PWN

Кэтти

Они припарковались не заезжая на подъездную дорожку, вышли из машины и направились прямо ко мне.

— Какой милый дом! — с восторгом, прощебетала молоденькая девушка, оглядывая маленький особняк в викторианском стиле.

— Несомненно, дорогая, — ответил худой как щепка старик, держа ее под руку и опираясь на трость. — За такую-то цену!

Я сидел, в плетеном кресле на веранде, рассматривал голубой роллс-ройс c пенсильванскими номерами, странную пару, поднимающуюся по тропинке, и покручивал на пальце связку ключей.

— А вы, молодой человек, верно Генри Хендрикс? — спросил хрипловатым голосом старик, подойдя ко мне.

Я кивнул в знак согласия.

— Джерри Хиггинс,— представился он. — А это моя жена, Кэтти.

Девушка улыбнулась мне.

Улыбка вышла светлой и искренней.

Я улыбнулся в ответ, встал и протянул им связку ключей от дома.

— Вы не проводите нас? — сверлил меня взглядом старикашка. — В конторе нам сказали, что вы нам все покажите.

Я смутился, опустил глаза и, шмыгнув носом, пробурчал что-то невразумительное.

— Видишь, Кэтти, нас здесь не очень-то и жалуют, — посмеиваясь, сказал старик.

— Милый, ну что ты… Просто молодой джентльмен видимо, куда-то спешит. Мы и так заставили его долго ждать.

Она вновь мне улыбнулась, и где-то в районе Шпицбергена растаял айсберг. — Вы извините нас, но мы попали в такую жуткую пробку... Полиция останавливала каждую машину. Кого-то ищут. Что-то видно случилось.

Я кивнул. Я знал что случилось. Искали меня...

 

 

Поднимаясь за девушкой на второй этаж, я обратил внимание на ее стройные ножки в красных лакированных туфельках.

— Кэтти, осмотри все внимательно! — напутствовал ее старый хрыч, расхаживая по гостиной и постукивая тростью по дубовым панелям.

Три спальни, две ванные, кладовка.

И черт дернул ее открыть ту кладовку. Вечное девичье любопытство. Одна из картин соскользнула с верхней полки и рухнула нам под ноги.

Она наклонилась, подняла ее.

— Ух ты!.. Какая изумительная вещь! — восхитилась она. — Откуда это здесь?

Я пожал плечами.

— Хм… — нахмурилось ее личико. — Что-то это мне напоминает.

Она порылась среди других холстов. Затем вновь вернулась к прежнему. Повертела его, пытаясь понять, что за предметы изображены на нем. Взглянула на меня и, вздохнув, поставила картину на пол.

Мы вышли на балкон. Зеркально-голубая гладь озера, зеленые склоны холмов, вдалеке — серебристая змейка реки исчезала за опушкой леса.

Девушка оперлась руками о перила и вдохнула полной грудью. Легкий ветерок теребил светлые локоны. На безымянном пальце маленькое колечко с бриллиантом.

Она постояла так минутку. Тоненькая, в изящном желтом платье с пышной юбкой. Потом повернулась ко мне.

 

 

— Когда?

— Весной… Ты исчез, Гарри, а мне надо было как-то жить… Ну ты знаешь. Папе было совсем плохо… А Джерри был так мил…

— Вместе. На всю жизнь, — напомнил я.

— Прекрати, Гарри… — она поправила рукой жемчужное ожерелье.

— Вместе, на всю жизнь, — повторил я. — Это должен был быть я.

— Так и было бы, если бы ты не связался с теми стилягами.

— Они мои друзья.

Девушка фыркнула, наморщила курносый носик.

— Ты вышел раньше.

— Немного проворства и удачи.

— Дом твой?

— Да.

— И картины?

— И картины.

— Странные они.

Я чихнул. Потом еще раз.

— Ты всегда был очень странный мальчик. Еще в детстве.

Она посмотрела на меня, рассмеялась и сбежала вниз, быстро стуча каблучками.

 

Внизу, старик, остановившись перед каминным зеркалом, поправлял свои редкие волосы.

— Ну, как милая? Что скажешь?

Кэтти наклонилась к нему и что-то зашептала на ухо…

— Так, молодой человек. — Он обернулся ко мне. — Дом нам понравился. Мы покупаем его...

Старик полез во внутренний карман, достал бумажник и вынул чековую книжку.

Я мрачно смотрел на нее.

Он размашисто нацарапал цифры и подписался.

— Этого будет достаточно?

— Более чем.

Я стоял и тупо смотрел на чек.

За окнами потемнело. Я выглянул наружу. Небо почернело, заклубились тучи, невдалеке грянул гром, и сверху полились потоки воды. Начался ливень.

— Какая досада, — проворчал старик. — Ну что же, дорогая. Давай, переждем грозу в доме.

Кэтти стала нервно ходить взад вперед, временами бросая быстрые взгляды на меня.

Старик постучал тростью по полу.

— Хороший материал. Твердая и добротная доска.

— Эбеновое дерево.

— Да. Я так и подумал. Красиво и надежно. Теперь редко так строят.

Потом задумался, помолчал немного и спросил:

— Здесь есть телефон?

Я, молча, кивнул и провел его на кухню. Из крана капала вода. За окном тоже.

 

 

Когда я вернулся, Кэтти стояла на веранде и водила пальчиком по мокрым перилам. Потом посмотрела на меня, на трость в моих руках.

Лицо ее побелело. Глаза широко распахнуты.

Она побежала. Быстро. Очень быстро. Но я оказался проворней. Схватил ее за руку. Она вырвалась, вновь побежала, но поскользнулась на мокрой траве и упала. Дождь заливал ее лицо, грязными подтеками стекала тушь, и ярко накрашенный рот открылся в последнем беззвучном крике…

Спустя пару часов, наведя чистоту в доме и убрав весь мусор в полиэтиленовые мешки, я подогнал роллс-ройс, погрузил их в багажник и поехал к озеру.

 

 

— Кто это?

— Мы...

— А это?

— Кисточки на ушах.

— И у меня?

— И у тебя... — Она улыбнулась.— Мы же из породы кошачьих.

— Красиво получилось... И смешно.

— Дарю. — Она пододвинула к нему рисунок.

— Мы здесь вместе.

— Да... Вместе...

— На всю жизнь.

— На всю жизнь.

 

 

Под вечер, когда золотой шар солнца стал клониться к западу, я вытащил мольберт на веранду, расставил предметы, взял кисть и стал рисовать. Никогда мне не было так легко и спокойно, как в тот вечер. Краски ложились на холст яркими, сочными мазками. Напротив меня, на круглом столике лежала элегантная трость из темного дерева, часы, жемчужное ожерелье, чековая бумажка и блестели красные лакированные туфельки.

Нет. Что-то все же не так. Что-то лишнее.

Я встал, подошел к столу и внимательно присмотрелся к каждому предмету.

Убедившись, что все на месте, как задумывалось, я хотел было продолжить рисовать, но тут приметил еле заметное пятнышко на одной из туфелек. Раздосадованный, я вынул чистый платок из кармана и тщательно протер лакированную поверхность. Не должно быть никакой грязи на ее туфельках.

Никакой грязи.


Теги: маньяк

Комментарии 1 Все рассказы автора