Мария Мироненко

Монолог о любви

 

— Доброе утро, мой хороший. — Усаживаюсь прямо на бордюр, слегка повернув голову, чтобы солнце не слепило глаза и не мешало любоваться тобою — тем, кого я люблю больше всего на свете. — Как ты?

На самом деле я давно уже не ожидаю услышать ответ на свое приветствие — ты никогда не был столь любезен, чтобы заметить мои чувства, но спрашивать не прекращаю — это ведь наша с тобой маленькая утренняя традиция. Хотя, на самом деле, иногда мне даже нравится то, что наши встречи проходят в абсолютной тишине, ведь на этом свете только ты можешь понять и услышать меня совершенно без слов.

Ты знаешь, сегодня наше одна тысяча четыреста сорок третье свидание. Еще немного и будет четыре года как я с тобой. Хотелось бы сказать "мы вместе", но, увы, это неправда. Ну да ладно, не будем о грустном, я просто немного побуду тут и побегу на работу, все как обычно.

Кстати, сегодня ночью ты мне снова снился… Точнее не совсем ты, а только твои глаза — голубые, словно весеннее небо. Как же все-таки жаль, что в жизни ты почти всегда сероглазый, как вот сегодня. Наверное, это из-за смога, но все же, мне кажется, что на самом деле у тебя просто плохое настроение.

Поднимаюсь с бордюра, и медленно бреду по каштановой аллее. Я точно знаю, что каштаны цветут только для меня и ни для кого другого — ты ведь всегда знал, что именно мне нравится. Так что о лучшем подарке я и мечтать не смела. Жаль вот только, что я никак не могу найти подарок, который пришелся бы по душе тебе.

С тоской наблюдаю, как коварная стрелка на часах слишком быстро подбирается к девяти — ты прости, но мне пора идти на работу. Хотя, осталось еще кое-что, что мне хотелось бы тебе сказать пока я тут: я прихожу к тебе уже почти четыре года, но тебе все равно, у тебя ведь сотни, если не тысячи, таких как я; я приношу тебе цветы и сладости, но ты безразличен к ним; я готова проводить с тобою дни и ночи напролет — а ты даже не показываешься мне на глаза. Но знаешь, это ничуть не мешает мне каждый день приходить к тебе на свидание.

Ведь я точно знаю, что ты поступаешь так не со зла — ты просто не понимаешь, как сильно я люблю тебя, мой Город.

* * *

Дорога на работу занимает пять трамвайных остановок, три перекрестка и сто семнадцать шагов по газону со старой табличкой "По …зонам не…". Мне очень нравится этот отрезок моего каждодневного пути, хотя, по сути, я люблю лишь один перекресток — на его углу меня всегда ждет Инд — наверное, единственный на свете светофор, который стесняется переключать зеленый свет до тех пор, пока все до единого пешеходы не перейдут дорогу. К сожалению, это часто становится причиной пробок.

— Привет, — здороваюсь с другом легким прикосновением руки,— Надеюсь пассажиропоток сегодня не слишком насыщенный?

Инд приветственно мигает мне желтым светом, значит все нормально. Увы, он не слишком разговорчив, а особенно по утрам, после очередной бессонной ночи.

Знаешь, я каждое утро рассказываю ему о том, как прошел мой предыдущий день, о своих мыслях и о переживаниях связанных с тобой. И я совершенно точно знаю, что ты тоже слышишь все это, ведь Инд — такая же часть тебя, как и я. Мне очень хочется верить, что ты просто не подаешь вида, что для тебя это значит хоть немногим больше, чем ровным счетом ничего.

Привычно обдираю со светофора косо приклеенные объявления "Сдам" и "Ты все еще ищешь работу?", оставляя только намертво приклеенный кусок киноафиши про приключения Индианы Джонса — я знаю, насколько она важна для Инда…

Нажимаю на кнопку и, спустя двадцать секунд, машины начинают притормаживать. Инд подмигивает мне зеленым светом, мол "иди уже, и так заговорились".

-До завтра, друг. — Сегодня мы с ним больше не увидимся, ведь с работы домой я иду другой дорогой, так, чтобы зайти в наш с тобой парк, полюбоваться закатом и дождаться падения звезды. Почему-то я абсолютно уверена, что ты всегда загадываешь то же самое, что и я.

* * *

Я бы могла многое рассказать про свою работу, если бы тебя хоть сколь-нибудь интересовало то, чем я живу. Хотя о чем это я, ты ведь и так прекрасно знаешь, что я живу только тобой и работаю лишь для того, чтобы быть с тобой. Жить в столице сейчас не слишком дешево, увы и ах. Но возможность быть с тобою каждый день стоит любых денег, кому еще это знать, как не мне.

Веришь, иногда мне кажется странным, что для того, чтобы побыть с тобой я прихожу на свидание в определенные, только нам известные места, но вот разговаривать с тобой я не прекращаю ни на мгновение — ты ведь слышишь меня где бы я не была.

* * *

Как обычно сажусь на дальнюю лавочку возле самой кромки воды. Тишина парка завораживает, а твое молчание лишь подчеркивает, как прекрасна мелодия этой самой тишины.

Я искренне надеюсь, что твой день прошел так же хорошо, как и у меня. Сегодня я крайне удачно продала твой портрет — ну помнишь, тот со спуском, трамваем и начинающейся грозой? Покупательница сказала, что ей нравится картина, так как сразу видно, что она написана с любовью — ах если бы она только знала правду.

Завтра я снова хочу написать твой портрет. Как думаешь, тот ажурный мост над проезжей частью будет красиво смотреться на фоне реки? Или все же лучше выбрать другой ракурс — с фоном в виде индустриального пейзажа? Наверное, я все же выберу первый вариант.

Ну вот, за разговорами с тобой я совершенно пропустила закат: уже совсем темно и немного прохладно, а круглая как блюдце луна что-то не спешит почтить меня своим присутствием — в озере отражаются только фонари и высотные дома напротив. Мне всегда нравилось это твое решение — парк с озером в самом центре, мне кажется, что он придает тебе какого-то особого шарма и стиля.

Встаю с лавочки и иду не прощаясь. Я никогда не говорила тебе "пока" или "до свидания", мы ведь не расстаемся, верно?

* * *

Ну вот я и почти дома. Быстро пересекаю двор и, походя, киваю дедушке Пете:

— Здравствуйте! Как ваше здоровье? — Петр Владиславович в ответ лишь жизнерадостно улыбается и отвечает мне легким скрипом дверей.

-Я, как и обещала, вызвала плотника, он сказал, что завтра починит перила на лестнице, — не прекращая разговора, тяну на себя тяжелую дубовую дверь и оказываюсь в парадном. Ровно двадцать семь ступенек и четыре шага, и я, наконец, в квартире, радующей меня домашним уютом — дедушка Петя постарался на славу. Многие жильцы не любят его за старость и постоянные поломки, вызванные склочным характером, но ко мне он почему-то относится, словно к внучке, ежедневно наполняя мою квартиру теплом и светом. Для меня он — настоящий Дом с большой буквы.

* * *

Засыпаю с мыслями о тебе и со сладким предвкушением нашей завтрашней встречи с самого утра.

Ты ведь помнишь, что завтра у нас будет одна тысяча четыреста сорок четвертое свидание — красивое число, правда? Я всегда любила четверки, они для меня символ стабильности и нерушимости — не зря же у дома четыре угла? Ну вот, только подумала о Доме, как на кухне захлопнулась форточка, дедушка Петя заботится, чтобы я не замерзла ночью. Он самый замечательный Дом на свете, верно?

Я знаю, что сегодня ты снова приснишься мне, как снишься каждую ночь, с тех пор, как я увидела тебя впервые. Веришь, я с первого взгляда поняла, что более не смогу полюбить никого другого и сделаю все, чтобы только быть с тобой. Так оно и произошло… происходит.

Вот и все. Засыпаю.

— Доброй ночи, мой хороший. Я тебя люблю.

И все же жаль, что ты никогда мне не отвечаешь.

— Спи, моя странная девочка.

 


Конкурс: Креатив 16