничего не сделали? Это же похищение! У неё лимфома в третьей стадии!

— В четвёртой, — вздохнул Сергей Борисович. — Я посмотрел свежие снимки. Возможно, это её последний шанс насладиться весной.

 

Солнце уже припекало по-летнему. Весна выдалась на удивление тёплой, и к майским праздникам отцвели не только абрикосы, но и почти все вишни. Сады вдоль дороги роняли на ветру последний цвет, и Зоя, вытянув руку, играла с белыми лепестками.

— Земная природа так расточительна! — она поймала лепесток на ладонь. — Каждый год выращивать целое море цветов, чтобы всё облетело уже через несколько дней! Это так глупо, правда?

— И совсем не глупо! — запротестовал Илья, толкая коляску. — Зато мы успеваем запомнить это на целый год! И ждём новой весны.

Никеша покосился на него и забормотал заготовленные фразы:

— Ой, я тут вспомнил, надо к бабушке заскочить... Ещё увидимся, Зоя! — он помахал и рванул по тропинке через лесополосу, волоча увесистый рюкзак.

Зоя не догадывалась, что это тоже часть плана. Но Илья знал: Никешина бабушка давно умерла.

Вдалеке показалось водохранилище. В воздухе уже носилось влажное дыхание и шелест волн.

— А ты знаешь, что я тоже умею менять реальность? — Илья принял важный вид.

— Да ладно! — засмеялась Зоя.

Но Илье было не до смеха. Он всё переживал: успел ли Никеша, не напортачил ли в последний момент?

— Конечно! Сейчас я хлопну в ладоши, и за теми кустами появится палатка. Смотри!

Они подкатили к краю обрыва. Перед ними почти до горизонта простиралась гладь искусственного моря. А ниже, на уступе маячил яркий тент. И никого рядом.

Илье с ужасом представлялось, что вот-вот оттуда выскочит Никейша и с криком «А вот и я! Ну как вам?» испортит всю прелесть момента. Но полог лишь тихо покачивался на ветру, палатка была пуста. Наверное, Никеша тоже чему-то научился за это время.

На последних метрах Зоя решительно встала с коляски.

— Оставь! Дальше я сама...

Они сидели у воды, любуясь, как выписывают петли в небе первые ласточки. При свете дня Илья рассмотрел, что без линз глаза Зои совсем не чёрные, а опалово-зелёные.

— Я принёс твой журнал экспериментов, — он протянул знакомую тетрадь.

Она вырвала оттуда исписанный лист, тот самый, где лишь опытный глаз мог разобрать зашифрованную миссию: «Переплыть море».

— Умеешь складывать кораблики? — она вручила лист Илье. — Пускай сама не переплыву, но эксперимент должен быть закончен.

Они по щиколотки зашли в прохладную весеннюю воду.

— Мечты должны сбываться! Слышишь? — Зоя в упор смотрела Илье в глаза. — И пусть все считают тебя странным — всё равно не сдавайся! — она развела руками и улыбнулась. — Вот я мечтала попасть на другую планету — и мечта исполнилась! Хотела на море — и, видишь, я здесь!

Илья снова и снова пытался отправить кораблик в плавание, но волны упорно прибивали его к берегу.

Он покосился на Зою.

— Отойду подальше, у берега совсем ветра нету.

Она ободряюще кивнула.

— Хорошо. Я подожду в палатке. А то замерзла очень.

Покрываясь гусиной кожей, Илья забрёл в холодную воду так далеко, как только мог. Наконец, ветер подхватил его творение и потащил вдаль, пока не унёс из виду.

Вернувшись в палатку, он, стуча зубами, нырнул в мешок. Два спальника на молниях были состёгнуты так, чтобы вышел один двухместный.

Зоя уже ждала его там. В уютной темноте она приникла к Илье всем телом, и он вдруг понял, что на ней нет пижамы. Ему страшно хотелось обнять её, но теперь и без контракта Илья боялся, что она рассыплется в его руках.

— Ммм, какой ты тёплый... — промурлыкала Зоя ему на ухо. — Зря, наверное, я затеяла всю эту ерунду с контрактом... Но теперь поздно что-то менять: корабль уже летит за мной...

В глазах Ильи застыл немой вопрос.

— Я думала, если держатся на расстоянии, ты не станешь привязываться слишком сильно. И будет не так больно расставаться...

— Глупая! Этим ты меня и привлекала! А больно будет в любом случае...

Илья лежал, отдавая Зое своё тепло, и ощущал, как неумолимо солнце близится к закату.

— Ой, твой тюбик опять шевелится, — улыбнулась она, поглаживая его коленкой по животу. — Какой же ты всё-таки землянин — даже сейчас не можешь об этом не думать...

И тут внутри Ильи что-то оборвалось. К чёрту эти контракты! К чёрту правила!

— Как же я могу не думать, когда ты так близко?! — слёзы и крик вырвались из него одновременно.

Он вцепился в Зою, как утопающий в соломинку. Хотел поцеловать, но лишь уткнулся носом ей в шею и зашелся рыданиями.

— Ну хватит, хватит. Ты забыл, что меня нельзя хватать руками? — она высвободила запястье, на котором уже проступили следы от его пальцев. — Я ведь инопланетный монстр: у меня кровь не сворачивается. Теперь опять будут кровоподтёки... Хотя какая уже разница.

Зоя улыбнулась.

— Какой же ты всё-таки надёжный! Знаешь, я так ждала, когда же ты сорвёшься, откажешься подчиняться и выполнять эти дурацкие приказы. А ты терпел все мои выходки... Мне так повезло, что из всех землян я встретила именно тебя.

Она провела по его щекам, вытирая слёзы.

— Ну-ну, успокойся. Земные девушки так доступны. Такой хороший парень обязательно встретит кого-нибудь.

Зоя дрожала, её руки и ноги были мертвенно холодными, но слова были такими тёплыми.

— Нет, это несправедливо! Ты же можешь управлять временем! — не сдавался Илья. — Останови его! Прошу! Пусть эта ночь длится вечно! Я не хочу, чтобы ты... — и слёзы снова полились у него из глаз.

— Ну зачем ты так? Если сопротивляться, будет ещё больнее. Поверь, я знаю... — Зоя всхлипнула, и Илья понял, что впервые видит её плачущей. — Я ведь тоже не железная... И так держусь из последних сил... Ты же останешься со мной до конца?

Выплакавшись, она обхватила ладонями щёки Ильи.

— Сам посуди: если остановить время, ты никогда не повзрослеешь...

— Ну и пусть!

— Не заведёшь семью, детей...

— И пусть! На этой планете я хочу только тебя!

— Никогда не исполнишь свою мечту...

Илья молчал. Зоя нежно постучала по его лбу.

— Мечты должны сбываться! Помнишь? — она вручила ему журнал экспериментов. — А кто продолжит нашу программу? Смотри, сколько тут ещё осталось: увидеть океан, стать известным на весь мир, завоевать Вселенную! Ты просто обязан это завершить!

Илья шмыгнул носом.

— И ты веришь, что у меня получится?

— Конечно! Ты же — Сын Ориона, — она поцеловала его в лоб.

— И давно ты это поняла?

Зоя улыбнулась.

— Как только тебя увидела, глупый. Ведь ты не такой, как все.

Под полог палатки уже заглядывали первые звёзды. Они подмигивали сквозь стелящийся над водой туман.

— А ещё я оставляю тебе это небо! Пусть оно тебе каждый вечер напоминает, что где-то там, среди звёзд я лечу в маленькой капсуле, и мне снишься ты...

Зоя уткнулась носом ему в тёплую подмышку.

— Я так устала. Нужно немного поспать. Обними меня крепче и не бойся нарушать правила...

Уже засыпая, она шепнула ему в самое ухо:

— Есть ещё причина не останавливать время... — её ладонь гладила Илью по животу, постепенно спускаясь всё ниже. — За ночь я наберусь сил. И если за мной не прилетят раньше, завтра мы с тобой займёмся любовью. Обещаю... Честное инопланетное...

Она дышала так тихо, что Илья слышал, как скользят лепестки по крыше палатки. Он лежал, боясь потревожить её сон, и ловил каждый звук. Но в мирных гудках далёких электричек ему всё отчётливее чудился рёв звездолёта.

 

***

Илья выгнулся дугой, потом обмяк и, тяжело дыша, откатился в сторону.

Маша вытерла пот и прерывисто выдохнула. Опять! Опять слишком быстро. Ей опять не хватило... Неудовлетворённость внутри переплавлялась в раздражение, но она не разрешала себе злиться на мужа.

Илья всегда был так внимателен, фантастически нежен, но... Когда доходило до дела, всё заканчивалось за каких-то три-пять минут.

— Прости... — похоже, он и сам был разочарован.

— Ничего. Я же понимаю, ты сейчас очень устаёшь на работе...

Это было правдой: с тех пор, как студия Ильи взялась за проекты мирового уровня, он почти не вылезал из офиса, рисуя всё новых персонажей — загадочных и страшных монстров, бравых космодесантников, уточнённых гуманоидов. Даже дома Маша частенько наблюдала, как упоённо он вылепливал, оживлял их в своих программах.

Частенько ей казалось, что Илья где-то не с ней, хотя никаких следов измены найти не удалось.

Однажды Маша набралась смелости и прямо спросила:

— Слушай, может, я просто напоминаю тебе кого-то другого?

Но Илья лишь грустно улыбнулся.

— Ну что ты! Это было бы нечестно, — и, вздохнув, добавил: — И слишком больно...

Однако в его словах Маше послышалось: «Ты совсем на неё не похожа».

Нет, всё же надо поговорить. Подруги твердили, что в подобных ситуациях нельзя просто ждать и терпеть.

— Может, что-то ещё для тебя сделать? — Маша мягко провела мужу за ушком. — Не знаю там, массаж или ароматические свечи?

Илья заглянул ей в глаза взглядом преданной собаки.

— А может, просто попробуем добавить чуть-чуть фантазии?

Она подняла бровь.

— Ролевые игры? И кем же ты хочешь меня видеть? Медсестрой? Шлюхой? Монахиней?

Её пугали эти модные пошлости с плётками, латексом и прочими извращениями.

— Можешь вообразить, что ты прилетела на Землю из созвездия Ориона и умеешь останавливать время? — улыбнулся Илья.

Чёрт! И снова это чувство, будто он рядом, и в то же время далеко-далеко.

Маша промолчала. У дочери простого военного слишком мало от актрисы, чтобы понимать такие игры.

Не дождавшись ответа, Илья отвернулся и засопел. Уснул или обиделся?

Маша взглядом скользила по белым стенам их новой квартиры. Вообще-то, ей грех жаловаться: не пьёт, не бьёт, зарабатывает — летали прошлым летом на Мальдивы посмотреть Индийский океан. Подруги чуть не умерли от зависти.

Она надеялась, что, пожив вместе, они притрутся, и все проблемы решатся сами собой. Но этого не случилось — Илья всё дольше пропадал на работе и меньше интересовался постелью.

Его компания сейчас запускала очередную навороченную игру про завоевание Вселенной. Весь дом наполняли эскизы и плакаты несущихся сквозь космос звездолётов. Статуэток с наградами престижных конкурсов игровой индустрии тоже громоздилось всё больше.

С постера на Машу надменно взирала Принцесса Ксенозоидов. Обтягивающий скафандр сиял опаловыми огнями, а зелёные волосы извивались, словно змеи на голове Медузы Горгоны.

Машу вдруг пронзила безумная догадка: её ведь тоже Илья рисовал! А что, если это она выпивает все его силы?!

Он вообще такой чудик! Вечно летает где-то в своих мирах, словно и сам — с другой планеты. Маша невольно улыбнулась, вспомнив, каким странным и неуклюжим Илья казался на первом свидании. Но ведь она и выбрала его именно за то, что он был не таким, как все!

Если ему так важны все эти игры и фантазии, разве такая уж большая жертва — переступить свои привычки и комплексы?

Из окна ей подмигивали майские звёзды. Казалось, она даже слышит их вкрадчивый шёпот: не бойся нарушить правила...

Улыбнувшись, Маша нежно обняла мужа — руками и ногами, словно большого плюшевого мишку.

— Ну хорошо, землянин! — прошептала она. — В следующий раз я попробую остановить время.