Visionary

Победитель

Не многие знали, что на окраине города, в получасе ходьбы от космодрома, был маленький открытый кусочек пляжа. А если кто и знал, то вряд ли бы потащился туда, чтобы просто полюбоваться на море. Только если этот кто-то не Виктор — подающий больший надежды молодой архитектор со свободным графиком работы и нелюбовью к шумным скоплениям людей.

Виктор бросил рюкзак и уселся на гальку, привалившись спиной к большому валуну.

— Ну привет, старина, — погладил он шершавый бок своего «компаньона».

— А я сегодня с важной миссией, — как-то невесело сообщил молодой человек и задумчиво уставился вдаль.

Солнце уже село, и небо, ещё слишком светлое, приобрело серовато-молочный оттенок, оставаясь лишь на полтона светлее воды. Любимое время дня Виктора.

Он сделал глубокий вдох. Море пахло солью, водорослями, тухлой рыбой и чем-то химическим. Говорят, раньше, всего каких-то пару сотен лет назад, люди наслаждались морским воздухом и даже считали его целебным. Семьи с детьми спешили провести свой отпуск поближе к морю. А ещё в нём плавали. Каково это — плавать? Виктор закрыл глаза и попытался представить. Выходило не очень. Нет, он знал в теории, что вода поддерживает тело, и видел старые кинофильмы, где люди купались в бассейнах. Но вот что они при этом ощущали, оставалось загадкой. Уже много лет Земля испытывала дефицит пресной воды, и все мылись исключительно в санитарных кабинах. Природные водоёмы были отравлены, и купание в них означало пусть и не очень быструю, но мучительную смерть. Многие морские животные вымерли, а те, что смогли приспособиться, оказались непригодны для пищи. Водоочистители и опреснители еле справлялись с огромной нагрузкой. Из-за плохой экологии всё больше людей умирало молодыми. Самой страшной болезнью, чумой новой эры, стала аллергия. Рождаемость снизилась. Появление на свет здорового ребёнка было почти чудом. Планета медленно погибала.

И в этой беспросветной мгле наконец появился лучик надежды для людей. Но, как водится, не для всех. Всего десять процентов населения планеты — молодые, здоровые, специалисты в различных сферах познания, — получили путёвки в светлое будущее и через двадцать дней первыми отправятся обживать новую планету. По крайней мере, так гласил информационный бюллетень компании «Лифт надежды», который прилагался к посадочному билету. Собственно, сам билет обнаружился на почте Виктора пару дней назад. Невероятная удача, казалось бы. Как любила повторять его мама: «Виктор — значит победитель».

В данный момент победитель сидел на заброшенном пляже с закрытыми глазами и пытался отвлечься от «важной миссии» всевозможными глупостями. Например, он думал, какое дурацкое название — «Лифт надежды». И даже пытался сочинить получше, но выходила совсем ерунда. Вспоминал о своей единственной подруге Еве, которая, не смотря на молодость, красоту и богатство, не получила путёвку на переселение. Всё просто — в новом мире не нужны стилисты и дизайнеры. Виктор думал о матери, которую самолично совсем скоро отключит от систем жизнеобеспечения. Без него никто не станет за ней ухаживать. А шанса, что она выйдет из комы, совсем нет. От воспоминаний о маме стало совсем грустно. Она столько сил положила на то, чтобы Виктору достался шанс начать новую жизнь. И именно она настояла, чтобы сын держал в строжайшей тайне свою болезнь. Словно материнским чутьём больше десяти лет назад предвидела грядущие перемены.

— Мама... Я не могу тебя подвести.

Виктор сделал глубокий вдох и открыл глаза.

Черное бескрайнее небо, усыпанное мириадами звёзд, надавило, выбило дух. По коже пробежали мерзкие мурашки, лоб покрылся испариной.

— Дыши, — шёпотом приказал себе молодой человек. — Ну же, давай.

Он попытался сосредоточиться на море. Но ночные воды казались мрачными и зловещими. И совсем не успокаивали. В голове шумело. Паника нарастала.

Дрожащими руками Виктор нащупал в рюкзаке тёмные очки и кепку. Максимально опустив козырёк, он быстро выбрался с пляжа и понёсся в сторону космодрома, словно глупая мошка на огонёк.

Первый раз подобный приступ случился, когда Виктору было четырнадцать, и он отдыхал в летнем лагере. По приказу Министерства каждый школьник должен был одну неделю каникул провести в единственном пригородном заповеднике, где ещё сохранилось подобие дикой природы. Свою группу подросток обидно пропустил из-за простуды. И ему пришлось ехать с младшими. Тем не менее, ему всё очень нравилось. В последний вечер для детей было сделано исключение, и отбой перенесли на пару часов. На специально обустроенной поляне разожгли костёр. Были песни, страшилки, уютное потрескивание брикетов, имитирующих древесину. В какой-то момент Виктор чуть отошёл от костра и задрал голову вверх. На чёрном безлунном небе светились звёзды. Оцепеневший от страха, он еле нашёл в себе силы добраться до палатки. Утром всё произошедшее казалось дурным сном.

Тем не менее, вернувшись домой, мальчик рассказал о приступе паники маме. Мама была не только близким другом Виктора, но и врачом по специальности, а потому могла быстро убедить его в том, что всё будет в порядке. Но в этот раз, взглянув на её испуганное лицо, он понял, что нет — не будет.

Дальнейшие тесты показали, что Виктор страдает редким психическим расстройством — астрофобией. Болезнь почти не портила ему жизнь, и сохранить её в тайне оказалось проще простого. Молодой человек отказался от межпланетных перелётов, не смотрел фильмы про космос и редко бывал ночью на улице. В общем, жил обычной жизнью и ни о чём не волновался. Пока не получил своё приглашение на «Лифт надежды».

За неделю до отлёта Виктору удалось попасть на лайнер с ознакомительной экскурсией. Корабль, который носил незамысловатое название «№5», был огромным даже по меркам самых дорогих круизных лайнеров. В центральном кольцевом сегменте друг за другом располагались помещения для пассажиров: основной зал с рядами кресел-кроватей, большой зал для активного отдыха и развлечений, столовая, санитарные комнаты и детский отсек. Большие панорамные окна в основном зале повергли молодого человека в шок. Но это было лишь полбеды. Во всех остальных помещениях на стенах висели огромные экраны, которые, как с гордостью заметил сопровождающий, будут весь полёт показывать актуальную информацию за бортом. То есть космос.

— Ты мог бы отдать свой билет какому-нибудь ребёнку. Сироте, — невозмутимо заметила Ева. — Ну, раз уж ты всё равно боишься лететь.

Виктор тут же пожалел, что поделился своими страхами с подругой.

— Я просто ни разу не летал. Это не повод отдавать свой билет кому попало, — проворчал он.

— Кому попало? — взвизгнула Ева.

Виктор мысленно отвесил себе подзатыльник. Это была больная тема для подруги. Вот уже несколько лет она всеми силами пыталась обзавестись ребёнком. Но ни смена партнёров, ни всяческие ухищрения врачей, в которых Виктор ничего не смыслил, не давали результата. Недавним увлечением Евы стало как раз-таки посещение приютов. Вроде волонтёрского движения.

— Прости, я не так выразился, — поспешил он исправиться, пока не разразилась буря. — Я имел ввиду, что, если бы это был, к примеру, твой ребёнок, ну или какой-нибудь родственник…

Продолжать мысль не было смысла. Виктор не хотел врать. Но и сказать подруге, что в принципе терпеть не может детей и не понимает, почему им что-то должен, он тоже не мог.

— Я просто волнуюсь, вот и несу всякую ерунду.

Подруга ободряюще погладила его по коленке. Она всегда была вспыльчивой, но отходчивой.

— Эй, не дрейфь. Просто, когда будешь на борту, представь, что ты дома. Ну ладно, не дома, а в гостинице. Или, как в старых фильмах, на корабле. Плывёшь покорять моря.

И этот наивный совет от человека с богатой фантазией лёг в основу гениального решения, пришедшего Виктору в голову на следующий день. На поиск мастера и изготовление необычного заказа у него было шесть дней.

Когда до отлёта оставались считанные минуты, определённо самый взволнованный пассажир борта №5, тихонько активировал чип, вшитый между большим и указательным пальцем левой руки. Лёгкое пощипывание в глазах показало, что линзы дополненной реальности начали свою работу. На время взлёта окна закрывались снаружи защитными ставнями. Так что к моменту их открытия Виктор успел привыкнуть к новым ощущениям и немного успокоиться. Линзы показали себя просто замечательно. Вместо жутких космических пейзажей их обладатель наблюдал очень милые картины живой природы. И даже движущийся макет Солнечной системы в большом зале трансформировался в нечто смешное с летающими фруктами. Как это всё работает, Виктор не имел понятия, хотя мастер долго и эмоционально рассказывал про какие-то там анализаторы излучений, сети и базы, и прочую ерунду. Важен был результат. Молодой человек мог спокойно сидеть на своём месте, уставившись в окно, мог прогуливаться по любым помещениям, и имел все шансы завершить двухнедельный перелёт в полном комфорте, если бы не одна досадная деталь. Линзы ничуть не защищали от разговоров.

Запертые в одном пространстве, незнакомые люди всё же находили общие темы для светских бесед. И, конечно же, они обсуждали корабль и космические объекты, что попадались на пути его следования. Со всех сторон до Виктора долетали обрывки бесед о туманностях, звёздах и планетах. Не то чтобы они могли вызвать панику, но и не давали до конца расслабиться.

Выход из ситуации нашёлся как всегда неожиданно, когда от нечего делать молодой человек забрёл в детский отсек. По периметру огромного игрового зала стояли удобные диванчики. Экраны показывали мультики.

Вот только сами дети казались Виктору ужасно раздражающими. Они кричали и пищали, бегали, дрались. А самые маленькие могли просто подойти и начать рассматривать его, или приносили свои игрушки — похвастаться. Совершенно бесцеремонные создания. А те, что постарше, налетели, как только он достал свой дорогущий планшет. Пришлось спешно его прятать, сославшись на недостаточный заряд. От безделья в голову лезли грустные мысли. О маме, конечно.

Придумать причину своего ежедневного присутствия в детском отсеке оказалось довольно просто. Хорошенькая воспитательница Аня оказалась ничуть не против его ненавязчивых ухаживаний. Главное было не перегнуть палку. Совершенно не хотелось начинать новую жизнь с каких-либо обязательств.

Так прошло ещё несколько дней. Почти всё свободно время молодой человек проводил с Аней. От неё он узнал, что, помимо учителей, воспитателей и врачей всевозможных профилей, с ними летят детские психологи и массажисты. Больших усилий Виктору стоило не показать, как возмутила его эта информация. К тому же, он внимательно присмотрелся к детским комнатам. Лучшее оборудование, интерактивные и развивающие программы, игры и игрушки. Всего было очень много. И, судя по всему, наилучшего качества. Неужели при двухнедельном перелёте в этом была такая необходимость? Для Виктора вообще оставалось загадкой, почему на корабле оказалось так много детей? На переселение отбирали только хороших специалистов полезных профессий. Да, им разрешали брать с собой семьи. Но вся загвоздка в том, что вот уже несколько столетий люди почти не заключали браков. Да и пары с детьми стали огромной редкостью. А на борту №5, по прикидкам Виктора, наоборот, было слишком мало таких, как он, одиночек. Не найдя объяснения этим странностям, молодой человек решил подумать об этом позже, когда станет совсем уж скучно. А пока Виктор наслаждался неплохой едой, сном, чтением и компанией милой Ани, и даже в играх с детьми он научился находить что-то приятное. Лететь оставалось чуть больше недели.

На шестой день полёта его линзы дополненной реальности впервые дали сбой. Настолько странный, что ни малейшего разумного объяснения произошедшему их обладатель не нашёл.

Виктор как раз зашёл в детскую, когда корабельный искусственный интеллект объявил, что капитан корабля вместе с командой совершают обход. Вежливую просьбу не обращать на них внимание, по мнению молодого человека, стоило расценивать, как указание не приставать к команде с расспросами. Он даже подумал, что прилично будет сделать вид, что их вообще не замечает. Но, когда у прозрачной пластиковой перегородки, отделяющей игровой зал от коридора, встала компания пёстро одетых подростков, Виктор, кажется, даже открыл рот от удивления. Сообразив, что это может быть цифровая ошибка, он отключил свою дополненную реальность. На том же месте стояли респектабельного вида мужчины и женщины в тёмно-синей корабельной форме. Виктор перезагрузил чип и вновь подключил линзы. Команда корабля превратилась в кучку туристов, словно собравшихся провести выходные в заповеднике. Молодой человек зажмурился и досчитал до десяти, а когда открыл глаза, они уже удалились.

В течение дня Виктор проверил работу чипа на разных объектах, но больше сбоев не было. А ночью он проснулся от кошмара. Что именно его так напугало, вспомнить не удалось, но и уснуть дальше не получалось. К утру, обдумав все странности, что не давали ему покоя, он решил, что окончательно сходит с ума.

В последующие дни ничего необычного не происходило, но мрачные подозрения не покидали Виктора. Когда снова не объявили капитанский обход, молодой человек со всех ног бросился к детскому отсеку. Тот был крайним и граничил с техническими помещениями. Оттуда в прошлый раз выходила команда.

Виктор успел вовремя и практически нос к носу столкнулся с теми, кого дополненная реальность вновь заменила на разношёрстную компанию несуществующих людей. Не успев отдышаться и сообразить, что творит, он преградил им путь.

— Кто вы такие? — закричал он. — И что вы сделали с капитаном и командой?

«Обвиняемые» молча переглянулись и отступили к двери, приглашая Виктора зайти.

Подозревая, что может оттуда не вернуться, он всё же смело прошёл вперёд. Злость, разлившаяся по телу, полностью заглушила страх.

Когда дверь закрылась за спиной, и они оказались в небольшом зале с оборудованием, заговорил искусственный интеллект. Он вежливо попросил объяснить всё по порядку. Сам не зная почему, Виктор без утайки выложил все факты и свои соображения. Просто вдруг он почувствовал доверие и даже какое-то расположение к окружившим его молчаливым незнакомцам. Когда один из них протянул к нему свою руку, он даже и не подумал сопротивляться. Ладонь незнакомца замерла напротив встроенного чипа, и дополненная реальность перестала работать. Затем рука плавно, словно сканируя, поползла вверх, к голове. А потом случилось невероятное. Перед глазами побежали картинки прошлого, всё быстрее удаляясь от сегодняшнего дня. Когда мелькание остановилось, Виктор увидел поляну в лесу, костёр, детей вокруг него и звёздное небо. Словно фильм, который он видел впервые. Широкий яркий луч. Спустившиеся по нему жуткие существа, напоминающие двухметровых слизняков. Один за другим исчезающие взрослые и оцепеневшие дети, не издавшие ни звука. Пришелец, остановившийся напротив Виктора, шевелит мягкими отростками, долго изучает, но всё же отходит. Потом яркая вспышка.

Картинки прекратились. Виктор упал на колени, схватившись за голову. Впервые за долгие годы он плакал.

— Вы… Это были вы! — прокричал он, давясь рыданиями. — Там был мой отец. Как это возможно?

В голове Виктора царил ужасный беспорядок. Теперь он вспомнил, что ехал на природу не один. Помимо его отца, было несколько других родителей. И учителя. Они все просто исчезли. Все, кроме водителя, который спал в палатке. Как получилось, что он совершенно забыл про отца, что за все эти годы ни мать, ни кто-либо из знакомых его даже не упоминали. Его просто «стёрли». Как и остальных пропавших.

— Что вы с ним сделали? Зачем вы явились? — сквозь слёзы прошептал молодой человек.

Пришельцы переглянулись. Вновь за них говорил компьютер.

— Ваша планета умирает. Вместе с ней скоро погибнет и всё человечество, и только люди виноваты в этом. Как существа более разумные, в соответствии с Галактической Конвенцией, мы имели право вмешаться и спасти вашу популяцию. Мы подобрали подходящую планету для переселения и создали там идеальные условия для вашего существования. Мы собирались вывезти только детей. Взрослые сформировавшиеся особи мало поддаются нашему влиянию. Но уже при первом знакомстве выяснилось, что ваше потомство совершенно несамостоятельно. Нам пришлось откорректировать план. И это потребовало более глубокого изучения взрослых. Мы забирали тех, кто ближе всех общался с детьми. Просматривали их воспоминания, расспрашивали. Большинство из них, когда узнали о нашей цели, сотрудничали добровольно. Вероятно, и ваш отец тоже. Но мы не могли вернуть их обратно. Риск был слишком велик, а стирание памяти к взрослым неприменимо. Тогда, на поляне, наш собрат не мог решить, являетесь ли вы ребёнком. Вы были старше остальных детей, и, вероятно, поэтому процедура прошла не совсем удачно. Как следствие — ваши страхи.

— Вы можете задать вопросы, — сказал компьютерный голос после небольшой паузы.

Вопросов было много, но нужно было сосредоточиться, и выбрать самые важные.

— Мой отец жив?

— Нет.

— Как вы сделали, что мы забыли про него?

— Это довольно просто. Некоторые зачатки наших способностей есть и у вас. Вы называете это «гипноз». Допустим, мы можем вам внушить, что вы не любите рыбу. И вы перестанете её есть. Или мы можем заставить большое количество людей думать, что вашего отца никогда не было. И тогда, к примеру, наткнувшись на его вещи, вы просто не будете обращать на них внимания. По этой же причине никто из пассажиров не видит нашего настоящего облика. Вам внушили, что мы обычные люди. 

— Теперь вы убьёте меня? — без надежды спросил Виктор.

— Если до конца полёта вы сохраните в тайне всё, что узнали сейчас, то можете вернуться на своё место, — ответил голос. — Поймите, скоро все будут знать, кому обязаны своим спасением. Мы не хотим, чтобы люди нас боялись.

У Виктора оставался ещё один важный вопрос.

— Что будет со взрослыми там, на новой планете?

— Вы будете выполнять свою работу и приносить пользу колонии. Потом передадите свой опыт кому-то из молодых. Хорошо, если вы займётесь размножением. Мы планировали вывезти с Земли больше детей, так что восполнить их количество предстоит вам. А вот воспитанием и обучением потомства займёмся мы сами. Наша задача — создание новой космической расы без тяги к саморазрушению и уничтожению других видов.

Слова пришельцев звучали разумно, но Виктор не мог избавиться от мысли, что это крах лично для него. Из хозяина жизни и победителя, выигравшего счастливый билет, он превратился всего лишь в полезный довесок, незапланированное обстоятельство.

— К сожалению, нам пора, — прервал его размышления корабельный компьютер.

Дверь позади Виктора открылась, его молчаливые собеседники расступились, и он вяло поплёлся к себе, не глядя по сторонам. Хотелось побыть одному и всё обдумать, но на корабле было слишком шумно и людно. Проходя через основной зал, Виктор с удивлением понял, что спокойно смотрит в окно. Он даже подошёл ближе. Космос оказался не таким, как многие его представляют. Он был тёмным и пустынным.

По громкой связи объявили, что в развлекательном зале начинается фильм про их новый дом, название которому людям ещё предстояло выбрать.

Без особого энтузиазма Виктор поплёлся за остальными, чтобы на большом экране увидеть то, что он просматривал уже сотню раз. Вот планета, похожая на Землю, чуть меньше и не такая голубая. Материки и океаны. Трава и деревья. Реки и озёра. Звери, рыбы, птицы и насекомые, вывезенные с земли, стали первыми колонизаторами, и чувствуют себя там вполне комфортно. Потом показали их полис. Временные небольшие домики, выстроившиеся в несколько улочек. Уникальные технологии — свет и тепло без вреда для окружающей среды. Только природные материалы. Маленький городок на берегу настоящего озера, словно выплывший из далёкого XIX века.

Виктор восхищённо смотрел на это чудо, позабыв свои страхи и обиды. Внутри нарастало порядком подзабытое чувство. Весь мир сузился до одного маленького клочка земли на окраине полиса, ближе к озеру и небольшой рощице. Молодого архитектора охватило вдохновение. Он достал планшет и начал рисовать. Два этажа. Небольшая веранда. Белые стены. Скатная крыша. Свой дом, как в фильмах по истории архитектуры. Красота и удобство без ограничений по площади, без унифицированных полимерных составляющих. На первом этаже гостиная, большая столовая и кухня. На втором несколько спален. Чуть задумавшись, Виктор добавил рядом детскую. И качели на улице. Закончив наброски, он прикрыл глаза и попытался представить себя в этом новом мире. Как он просыпается рано утром и идёт к озеру, чтобы немного поплавать. Дышит свежим воздухом, наслаждается пением птиц. Дома готовит себе завтрак из натуральных продуктов. Нет, пожалуй, пусть готовит жена. В таком доме найдётся место для настоящей семьи. И он больше не будет один. Возможно, подумалось Виктору, чтобы стать настоящим победителем, иногда просто нужно перестать бороться.