Ветер

Отражение

 

Я стояла у кромки прибоя и смотрела, как солнце расцвечивает небо теплыми красками. Восход на море, что может быть прекраснее? Разве что только ... Чуть дёрнула плечом, отгоняя воспоминания. Сейчас не время. Но остальное — можно! Сегодня мой день рождения и можно всё!

Солёный ветер растрепал по плечам волосы. Солнце вот-вот появится из-за горизонта. Я целый год ждала именно этого первого луча.

— Мама, смотл-ли! Тётя с кл-лылышками.

Меня ВИДЯТ? Мальчик лет четырёх, большая овчарка и молодая женщина тоже пришли встречать рассвет. Три пары удивлённых глаз. С собакой и малышом понятно. Животные чувствуют меня всегда. Маленькие дети частенько. А вот взгляд взрослого — приятная неожиданность. Хотя, чему тут удивляться — она ведь пришла встречать рассвет. А такие люди могут видеть мир не только глазами, но и сердцем.

— Тётя, а я знаю, кто ты, — ребёнок доверчиво заглядывает мне в лицо. — Меня мама зовёт чудо в пел-лышках, а ты чудо — с кл-лылышками, — малыш старательно пытался выговорить звук "р", но все усилия приводили лишь к удваиванию "л".

— Нет, я просто душа, — улыбаюсь в ответ.

— А чья?

— Этого города.

— А почему,.. почему,.. — мальчик чуть нахмурил светлые бровки, ища, но не находя нужное слово, и оглянулся в поисках помощи на мать.

— Думаю — иная, другая, — тихо отозвалась женщина.

Я согласно кивнула, точнее не скажешь. И дело не только в крыльях, а во всём облике, в котором чувствуется неуловимо чуждое. В круглых глазах на пол-лица, тонком выступающем носе, в необычной форме губ.

— Ты похож на маму с папой, а я на тех, кто создал меня, — серьёзный ответ на серьёзный вопрос.

— А ты ещё пл-лидёшь встл-личать солнышко?

— Обязательно, но только через год, в свой день рождения. Но я всё равно всегда рядом, Мишенька, ведь я душа твоего города. А теперь мне пора, — не удержавшись от искушения, ласково взъерошила светлые волосы малыша и взмахнула крыльями. Сегодня можно всё, но время не ждёт. Одно дело знать, а другое — увидеть собственными глазами все изменения, произошедшие в городе за год. Быстрее, быстрее, ещё быстрей!

Пробежаться по нагретым солнцем ступеням, ведущим к морю. А вот новый сквер, коснуться пальцами тугого цветочного бутона. Отреставрированный особнячок излучает самодовольство. И напугать подростка, решившего увековечить чёрной краской свою подпись на свежеокрашенной стене дома. И дальше, дальше, бегом, не оставив без внимания даже крохотную мелочь. А ещё взлететь на пилоны огромного моста и окинуть взглядом город, ловя крыльями тёплый ветер. И вот уже близок закат и мой день подходит к концу. Осталось последнее… и, очень надеюсь, ещё одна встреча.

Ласточка легко скользила над водной гладью. Удобно устроившись под старой ивой, я задумчиво следила за полётом птицы. Скоро небо станет разноцветным, и по волнам побежит яркая золотая дорожка, ещё одно чудо сегодняшнего дня. Мой теперешний город настолько изрезан мысами, бухтами и заливами, что я могу любоваться и восходом, и закатом на море. А что может быть прекрасней заката на море? Разве что .... Сердце чуть кольнула печать. Но теперь можно и отпустить воспоминания. Хотя — нет, стоит ещё немого подождать, я так надеюсь на ещё одну встречу!

Огляделась вокруг и тихо вздохнула — меня никто не замечает. Даже сегодня, в единственный день в году, когда можно не только почувствовать душу того города, где живёшь, но и увидеть её. Все так заняты сами собой, своей мелкой суетой. Никто так и не остановился на миг, чтобы взглянуть на закат, ощутить, как поёт песню ветер, а птицы ему подпевают. Да что говорить об этом! Люди частенько не слышат и тех, кто живёт с ними рядом. Только себя!

Вот молодой человек, бегающий по дорожке среди деревьев, чуть не сбил с ног пожилую женщину с собачкой и, даже не извинившись, продолжил тренировку. Такая забота о своём теле и такая пустота внутри. Две ещё бодрые старушки, совершающие моцион, презрительно поджали губы при виде подростков, смеющихся какой-то шутке. Злые слова срываются с языка:

— Да все они тут наркоманы и дебилы.

— Я с вами абсолютно согласна, уважаемая Валентина Георгиевна. Ни стыда, ни совести у современной молодёжи, все абсолютные дегенераты. А вот мы…, а вот они…, — обе проследовали дальше, с упоением вешая ярлыки, в полной уверенности в своей правоте.

Похоже, для этих милых дам великие слова: "Не судите, да не судимы будете", — так и остаются пустым звуком.

Девчушка, лет тринадцати, рыдает в телефонную трубку:

— Ты не купила мне пятый Айфон?! Так зачем мне тогда жить?!

Девочка, милая, неужели штампованная пластмассовая коробочка стоит твоей жизни?

— Деда, смотри, там облако похоже на собачку, — восторженный детский голос заставил меня обернуться.

— А если приглядеться вон к тому облаку, то можно разглядеть голову слона, — мужчина, чьи виски уже давно посеребрила седина, показал рукой на восток. Я проследила взглядом — и правда, похоже.

— Деда, а откуда здесь получилось озеро? — заинтересовался малыш лет пяти. — И почему его не съело море? — он перевёл взгляд на узкий перешеек, шагов в двадцать.

— Есть два объяснения — простое и волшебное, какое предпочитаешь?

— Оба, — немного подумав, серьёзно ответил ребёнок.

— Простое, — это на дне бьют сильные ключи…

— А волшебное — это мой дом, и здесь всегда была вода, — я шагнула вперёд. — Здравствуй, мой друг, — я так ждала этой встречи.

— А ты всё хорошеешь, — тёплая улыбка в ответ. Так говаривал его дед, когда впервые привёл внука встретить закат на берегу моего озера. И вот сейчас другой мальчишка восторженно распахнул глаза в ожидании чуда. И чудо будет! Как всегда множество и множество лет и веков, для всех, кто видит не только глазами, но и сердцем.

Уходящее солнце коснулось горизонта, и первый луч заката вызолотил спокойную гладь озера. Отражение деревьев, домов застыло, как на картине. Мгновенье, тихий вздох — и в неподвижном зеркале воды виден весь город словно с высоты, каждое здание, каждое дерево и даже каждый цветок и, конечно же, люди. Ведь вы самое главное, суть города — те, кто живёт, будет жить и кто жили раньше.

Так не бывает, но сегодня особый день — день моего рождения! И я могу позволить себе вспомнить, что прекраснее заката на море — лишь только закат в горах!

Лента времени в отражении вод озера течёт в обратную сторону. Вот недавно построенные высотки сменились одноэтажными домиками, потом исчезли и они. Сопки поросли густым лесом. Великолепный парусник вошёл в пока ещё безымянную бухту.

— Здесь будет заложен город.

— Вэл’дивАстЭ, — тихо представилась я. Так тихо, что меня мог услышать только он, высокий человек в офицерском мундире Российского флота.

— И имя ему будет — Владивосток! Владеющий востоком!

В моём имени каждый слышит то, что хочет услышать. Но это такие мелочи!

А время течёт вспять всё быстрее, века во сне, как миг. И вот я опять здесь. Потому что вновь есть те, для кого я живу. Дома с закруглёнными крышами, отгоняющими злых духов. Спешащие люди. Круглолицые, скуластые. В узких глазах легко читается суровость и хитрость. По-другому не выживешь. Время такое. Лодки из толстых бамбуковых стеблей, впервые приставшие к берегу.

— И будет здесь город по повелению императора, и имя ему будет — Великий дар крылатой девы!

Он услышал меня, капитан, прибывший из государства Бохай. Небольшой военно-торговый пост процветал, вот и храм крылатой девы-покровительницы создали. Смешные. Мне не нужно храмов и поклонений. Просто смотрите на мир не только глазами.

Я помню, как пришла война, и город оставили. И как появились те, кто сжёг пустующие здания. Но сегодня не стоит отражать этот миг. Лучше вот этот:

На берегу озера двое — большая собака и маленькая черноволосая девочка. И восторженный взгляд.

— Здравствуй, крылатая дева. А ты сегодня покажешь чудо?

А потом опять века и века в полусне.

Они пришли откуда-то с юга. Настороженные и уставшие. Одежда из шкур, в руках копья. У вождя на лице ещё свежий шрам от когтистой лапы. Взгляд воинственный, но видит меня, ВИДИТ! Улыбнулся в ответ, как тот, кто очень долго чего-то искал, и уже потерял надежду найти. И наконец, обрёл.

— Здесь будет Новый дом у Большой солёной воды.

И я опять живу! Когда уже и сама почти перестала верить в чудо. Мои новые жители многого не знали, они даже не подозревали о том, что живут в городе. Да и слова такого ещё не придумали. Но желание творить и создавать, делало их отличными от всего остального мира. Через многие годы, археологи дадут имя этой культуре — Янковская, по её первооткрывателю. И меня всегда это улыбало, ведь имя того вождя было Ян.

— Смотри, Крылатая!

Эти двое всегда неразлучны. Юноша и девушка, в наше время их назвали бы всего лишь подростками, но время другое и люди взрослели раньше. На протянутых вперёд ладонях лежит ожерелье. Лучи предзакатного солнца искрятся красками на перламутровых пластинах, вырезанных из раковин. Но главное, что притягивает взгляд — это три крупных акульих зуба. А это значит, хищник больше не будет терроризировать племя рыбаков и ныряльщиков.

— Я смог! Я помнил, как ты показывала великую рыбу. И придумал вот эту штуку, — сверху на ожерелье лёг наконечник гарпуна. — Это подарок для тебя. Покажи ещё чудо!

И снова время течёт вспять. Мой берег стал морским дном. Огромный мегалодон неторопливо проплыл по своим делам. Этот жутковатый в своём величии хищник, так поразивший моих рыбаков, когда-нибудь сыграет свою роль.

А теперь быстрее, ещё быстрее. Назад, к истоку. Дно моря взлетело вверх скалами. Горы, где гуляет ветер. И город из белого камня. Город, где нет дорог, потому что жители его крылаты. И ещё дальше. И вот только вершины гор, закатное солнце и крылатый человек тихо произносит,

— Здесь будет город. И имя ему Вэл’дивАстЭ, что значит Дарующий Мечту. И душа его будет вечна, как вечна мечта.

— Ну, здравствуй, отец.

Он улыбается мне сквозь века и тысячелетия. На сердце тепло.

Миг — и в отражении озера последние лучи заходящего солнца. Что может быть прекраснее заката на море? Разве что завтрашний восход!

— Я тоже хочу летать, — малыш смотрит на темнеющую водную гладь озера, но видит там отражение белого города в горах, где нет улиц. Но этому городу не нужны улицы, ведь жители его крылаты.

— Раз хочешь, значит, у тебя обязательно получиться. Нужно только верить в себя, — прежде чем растаять с последним солнечным лучом, успеваю улыбкой приветствовать рождение новой большой мечты.

Я смотрю, как идут по дорожке вдоль озера двое мужчин, большой и маленький. Оба увлечены серьёзным разговором. И вспоминается, как много лет назад вот так же возвращались домой дед с внуком.

— Деда, я хочу построить город.

Ты всегда шёл за этой мечтой, мой друг. Это очень важно, уметь мечтать. Ведь именно это даёт возможность творить. И я знаю каждый дом, который ты построил, украшающий наш общий город.

Люди, смотрите на мир не только глазами, но и сердцем. Мечтайте!

 


Конкурс: Креатив 16