И В Дэмантъ

Такие дела

 

Часто ли вам приходится выбирать?

 

***

 

Она была прекрасна, черное платье облегало ее тело, подчеркивая изящные изгибы фигуры. Туфли на высоком каблуке при каждом шаге звонко цокали по бетонным ступенькам. Она, медленно и грациозно, будто шла не по грязному подъезду старой пятиэтажки, а по подиуму где-нибудь в Париже, спускалась мне на встречу. Она была прекрасна.

А я… Я увидел ее и весь мой настрой, вся моя решительность унеслись как от порыва ветра.

Первый раз мы встретились два года назад, когда она только переехала в наш дом. Я влюбился с первого взгляда, как безусый юнец — кем я и являлся. Мне было пятнадцать лет. Сейчас я оставался все тем же юнцом, разве что подрос, но атлетом не стал и благородной щетиной не обзавелся. Не мачо, но и не чмо. Так среднестатистический юноша семнадцати лет отроду.

Она старше меня на три года — это я знал прекрасно. Вообще я много о ней знал, во-первых потому что был влюблен по уши, во-вторых было во мне кое-что, что отличало меня от остальных среднестатистических.

Это кое-что было способностью к телепортации. Да-да, как бы это не звучало безумно, но я мог перемещаться в пространстве, в места, где бывал раньше. Узнал я об этом в четырнадцать лет, удирая от тройки местных хулиганов. Нет, я не трус, но быть избитым тремя жлобами плохая перспектива. Убегая от хулиганов, я внезапно очутился в своей комнате и со всего маха больно ударился головой о стену. Это был первый раз, когда я смог телепортироваться.

Первый раз был спонтанный, как и десяток последующих, но со временем я научился контролировать этот процесс и сейчас мог осознано перемещаться с пункта А в пункт Б.

С чем связана моя способность и откуда она появилась я так и не выяснил. Днями и ночами, проводя время на различных форумах, я не узнал ровным счетом ничего. В основном предлагалось либо меньше читать книжки и комиксы либо реже смотреть зомбо-ящик.

К слову о книжках, комиксах и телевидении: моя сверхъестественная способность не сделала из меня супергероя. Это в фантастике если героя кусает паук, то он гордо снимает очки и лезет на стену небоскреба, или прыщавому дрищу вкалывают супер-пупер кислотно-зеленую жидкость, и он становиться непобедимым качком.

В жизни все серо и печально. Я остался тем, кем был, среднего роста, среднего телосложения, немного застенчивым… Как я уже говорил среднестатистическим.

И вот она, моя первая любовь, — говорят, что первая любовь самая крепкая и не забывается никогда, не знаю, время покажет, — моя Афродита, спускается ко мне на встречу. А я, впервые за два года набрался смелости, купил цветы и шел к ней, сейчас стою как столб в чистом поле и забыл куда, зачем и почему я шел.

— Привет, Костик, — говорит она, замедляя шаг.

Костик! Я терпеть не могу, когда меня называют Костиком, но из ее уст это слово звучит как музыка.

— Привет, Лена, — в ответ мычу себе под нос.

— Какой красивый букет, — она обращает внимание на цветы в моей руке. Цветы, казались красивыми в магазине, а сейчас на фоне Лены похожи на жалкий веник. — Это мне?

— Д-да… — еле выдавливаю я из себя и протягиваю букет.

— Ой, спасибо, — она улыбается, берет букет и легонько целует меня в губы.

Это сейчас я понимаю, что до губ там оставалось еще миллиметров пять, но тогда мое сердце на мгновение остановилось, а затем начало колотиться с такой частотой как, будто я пробежал стометровку за одну секунду. Кровь хлынула к голове, она тут же закружилась, лицо покраснело как спелый помидор.

А Лена уже спускалась дальше, улыбаясь и говоря что-то типа: — "увидимся позже".

Так я простоял минуту или две. Из забвения меня выдернул шорох за дверью. Это баба Аня проверяла свои владения, и теперь весь дом будет знать как, без стыда и совести, я с Леной целовался в подъезде. Осознав, что произошло, я телепортировался во двор, за угол соседнего дома, ходят там редко и никто не заметит моего неожиданного появления.

Лена уже вышла из подъезда и садилась в серебристый БМВ. Пижонская машина не проехала еще и десяти метров как в отрывшееся водительское стекло вылетел букет цветов. Зло сжав зубы я поднял взгляд и посмотрел на окно квартиры где жила баба Аня. Конечно, она уже дежурила на своем посту возле окна. Типичная бабушка-сплетница, коих по две, три штуки на каждый дом в любом городе, просматривала двор в надежде раздобыть свежую информацию. Мне кажется, что в своей молодости она работала в разведке, потому что она не просто выглядывала в окно, а пряталась за густо разросшимся цветком, так что были видны только глаза старушки.

Я вышел из-за угла, так чтобы меня было видно из засады бабы Ани, посмотрел, убедившись, что разведчица засекла цель, и растворился в воздухе.

***

Следующие три часа я просто гулял. Перемещался по разным местам города: посидел на набережной реки Обь; побродил по зоопарку; поискал своих друзей в местах, где они могли быть с наибольшей вероятностью, но никого не нашел. Хотелось отправиться туда, где я еще не был, но мои способности не позволяли этого. В одном голливудском фильме парень мог перемещаться в места, увиденные на фотографиях, но мои возможности были ограничены лишь местами знакомыми или находящимися в поле зрения. Я мог спокойно переместиться на несколько сотен метров к уходящей маршрутке, но не мог оказаться на Красной площади или около Биг Бена. Однажды я попытался телепортироваться к черному морю в Сочи, а оказался в биотуалете городского зоопарка.

Так я провел несколько часов в полном одиночестве, пока не увидел знакомую бэху припаркованную около ирландского паба, а через дорогу за домом громко спорили двое — Лена и ее ухажер, тот самый выкинувший в окно мои цветы. Лена выглядела крайне огорченной, кричала, размахивала руками, то и дело пыталась съездить мажору по морде. Мажор, качок со смазливой мордашкой, каждый раз ловил Лену за руку, не давая влепить пощечину. Слов я разобрать не мог и решил подойти поближе.

— … пошел ты, — донесся голос Лены, — иди к своей курице!

— Дура ты, — зло сказал мажор, — ну было раз, что теперь истерики устраивать. Один раз не считается!

Лена в очередной раз попыталась ударить ухажера — не получилось.

А меня, когда я услышал, как качок обозвал Лену, накрыло. Проснулся герой, который всю мою жизнь был в спячке и я подошел к ругающейся паре.

— Проблемы? — спросил я, стараясь придать своему голосу максимум невозмутимости.

— А? — качок посмотрел на меня мутными глазами. Был он изрядно пьян.

— Костя? — удивилась Лена.

— Проблемы? — повторил я мажору. На Лену я старался не смотреть.

— Че? Пошел отсюда, — ответил он.

— Проблемы? — я просто не знал что говорить, не доводилось мне еще заступаться за девушку своей мечты.

— Костя, все нормально. Ты иди, мы разберемся, — мягко сказала Лена и взяла меня за руку.

— Слышал? Шагай дальше. Тебе спать пора уже.

Спать? Ну да уже темнеет, но спать рано еще.

Я отстранил Лену и встал между ней и качком.

— Проблемы? — меня заклинило!

— Заика что ли или дурак? — удивленно спросил мажор.

— Все! — крикнула Лена из-за моего плеча. — Костя, идем. А ты, Антоша, возвращайся к своим курицам!

— Я тебе сказал, один раз не считается, — сказал Антоша, смотря поверх меня.

И тут я совершил раковую ошибку.

— Один раз не… не гомосек? — сказал я, точнее герой сидящий внутри меня. Я же, только сумел точное народное определение сменить на менее резкое.

Но ставки сделаны, ставок больше нет.

Лена отступила на несколько шагов назад, и в эту же секунду мой левый глаз встретился со здоровенным кулаком Антоши. В глазах потемнело, уши заложило, а тело по непонятной траектории переместилось на землю в горизонтальное положение. Зрение вернулось спустя пару секунд, только казалось, что на улице стало еще темнее. Я сидел на земле и видел, как Лена подбежала к Антоше и все-таки успела влепить ему пощечину, на что он решил ответить и уже начал заносить руку для ответной пощечины, как меня накрыло второй раз.

Я телепортировался за спину мажора и ударил его ногой под коленку, так чтобы он присел, затем я оказался слева от него и ударил кулаком в лицо, он пошатнулся, но не упал. Так я скакал вокруг Антошки пару минут, он крутился, пытаясь наотмашь попасть в меня, но постоянно перемещался и наносил удары, пускай не сильно, но частые. В итоге мне удалось повалить его на землю.

В прочем, долго рассиживаться он не стал, тут же подскочил с выпученными глазищами и побежал к своей машине.

Лена, к моему удивлению, убегать не стала. Она стояла и смотрела на меня, и в ее глазах я видел, как страх перемешивается с удивлением.

В этот вечер я проводил ее домой. Всю дорогу мы молчали, она не задавала вопросов, а я не знал что сказать. Так же молча и расстались. Оставшись один во мраке подъезда, я не стал спускаться на свой этаж, а сразу с лестничной клетки переместился в свою комнату.

Там меня ждал сюрприз…

 

***

Комната была столь же среднестатистической, как и я сам: кровать (не заправленная); стол с ноутбуком и десятком книг; старый шкаф-пенал (дверца шкафа не закрывалась не только от старости, но и от вещей, кучей запихнутых в него); несколько постеров на стенах; вещи, носки и трусы — разложенные на полу в хаотичном порядке.

Мама стояла у окна спиной ко мне, на стуле возле ноутбука сидел мужчина и медленно пролистывал старый фотоальбом. При моем появлении он оторвал взгляд от фотографий и с интересом посмотрел на меня, мама моего появления не заметила.

— Привет, — поздоровался мужчина.

Мама резким движением повернулась, несколько секунд внимательно смотрела на меня и я понял сейчас "начнется"!

— Явился?! — громко, но, не крича начала она. — Да еще и с гостинцем, — имея ввиду слегка опухшее веко (опухлость медленно, но уверенно переползала в синяк).

— Ничего страшного, — вступился мужчина, — шрамы красят мужика!

Шрамы? Что у меня там рассечение? Нет, тогда бы я почувствовал кровь на лице.

— Так говорят? — спросил мужчина, обращаясь к моей матери.

— Почти.

"Не русский что ли? — подумал я. — А по-нашему шпрехает как свой."

Сначала я подумал, что он из полиции.

— Вы собственно кто такой? — спросил я.

— Присядь, Константин, поговорим, — я прошел к кровати, сел напротив него. Моего внезапного появления в воздухе он будто и не заметил. — Ни хочешь рассказать, что произошло? Нам было бы интересно узнать.

— Мамин интерес я понимаю, — ответил я, немного грубовато. — А вам какое дело?

— С одной стороны простой интерес, — не обращая внимания на грубость тона, ответил мужчина. — С другой — глубочайшая заинтересованность. — Что он имел ввиду я не понял.

— Может сначала стоит нам? — спросила мама.

— Возможно.

— Кто начнет и с чего?

— Я думаю лучше мне.

Они заговаривали между собой, и я не понимал о чем.

Мужчина отложил фотоальбом и, наклонившись вперед, посмотрел мне в глаза.

— Константин, несколько месяцев назад твоя мама заметила в тебе изменения, — начал он, — изменения… м… странности… м-м…

— Вы что псих? — перебил я мужчину, не дав вдоволь намычаться. — Я имею ввиду психолог, и сейчас хотите поговорить о половом созревании? О тычинках и пестиках? Но я вас огорчу — вы опоздали.

— Почему ты решил, что я хочу поговорить о половом созревании и о растениях? — спросил мужчина. На его лице явно выражалось непонимание — точно псих!

— Кто вы?

— Да. Давай начнем со знакомства. Меня зовут Альтон Сарум.

"Точно иностранец, — подумал я, пожимая протянутую руку".

— Костя. Хотя вы уже в курсе.

— И так, — продолжил Альтон, — как я уже говорил, несколько месяцев назад твоя мама заметила странность. Она считает, что ты готов к разговору и, пожалуй, я задам вопрос сразу, — он сделал паузу. — Ты перемещаешься?

— Что? Простите, не понял.

— Перемещаешься… м.. Телепортируешься?

— Вы больной? Или фантастики пересмотрели? — сердце ёкнуло от вопроса Альтона.

Откуда он знает? Откуда знает мама? Я хотел спросить, но счел лучшим выходом прикинуться, что я не понимаю, о чем идет речь.

— Либо ты ошиблась, — сказал Сарум, обращаясь к маме (она так и стояла у окна). Встал. — Либо он не готов. Будем надеяться на второе. Константин, когда ты будешь готов, мы встретимся снова, — он протянул мне фотографию. — В детстве ты бывал в этом месте.

Я посмотрел на фотографию. Берег подковой, справа редкие деревья, слева высокая скала, и чистая вода, уходящая от берега далеко в горизонт. Я поднял взгляд. Альтон, улыбаясь, подмигнул мне и исчез на моих глазах.

Минут пять я сидел и смотрел на пустое место, место, где только что стоял мужчина со странным именем Альтон Сарум. Мама, до этого тихо стоящая у окна, подошла ко мне, потрепала волосы и поцеловала в лоб.

— Кто это? — шепотом спросил я.

— Брат твоего отца. Поговори с ним, когда будешь готов, сказала она и оставила меня одного.

 

***

 

Неделю я провалялся дома.

Я не прятался и не зализывал раны. Было о чем подумать, и сперва, я переваривал встречу с Альтоном, но стоило мне вспомнить о Лене, как я забыл обо всем и мысли о ней заняли все мое время.

На седьмой день в дверь раздался звонок. Это была она. Как всегда прекрасна, в этот день на ней были легкие кроссовки, джинсы и черная футболка — просто, но она могла украсить собой любую одежду. И я на фоне всей этой красоты, в рваных штанах, растянутой майке и босой, выглядел чернильной кляксой на пейзаже знаменитого художника.

— Прогуляемся? — спросила она, как только я открыл дверь.

— Д-да. К-конечно, — от неожиданности я начал заикаться. — Заходи я только переоденусь.

Через несколько минут мы гуляли во дворе дома. Она опять не задавала вопросов, а я мучительно перебирал в голове с чего начать разговор.

— Погода сегодня хорошая, — начал я. — Солнце, тепло, птички поют.

Что за глупость? Какие птички? Только гул проезжающих машин, но с чего-то надо начинать.

— Что это было? — вдруг спросила Лена.

— Где? — я понимал, о чем она, но не знал что ответить.

— Тогда у паба.

— Я получил в глаз, — улыбнулся я.

— Ты исчезал в воздухе и появлялся снова, я понимаю, что это не возможно, но я это видела.

— Это трудно объяснить.

— Я видела, — повторила она.

— Ты веришь в это? В то, что видела?

— Да.

— Это было, — признался я. — Я действительно могу перемещаться.

— Но как это возможно?

— Я не знаю. Я не нашел ответа.

— И давно с тобой это?

— С четырнадцати лет.

— Ты… ты… — она не могла подобрать слово. — Ты что-то типа… кто-то типа супермена.

— Да какой из меня супермен! Я даже котенка ни разу с дерева не снимал.

— Но кто ты?

— Я не знаю…

Мы долго гуляли по улицам города. Я рассказал ей о своей жизни, начиная с четырнадцати лет. Рассказал все до сегодняшнего дня, про первое перемещение, про эксперименты с телепортацией, даже о встрече с Альтомом. Все кроме того что люблю ее.

— Кто твой отец? — спросила она.

— Я не знал его. Однажды мама сказала мне, что он погиб, когда мне было три года, больше мы эту тему не обсуждали.

— Как он погиб?

— Я не знаю.

— Может ты правда супергерой? — она улыбнулась.

— Ты хотела бы этого? — вопросом ответил я.

— Наверное. Не знаю. — Она смущенно опустила глаза.

Смеркалось. Мы сидели на лавочке в аллее на Красном проспекте. Прохожих было не много. Как раз мимо нас проходили две девушки. Они громко разговаривали и смеялись, если присмотреться становилось понятно, что девушки были "навеселе". Я посмотрел в другую сторону к нам подъезжал молодой парень на старом велосипеде. Метров за двадцать до нас он резко ускорил темп и на скорости проскочил между девушек, выхватывая у одной из них сумочку.

Я понял это мой шанс. Шанс стать героем для одного единственного человека.

Недолго раздумывая, я переместился на сто метров, так чтобы удирающий воришка наткнулся на выставленную мною руку. Расчеты удались, и парень полетел с велосипеда вниз головой, сумочка взлетела в воздух, а велосипед продолжил свой путь без хозяина. В следующий момент я оказался на прежнем месте. Все получилось лучше, чем я мог ожидать, никто, кроме Лены, не заметил, что произошло, все выглядело так, будто велосипедист по неведомым причинам слетел со своего транспорта.

Она улыбалась, а я смотрел через дорогу. Там стоял Альтон.

— Лена, давай я провожу тебя домой. Мне нужно кое— с кем встретиться.

Она не стала задавать вопросов.

 

***

 

Я стоял на скале. Впереди в горизонт уходила чистейшая вода. Я мог поклясться, что отсюда, с высоты вижу каменистое дно озера. Справа подковой выгнулся берег осыпанный крупным песком. Слева рядом со мной стоял Альтон.

— Хорошо что ты пришел, Константин. — начал он.

— Я хочу знать…

— Понимаю. У нас еще есть время.

— Кто ты? Кто я? Кто мой отец?

— Я твой дядя. Ты мой племянник. Твой отец — мой брат.

Издевается? Я посмотрел на Альтона, он стоял с серьезным лицом.

— Я не спрашивал о нашем родстве, это и так понятно.

— Ммм… — он задумался. — Я понял. Я и твой отец контрабандисты. Весь наш род занимался и занимается эти. Много лет назад мы прибыли на эту планету. Мы искали золотую руду. В поисках нам пришлось прожить здесь один месяц и четыре дня. И незадолго до отбытия твой отец повстречал твою мать. В назначенное время он пришел ко мне и сообщил что остается. Потом я узнал, что он погиб. Я ответил на твой вопрос?

-Д-да… А телепортация?

— Все жители нашей планеты обладают этой способностью. Поэтому мы и занимаемся контрабандой. Очень удобно, получив груз, переместиться с ним сразу к кораблю. Конечно, если ты можешь поднять этот груз.

— С человеком тоже можно перемещаться?

— Да.

— Сегодня была версия что я супергерой, -улыбнулся я.

— Не наш профиль — выгоды мало, — все так же серьезно ответил он. — И так ты готов?

— К чему?

— Отправиться со мной. Для начала мы посетим нашу родину.

— Я не готов, мне нужно подумать…

— Хорошо. Мы отправляемся с закатом.

 

***

 

Я сидел на карнизе окна Лениной комнаты. Сейчас я пытался понять все, что произошло за один день. С одной стороны, выходило, что я наконец-то перешел невидимую грань в отношениях с Леной, с другой, что обнаружился близкий родственник предлагающий отправиться в фантастическое путешествие к далеким планетом. И что же для меня важнее?

За моей спиной открылась створка окна.

— Костя? — испугано сказала Лена. — Как ты здесь…

Она не закончила. Я повернулся и посмотрел в ее глаза. В ее безумно красивые глаза наполненные, сейчас, испугом и изумление одновременно.

— Мне предложили улететь на другую планету, — сказал я.

— И что ты ответил? — она не была удивлена и это радовало.

— Знаешь, я люблю тебя. — Слова дались легко.

— Знаю, — она не опускала взгляд.

— А ты?

— Ты всегда мне нравился.

Я достал телефон из кармана и посмотрел на часы.

— Тогда мы ответим вместе!

Я взял ее за руку.

 

***

 

Солнце заходило за горизонт, окрашивая небосвод кроваво-красными цветами. На бурлящую воду опускалось его отражение, вырисовывая желтую дорожку до самого берега. Мы сидели на скале. Лена прижалась ко мне, не смотря, на теплый летний вечер от озера задувал холодный ветер.

— Почему ты решил остаться? — тихо спросила она.

— Мы каждый день делам выбор. От самого простого, какую футболку надеть сегодня, и что съесть на завтрак, до сложного, на столько, что после него наша жизнь может измениться в корне. Вся наша жизнь делится на: быть или не быть. Быть контрабандистом и путешественником и не быть с любимой. Когда-то такой же выбор был у моего отца.

Из воды показался заостренный серебристый нос корабля моего дяди. Он ярко блестел под лучами заходящего солнца. Я ожидал долгий и красивый взлет чужой ракеты, но стоило ей высунуться из воды чуть меньше чем на половину, она с немыслимой скоростью взмыла к небесам. На берег пошла огромная волна, землю затрясло, как от землетрясения и нас обдало горячим воздухом.

Я смотрел вверх, на стремительно удаляющуюся точку.

 


Конкурс: Креатив 17