Маска бога

Гримбильдорсбург, или Сказание про сбежавший город

— Поберегись!!! — из дверей корчмы вылетело орущее тело и с грохотом плюхнулось в поилку для лошадей.

Вода фонтаном взметнулась в небо, обдав стоявшего рядом странного старичка чужестранца. Седая борода и морщины на лице никак не сочетались с нарядом. На ногах — кружавчатые штаны ренгравы и туфли с аграфом. Поверх синего жюстокора надет красный камзол с вышитыми символами карточных мастей. Всё это великолепие дополняла шикарная бандульера, на которой висели ножны со шпагой.

— Пардон, милгосударь, — пробубнил человек-птица, пыжась подняться на ноги. Он был ужасно пьян.

— Пустяки, — старичок достал платок и стал оттирать пятна. — Что это за место?

Франт указал кивком головы на корчму, откуда и выкинули бедолагу.

— Таверна "Пьяный кабан", — растекаясь в щербатой улыбке, ответил забулдыга.

— Таверна? — странник с сомнением посмотрел на покосившееся здание с заколоченными ставнями. В его маленьких бегающих глазках зажглись красные искорки. — Очень сомневаюсь, что тут можно получить обед.

— Ну, так если Марта, жена трактирщика, не лютует на мужа и посетителей и не изменяет благоверному на сеновале с кузнецом Яковом, то может и обед сварганить.

— А ты откуда знаешь, с кем она изменяет?

— Так все знают. Даже сам трактирщик!

Франт непонимающе посмотрел на собеседника.

— Знает и ничего не делает?

— А что он сделает? Они с жёнушкой в разных весовых категориях, — пьяница зашёлся раскатистым смехом.

В этот миг заколоченные ставни разлетелись, и во двор вывалился второй человек-птица.

— Что там происходит?

— Драка, милгосударь.

— Кто устроил?

— Да какой-то варвар с Севера. Он Марту за попу хватанул, а та ему подносом по голове. Ну, и понеслось. Он упал на стол к нашим охотникам, те хотели ему накостылять, но за варвара вступились какие-то чужаки. Через минуту в веселье уже все участвовали. Зубы так и летали по залу, — пострадавший пьяница снова улыбнулся, демонстрируя, что парочка зубов была его.— Потом некий маг, бывший с чужаками, как гаркнет, чтобы все прекратили. Ну, все и прекратили, но Марта как заорала на всю округу. Прибежал Яков с молотом. Кузнец метнул молот в колдуна. Тот не успел упасть, как на него налетел какой-то верзила с криками: "Хульк — крушить!!!".

Черепицу разметало по двору. Из дыры вылетел накачанный здоровяк с молотом и истошно заорал: "Мама!!!".

— О, эт Яков, — пьяница ткнул в крепыша пальцем, после чего икнул и отрубился.

— Мда, уж… Дикое место…

Странник неспешно потопал к дверям. Из них как раз выскочил атлет под два с лишним метров ростом, с серой кожей, выдававшей в нём кровь огра, и копной зелёных волос. Увидев франта, верзила зарычал и пошёл на таран…

— Аррррррррр!!!

— Хульк, место! — зычно крикнул старичок. Полуогр опешил и замер.

Странник вошёл.

Корчма представляла собой жалкое зрелище. Повсюду валялась разбитая мебель, черепки, некогда бывшие глиняной посудой, и дюжина человек. Одни были в отключке, другие — тихо стонали. В углу всхлипывала дородная баба необъятных размеров. Возле стойки причитал хлипкий мужичок. Напротив разместилась разномастная компания. Крайним к дверям стоял высокий, одетый в шкуры крепыш с пышной бородой и обветренным лицом. Под глазами варвара красовались фингалы.

— Тупой кретин! — орал на него закованный в броню рыцарь. За спиной воителя виднелись расправленные крылья. Вкупе с орлиными глазами это говорило о принадлежности к народу орлинго. Ему тоже досталось. На голове отсутствовал клок волос, перья — взъерошены, на доспехе красовалась вмятина от удара молота. — Какого беса ты полез её лапать?

— Я же мужик, — гордо заявил варвар.

— Идиот, ты, а не мужик, — прогундосил карлик в тёмно-коричневом камзоле. Перед ним на столе лежал лук. Стрелок зажимал разбитый нос и сердито сопел.

— Да я тебя, хлюпик… — северянин потянулся к древку секиры.

— Это говорит тот, кого баба отмутузила, — язвительно донеслось из тени.

— Да я вас всех…

— Хватит! — проорал человек в розовой мантии. — Ведёте себя, как дети. Где ящер и вор?

— Ящер на люстре висит, — рыцарь ткнул пальцем в потолок. С криво висевшей люстры свисал зеленый чешуйчатый хвост.

— А вор… — рыцарь стал озираться по сторонам. — Да бес его знает, где он.

— Ух, ты, птички! — послышалось из-под стола в дальнем конце зала.

— А вот и вор нашёлся, — снова донеслось из темного угла. — Не хило его приложили.

— Мрак, — печально произнёс странник с порога. Все резко повернулись в его сторону, за исключением вора. Тот никак не мог оторваться от любования порхающими у него над головой пташками.

— Да как ты смеешь называть меня, величайшего светлого паладина этого мира, мраком?! — лицо орлинго стало пунцовым.

— Судя по внешнему виду вы, величайшие герои этого мира, только что сразили кучу чудовищ.

— Та не, с деревенскими бабу не поделили, — радостно констатировал варвар. Вся компания героев дружно потянула ладони к своим лицам. За исключением лежавшего под столом вора, который в этот момент пытался определить, что за птички летают по кругу над ним.

— Ты кто такой? — снова послышалось из угла.

— Я странник, явившийся из иных миров. Повелитель азарта. Божественный Изурат! Властелин…

— Чё? — северянин смотрел на новоявленного бога круглыми, как колесо телеги, глазами.

— Я тот, кто вас нанял, — повторив ранее продемонстрированный командой жест, произнёс Изурат.

— Хозяин, — варвар расплылся в улыбке.

— И зачем же герои со всего света потребовались тебе, бог? — колдун забил в нос щепотку табака и тут же громко чихнул.

— Мне нужно, чтобы вы нашли мою потерю.

— И что же ты потерял? — всё ещё гундося, поинтересовался карлик.

— Я потерял свой город…

 

 

Вся компания сидела за столом и, склонившись над картой, неспешно потягивала медовуху. Лишь Хульк помогал трактирщику привести помещение в порядок. Правда, от его помощи погром стал ещё больше.

— Если верить твоим координатам, то город должен быть тут! — колдун ткнул пальцем с самый центр Тумского океана.

— Карту переверни, придурок, — ковыряясь вилкой в зубах, поправил вор.

— Да как ты смеешь называть меня так, жалкий червяк?!

— Я не жалкий! — возмутился мошенник.

— Оба примолкли! — покрытая шерстью лапа высунулась из-под плаща и перевернула карту. Затем указала на точку на ней.

— Здесь. Лазарская пустыня.

Бог достал колоду карт, быстро раскинул пасьянс-косынку и утвердительно кивнул.

— Именно там.

— Да ну нафиг! — варвар сгреб свой шлем со стола. — Будет ещё вольный сын фьордов по пескам шастать. Пусть, вон, тушканчик прётся в пески.

— Я сурикат! — зашипело существо, укрытое капюшоном.

— Не важно. Всё равно грызун, — варвар снова расплылся в улыбке, довольный своими научными выводами. — Я лучше буду, обдуваемый ледяными ветрами, бороздить воды северного моря в поисках приключений на своём дракаре.

— Да какие приключения? Ты туристов по королевскому тракту к святилищу Майна-Рада за деньги водишь. Там приключений-то разве что по пьяни не туда свернуть, — заметил стрелок.

Северянин крякнул и пристыжено сел на место.

— Там водятся гигантские скорпикрылы, — осторожно заметил карлик. Он явно тоже не горел желанием идти в пустыню.

— Ты же, вроде, великий охотник? — с ухмылкой спросил орлигно.

— Ой, да ладно тебе, Агла. Будто ты великий истребитель драконов. Что-то логово, где ты уничтожил целый драконий клан, было подозрительно близко к их кладбищу в Мурской трясине.

Красивые крылья паладина сникли.

— Все мы тут герои на словах, — продолжил лучник. — Джабар Великолепный стал великим колдуном, потому что анклав его так нарёк. Поговаривают, что случилось это на пирушке, где весь анклав ему в карты продулся. Вот и признали Великолепным. Хотя ты толком ничего и наколдовать не можешь, потому и таскаешь с собой этого имбицила.

Карла указал на здоровяка, который как раз уронил трактирщику на ногу бочонок. После чего продолжил свою речь.

— Ты, Йорик Бысрохват, велик лишь тем, что спишь с женой канцлера, поэтому стражники тебя никак и поймать не могут. Про Торика Северянина уже сказано. Сурикат Ёпс Незаметный слывёт самым грозным убийцей. А на деле и мухи, наверное, не убил. Ребята из шайки орка Крулла трепались, что ты нанимал их за полцены своего гонорара.

— С чего бы это им с тобой языки чесать, Мори Меткий глаз? — понурым голосом спросил сурикат.

— Так я у них дичь заказываю. Стрелять-то умею, но белке в глаз в жизни не попаду. Я вообще в белку не попаду. Даже в чучелко и то не попаду.

Наступила тишина. Все молча подняли кружки и, не чокаясь, выпили. Затем, не сговариваясь, повернулись к богу. Заговорил Джабар.

— Господин Изурат, тут такое дело…

— Не потянем мы вашу миссию, — закончил за него Агла. — Мы все проходимцы и плуты, а не герои. Вам кого-то другого нужно поискать.

Бог азарта почесал бороду. Снова разложил пасьянс. На этот раз Паучок.

— Именно что проходимцы. Мне такие и нужны. У вас есть одно качество, которого нет ни у одного героя.

— Какое?! — в один голос спросила компания.

— Вы не лезете на рожон. Вам важен результат, а не героический подвиг при его достижении.

— Это вам пасьянс сказал? — сурикат высунул из-под капюшона мордочку.

— Да нет, это я развлекаюсь от скуки. Ну, так что, пойдёте?

— Э, а что нам будет, если пойдём? — варвар нервно теребил косичку.

— По заветному желанию исполню. Каждому. Тебе, Торик, сердце Брунгильды.

— Йахо!!! — северянин аж подпрыгнул от восторга.

— Тебе, Джабар, посох Мегагагуса с активированной опцией "Вам всем хана!". Ёпса домой верну, на Смамаканские острова.

— А Кольцо драконов? Ни один корабль туда не поплывёт.

— А божественная сила на что?

Сурикат снял капюшон и тоже кивнул.

— Йорику дам кольцо Свиснизлата, и он действительно станет великим вором. Мори наделю духом сильфаном, как он и хотел. Тогда он взаправду сможет охотиться не хуже эльильских охотников. Ну, а Аглу на престол возведу. Достойная плата?

Все кивнули и подняли кверху кружки в знак согласия. Лишь Джабар сидел и смотрел на нанимателя.

— Ты забыл про Хулька.

— А что Хульк? У него и так всё есть.

— А почему же ты сам не найдешь свой город? — не унимался колдун.

— Он от меня убегает.

— Это как? — на лице варвара отразился мучительный мыслительный процесс.

— Я хотел, чтобы у меня был самый прекрасный город из всех существующих. Создал кучу диковинок: поющие арки, своды, что держатся на облаках. Разбил чудесный парк, где собрал все существующие растения. Возвел дворцы из драгоценных камней и металлов и стены из костей драконов, гигантов и бивней мамонтов. Набережную вымостил янтарём, мостовую лунным камнем. Башни его уходили в небеса. По ночам в фонарях зажигались звёзды, а волшебные фонтаны пели колыбельную. Но мне казалось, что чего-то не хватает. Тогда я создал темные закоулки и населил их тварями. Сотворил подземелья и склепы, полные духов и живых мертвецов. Но даже в таком виде город мне быстро надоел. Тогда я подумал: "Если что-то надоедает, то нужно это поменять". Но пока переделываешь, тебе уже не нравится то, что получилось. Настроение изменилось. И я решил сделать так, чтобы город изменялся в зависимости от настроения. Наделил его душой, вложив в камни частичку себя. Беда в том, что, осознав себя сущностью, город не захотел жить со мной. Не признал своим хозяином. Вот и сбежал, и бегает до сих пор. Я пытался настигнуть паршивца, да он чувствует меня и снова сбегает. Посылал легионы героев, но никто не вернулся. Одни погибли, сражённые его силой. Другие продались. Этот мерзавец давал им всё, чего они хотели, и они оставались в нём навсегда.

— Эй, так он и наши мечты может исполнить? — обрадовался паладин.

— Может. Но когда все мечты исполнены, жить становится скучно. Поэтому столь велико кладбище под стенами Гримбильдорсбурга.

— Под чьими стенами, простите? — уточнил сурикат.

— Под стенам Города, болван! — бог сделал самое печальное выражение лица, на которое был способен. — Вы поможете мне поймать его?

— И как нам это сделать? — карла почесал нос.

— Нужно пробраться в Великую Башню и поместить на алтарь камень порабощения, начертав при этом руны заклятия. Только нужно спешить, город не стоит на месте. Он может снова переместиться в любой момент.

— Так в чём беда? — жизнерадостно подал голос северянин. — Перемести нас в Башню, и мы всё сделаем.

— Не могу. Могу только на кладбище.

— А чего сразу угрожать? — насупился варвар.

— На городское кладбище около города. Только туда.

Джабар улыбнулся и поднял кружку.

— Мы поможем.

— Поможем, — повторили все.

— Переноси нас, — Торик напялил шлем и взял секиру.

Изурат достал шесть карт и метнул их в сторону героев. Каждая обернулась порталом, поглотившим их.

В этот момент с люстры упал ящер.

— А где все?..

 

— Папаша, табачка не найдётся?

Джабар сощурился от яркого света. Перед ним стояла толпа скелетов. Их главарь и задал столь неожиданный вопрос.

— Теперь я понимаю, почему в табачной лавке О’Пчхи весит предупреждение, что табак убивает, — оправляя мантию, пробормотал колдун.

— Ты чё, внатуре, совсем страх потерял? — скелет замахнулся дубиной.

— Слышь, фраер, ты палочку-то положи, пока не поранился, — рядом с магом появился Быстрохват. — Хоть втыкаешь, кого на гоп-споп хотел взять?

Скелет склонил голову набок.

— Неа. А ты кто?

— Ассасин в пальто!

— Чё, внатуре?

— В королевской прокуратуре! Ты как с авторитетом говоришь, костяшка?

— Так я…

— Совсем распустились. Кто тут у вас смотрящий?

— Кто? — скелеты переглянулись.

— Кошмар! Вот что значит отсутствие нормального управления. Теперь я понимаю, почему меня сюда отправили.

Вор демонстративно положил руки на пояс.

— Ну, ничего, я тут у вас порядок быстро наведу.

— Э-э-э… — скелеты выглядели растерянными. — А кто прислал-то?

— Знамо, кто — Воровская гильдия. Вы, оболтусы, совсем не по понятиям живёте, ещё и членские взносы не платите! Ну, ничего, всё исправим.

— Это, — вожак скелетов решил показать своей банде, что не боится чужестранца, хотя дубину убрал за спину. — А бумага у тебя имеется? Ну, там, письмо, направление?

— Ты меня за кого принимаешь? — Йорик вытащил из-за пазухи свиток, который тут же протянул скелету.

— Быстрохват, ты что, рехнулся? Какая гильдия? — Мори явно нервничал, судя по побелевшим костяшкам пальцев, сжимающих лук.

— Не парься, они об этом не знают.

— А письмо? Что ты ему сейчас дал?

— Рецепт сырной похлёбки.

Глаза у карлика полезли на лоб.

— Так они сейчас…

— Говорю, не парься. Ты думаешь, эти грамотеи читать умеют?

В подтверждение его слов скелеты вертели свиток, делая вид, что внимательно читают.

— Хитро, — маг похлопал вора по плечу, после чего наколдовал себе панамку.

— Это, — вожак скелетов протягивал свиток. — Босс, с приездом.

— У-у-у-у ё-ё-ё-ё-ё!!!

Именно с этим криком из открывшегося портала вылетел ящер, угодил в толпу скелетов и разнес их вдребезги.

— Страйк, — констатировал сурикат. — Жаль, классная банда была.

— Эй, ящер, ты живой? — северянин перехватил секиру и потыкал ею в кучу костей.

Рептилойд вынырнул из-под обломков, на голове красовалась здоровая шишка.

— Ёссся в порядке, — произнёс он, "щупая" раздвоенным языком воздух.

— Ты как здесь появился, аптекарь? — задавший вопрос вор выглядел раздражённо. Как и любой бы на его месте, учитывая, что минуту назад его банду разбили в прямом смысле слова.

— Исссурат приссслал. Вы камень сссабыли, — рептилоид даже не обратил внимания, что его назвали не целителем, а аптекарем.

— Красота! — неожиданно произнес Хульк, любуясь видом на Гримбильдорсбург.

— Так вот ты какой, Гримбидо… Гримдорсбу… Тьфу! Дивный город, — варвар выглядел возбужденным.

— Ладно, пошли, — уверенно произнёс орлинго, вытаскивая ящера из завала.

Отряд тронулся в путь. До центральных ворот было недалеко, но там их ожидал сюрприз. Врата, стоило героям приблизиться, начали стремительно меняться. То становясь величественными золотыми створками с барельефами, то хрустальными, то дубовыми, то металлической решёткой. Изменялся и размер. Менялись и стражи перед ними.

— Чё за фигня? — варвар даже секиру от удивления уронил.

— Изурат предупреждал, что город подстраивается под жителей, — сурикат с интересом смотрел, как два медных дракона-стража обратились в разумных кабанов. — Вероятно, он подстраивается и под гостей.

— И чё?

— Пьяный орк тебе через плечо! За мной! — орлинго уверенно пошел к воротам. За ним потопали остальные.

Когда отряд встал перед створками, они оказались нагромождением всевозможных люков, дверок и решеток, открыть которые было невозможно. Стражи обратились в непонятное существо, состоящее из частей тысячи созданий.

— Ну, и? — зло посмотрел на паладина Мори.

— Может, постучим? — предложил Торик в ответ.

— Твоей головой, — съязвил Йорик.

— Хульк, крушить? — подал голос полуогр.

— Не сейчас, — остановил спутника маг.

— Так чего? — карла достал из колчана стрелу и почесал ею лопатку.

— По одному пойдём, — нашел выход Ёпс. — Тогда ворота примут один вид и пропустят входящего.

— Отлично! — обрадовался варвар. — Кого первым пустим?

— Ёёсссю, — без раздумий ответил сурикат. — Его не жалко.

Ящер громко сглотнул, но ничего не сказал.

— Рано, — вмешался Джабар. — Нужно узнать, что нас там ждёт. Заодно определить где встретимся, а то не факт, что в одном месте после входа окажемся.

— Что предлагаешь? — Мори с сомнением посмотрел на колдуна, который снова разглаживал свою мантию.

— Птичку наколдую и её глазами посмотрю сверху.

— А сможешь?

Маг презрительно фыркнул и затараторил: "Абракадабра лорик ханорик пшик!". Перед героями возникло облачко дыма, из которого появился пингвин.

— Это птичка? — карлик закатился смехом.

Джабар натянул на глаза панамку и сделал вид, что не при делах.

— Не, а что, натуральный такой "пшик", — сурикат тоже не мог сдержать смеха.

— И-и-и-и, какой хорошенький-с-с-с.

Пингвин непонимающе смотрел на компанию и лупал глазами.

— И как твоя птичка полетит? — вор едва смог задать вопрос, так как тоже давился смехом.

Маг насупился и молчал.

-Не боись, щас всё будет, — северянин бросил секиру Йорику, отчего тот не удержался на ногах. Сам же разбежался и пнул птицу под зад… Пингвин ястребом взмыл в небо.

— Хорошо пошёл, — орлинго проводил снаряд взглядом.

В стороне плакал Ёссся.

— Эй, ящер, ты чего, — удивился сурикат.

— Птиську сссалко...

— Вижу! — заорал колдун.

Он несколько минут смотрел на всех невидящим взглядом, а потом, придя в себя, быстро начертал на земле схему.

— Город представляет собой несколько кругов. В первом — жилые кварталы. Они столь разнолики, что я даже описать не могу. Второй круг — лавочки и мастерские. Третий — храмы и дворцы. Четвёртый — прекрасные сады. В центре площадь, на которой и возвышается Великая Башня. Её защищало десять огромных демонов с крыльями.

— Почему защищало? — серьёзно спросил сурикат.

— Потому что теперь защищает девять. Одного сбил пингвин, угодив страшиле в глаз, отчего тот грохнулся на землю и расшибся в лепёшку.

— Круто! — Торвик расплылся в улыбке. — Я завалил настоящего демона. Каксуй ещё пингвинов, щас мы усех посшибаем.

— Нужно идти. У нас мало времени, — Агла посмотрел на врата. — Я пойду первым. Что бы ни случилось, встречаемся в центральном круге. Искренне надеюсь увидеть вас всех.

Взгляд его упал на ящера.

— Ну, почти всех… — паладин двинулся к вратам.

Те преобразились. Это были большие створки, скованные из небесного металла, на страже которых стояли два медных дракона.

— Кто ты и что тебе нужно?! — хором заговорили часовые.

— Я великий герой орлинго Агла. Сокрушитель драконов и великий сын небесного народа. Я пришёл в ваш город за славой и почестями, достойными меня.

— Проходи, — врата распахнулись, и Агла вошёл.

Ритуал повторился и с остальными. Маг сказал, что ищет могущество, вор — удачу, северянин — веселье, карлик — веру в себя, сурикат — знания, Хульк сказал — арррррр, а Ёссся — что просто гуляет. Врата пропустили всех…

 

Орлинго не верил глазам. Он стоял на главной площади Высокого дворца Небесных королей. Каменные башни и жилища орлинго ютились на острых скалах. В центре стоял сам дворец. Возле него выстроился почётный караул во главе с Первым Клювом — мажордомом и советником короля.

— Добро пожаловать домой, Ваше Величество, — произнёс он, обращаясь к Агле.

Паладин опешил.

— Гонец рассказал о великой победе над вранами. Теперь орлигно могут безраздельно править небесами. Да будет жить в веках имя Ваше, сир!

— Я победил вранов?

— Да, сир. Как перед этим победили драконов. Наши армии не знают поражения с тех пор, как вы ведёте их в бой.

— Веду в бой?

— В первых рядах. Ваш клинок — символ успеха и священная реликвия, мой король.

— Но ведь я… — Агла замолчал. Он хотел сказать "трус". Хотел сказать, что ни за что не осмелился бы вести армии. Хотел, но промолчал. Слова Изурата всплыли в памяти рыцаря. Город искушал героя. Всё это великолепие специально создано, чтобы он отступился от своей цели. Но разве это имело значение? Всё, чего он желал — исполнилось. Зачем сражаться с городом, если он столь щедр? Руки сами потянулись к голове. Дрожащие пальцы нащупали корону. Он — Небесный король…

— Сссдрасссьте! — послышалось из-за спины. — Агла повернулся и увидел ящера. Он удивленно озирался по сторонам. — Класссиво. У-у-у-у-у-у!!!

— Аптекарь?! Ты что тут делаешь? — удивился орлинго.

— Ёссся ссссаблудилссся. Он входить-с-с-с в дверку-с-с-с. Там быть класссивый город-с-с-с. Ёссся увидеть свой дом-с-с-с с табличкой Ёссся. Моя попить-с-с-с чайка ссс травками-с-с-с. Потом Ёссся пойти выполнять великую-с-с-с миссию, которую дать бога и заблудитьссся. Моя увидеть-с-с-с горные крясссы, и пойти сссмотреть. Так Ёссся находить тебя-с-с-с.

— Постой, разве город не дал то, чего ты искренне желал?

Ящер оскалился, демонстрируя своеобразную улыбку.

— У Ёссси фсссё есссть и так-с-с-с. Поэтому Ёссся идти выполнять мисссия.

— Мой король, — подал голос советник. — Столы накрыты для пира. Все ждут Вас.

Агла закрыл глаза, потом резким движением сорвал с головы корону и швырнул её под ноги. Будучи даже самым трусливым из орлинго, он не мог позволить, чтобы подвиги совершало столь ничтожное существо, как ящер, пока он будет пировать.

— Нужно идти к центру города. Ящер, не отставай, — паладин уверенно зашагал в противоположную от дворца сторону, даже не обернувшись. Ёссся посеменил следом…

 

— Опа! Девочки!!! — обрадовался варвар, когда оказался в центре северного города, прямо напротив борделя с манящёй вывеской "Искушение суккуба". На крыльце сидели полуголые девицы с пышными формами и звали его жестами к себе.

— Здорово, ярл! — послышалось с крыльца соседнего бревенчатого дома. В дубовом кресле сидел старейшина Хорвик и курил трубку. — Снова на подвиги?

— А то!

— Ну, это дело важное. Мне сказать плотнику, чтобы начинал новые кровати делать?

— Зачем?

— В прошлый раз ты все переломал — уж очень активно отдыхал.

— А, вот ты о чём, тогда путь стругает.

— Здорово, ярл! — по уложенным брёвнам улицы топал отряд воинов.

— Здорово, вы куда?

— Няшные острова грабить.

— Как грабить? А я?

— Ярл, — опешил говоривший воин. — Ты это чего? Это же наша работа. А ты отдыхай.

— Так ты же сам сказал, что я ярл!

— Ну да. Отдыхать, пить и лапать девок как раз твои обязанности. Сам же, как ярлом стал, такой указ издал.

— А где Брунгильда?

— Знамо где. Ты же ёё сам в святилище отправил обет целомудрия блюсти, как она тебе отказала. Что это с тобой, Торвик, опять браги на мухоморах вчера перебрал?

Варвар с грустью посмотрел в сторону и увидел огромную башню.

— Брунгильда, — в голосе северянина послышались нотки тоски. — Отставить грабежи, все за мной!

— Куда это?

— Башню штурмовать!

— Чё эт?

— Драки захотелось. Северяне, за мной, за вашим ярлом!!! — Торвик достал секиру и побежал по направлению к уходящей в небо башне…

 

Маг и сурикат долго смотрели друг на друга.

— Ты что тут делаешь? — первым подал голос Ёпс.

— Лучше скажи, где тут?

Сурикат посмотрел вокруг. Золотистый песок под ногами. В тени раскидистых пальм расположился уютный городок из тростниковых домиков.

— Это Смамаканские острова. Это мой дом. Я дома!!! — сурикат сорвал с себя плащ и стал прыгать как ребёнок. — Дома!!!

— Но какого беса тут делаю я? — Джабар поправил панамку. — Если город дарит нам то, чего мы желаем, то я должен быть в Кривой башне в Городе Магов?

Сурикат прекратил веселье. Он посмотрел в ту сторону, где должен был возвышаться вулкан Тытыщь. Его не было. Лишь очертания высокой башни.

— Это всё магия Города… — Ёпс уныло посмотрел на мага, подбирая свой плащ, в который тут же закутался.

— Но разве не этого ты хотел? Оказаться дома?

— Это не дом. Лишь иллюзия. Я иду к башне, а ты?

— Я? Я… — на постаменте в центре городка сурикатов Джабар увидел посох Мегагагуса. — Я нашёл его! Вот почему никто не мог его получить. Всё это время он был на островах!!!

— Ты о Красивой Блестяшке?

— Это не блестяшка! Это посох Мегагагуса, самый великий артефакт в мире. Он сделает меня самым могущественным магом. Я смогу…

— Ничего ты не сможешь.

Джабар удивлённо посмотрел на Ёпса.

— Мы внутри Города. Ты будешь владеть посохом, лишь пока живёшь тут. А значит, не сможешь явить своё могущество миру. И в этом месте ты всегда будешь лишь вторым по могуществу, после него.

Колдун зарычал. Потом со словами: "Сейчас", побежал к центру городка, схватил посох и вернулся.

— Пошли, наваляем этому Гримбильдорсбургу…

 

Мори видел, как его стрела рассекла муху на части.

— Круто!

Из кустов выбежал разъярённый вепрь. Карлик даже подумать ни о чём не успел, как руки сами выпустили из лука стрелу, сразившую зверя.

Карла осмотрелся. Он стоял в окружении прекрасного парка.

— Меткий выстрел, хозяин, — рядом материализовался дух сильфан.

— Где я?

— В охотничьих угодьях, хозяин.

— А это где?

— Это весь мир!

— Круто! И что теперь?

— Будем охотиться.

— А потом?

— Снова охотиться?

— А после?

— Охотится. Вся наша жизнь охота.

— Что за?..

— Такова цена. Сильфан служит тому, кто променял все блага на жизнь в лесу.

— Да ну нафиг! — карлик стал смотреть по сторонам. — Ты не знаешь, где тут такая высокая башня…

 

Йорик обнаружил себя за вскрытием сложного замка. Механизм щёлкнул, и дверь отворилась.

— Прикольно, я сам замок вскрыл, — обрадовался вор.

— Хульк очень рад, — пробасил стоявший рядом полуогр.

— А ты что тут делаешь?

— Хульк идти и прийти. Центра города, как говорить Джабар.

— Чё? — вор отошёл от дверей и понял, что находится на просторной площади, в центре которой возвышалась высокая башня, замок на двери которой он только что взломал…

— Смертный! — пророкотал кто-то сзади. — Как ты посмел взломать Великий замок Гримбильдорсбурга?

Йорик повернулся. Перед ним возвышался здоровый демон с козлиной головой. У вора аж челюсть отвисла.

— Хульк крушить?

— Да, Хульк крушить!!! — подобрав челюсть заорал вор.

— Крушить!!! — полуогр ураганом налетел на демона и тут же накостылял ему. Но появилось ещё восемь гигантов

— Мочи козлов!!! — донеслось с одной из улочек, выходивших на площадь. По ней бежала толпа северян и размахивала секирами. С криками варвары напали на одного из демонов.

— Я вам покажу жизнь в лесу, — автоматная очередь стрел прошила другого, а Мори натягивал тетиву снова.

— Айлала!!! — раздался боевой клич орлинго, который обрушился на третьего демона, вонзив ему меч прямо в ягодицу, отчего тот жутко завизжал.

По площади бежал ящер. На него бросилось два гиганта. В тот же миг их объял свет, и они рассыпались в пыль.

— Как мне нравится функция "Вам всем хана!", — довольный Джабар шёл с блестящим посохом наперевес.

На Ёсссю же выбежал ещё один громила. Но тут нечто очень быстрое замелькало у него между ног, и стреноженный демон повалился на мостовую.

— Будешь знать, как связываться с Ёпсом! — сурикат потирал ладони.

— Валим отсюда!!! — мимо пролетел Мори.

За ним бежала ватага горожан. Город призвал их защитить себя.

— В башню! Сюда! — Йорик махал руками и указывал на открытые двери.

— Каждый за себя!!! — Торик бросил секиру и побежал к башне. Остальные бежали следом. Ёссся бежал последним, но Агла быстро подхватил его.

Когда двери захлопнулись, на героев повалила толпа скелетов и прочей нечисти.

— Аннигилируй их!!! — проорал сурикат, обращаясь к магу.

— Вам всем хана!!! — прокричал чародей, и демоны обратились в прах. Демоны, но не скелеты.

— Чё за фигня? — варвар хлопал глазами.

— Им и так давно хана, — лук Мори сразил пятерых скелетов.

— Хульк крушить!!! — работая кулаками, полуогр стал прорубать в легионах костяных воинов дорогу к лестнице. Остальные прятались за его спиной.

— Нам бы ускориться, — уклоняясь от ржавой сабли, сказал Йорик.

— Джабар, выручай, — орлигно выбил у скелета челюсть.

— Вжик пижик, мегазайчик прыг-прыг-прыг!

Ноги героев обратились в заячьи лапы, они шустро запрыгали по ступенькам и вскоре оказались на самом верху башни, где в центре просторного зала возвышался алтарь.

— Быстрее! — Торик поднял скелет над головой и запустил им в наседающую толпу. — Творите ритуал, а то скоро нам будет хана.

Орлинго схватил сумку Ёссси и бросился к алтарю. Но путь ему преградили два десятка ифритов.

— Агла, пасуй мне, — Мори проскользнул мимо стражей. Орлинго бросил сумку. Карлик поймал, а потом бросил её вору. Тот, оказавшись у самого алтаря, выхватил камень, водрузил его на жертвенный стол — и ифриты исчезли. Но по лестнице взбирались горожане.

— Какой знак?

— Я не помню, — Мори с испугом смотрел на Йорика.

"Не помню… не смотрите на меня… А что сразу Джабар!"

Герои лупали глазами и не знали, что делать. Символа никто не помнил.

— Хульк помнить, — поруогр растолкал друзей и начертал в воздухе символ. Башня затряслась…

 

— А вы настоящие герои, — довольный Изурат хлебнул из бокала вино и посмотрел в окно. Из таверны открывался прекрасный вид на его башню.

— Нам повезло, — честно признался Мори. — Город сам дал нам силу сокрушить его.

— Но вы первые использовали её против него, — бог снова раскинул пасьянс. — И вы первые, кто отказался от дарованных им иллюзий. Наверное, потому, что слишком хорошо с ними знакомы, вот и смогли понять, что истинно, а что ложно.

— Что с нашей наградой?

— Она уже у вас. Мои герольды разнесли по миру весть о вашем подвиге, а те артефакты, что вы тут нашли, останутся с вами и тогда, когда город исчезнет.

— И что, мне придётся жить в лесу? — понуро спросил карлик.

— Если пожелаешь… Вы сами хозяева своей судьбы. И только вам делать выбор. Сегодня вы это доказали.

— И что теперь? — Йорик вертел кольцо на пальце. — Вернёмся по домам?

— Дома скучно, — потянувшись, сказал варвар. — Я за приключения.

— И я, — поддержал Мори. Остальные кивнули в знак согласия.

— Я слышал, что великаны нападают на поселение кряквов, — Джабар надел на голову свою панамку.

— Подсобишь? — орлинго посмотрел на Изурата.

— Не вопрос, — бог махнул рукой и шесть карт-порталов ударили в друзей, перенося их на другой конец света.

— Ёсссю опять забыли!!! — выходя из нужника, прокричал ящер…


Конкурс: Креатив 16