Безумное Чаепитие

Китайское недоразумение

Под Новый год у нас с Дашкой случилось важное событие.

Как и большинство важных событий, оно произошло вдруг и непредсказуемо.

Оп! — и случилось. Волшебство, не иначе. Кому спасибо сказать, не знаю. Наверное, праздничное настроение сыграло роль.

Мы сначала и не сообразили, что в мире появился смысл. Возникла мечта.

Дашка умная. Она сразу сказала:

— Рожать через девять месяцев.

Я засомневался. Решил почему-то посчитать по дням. С первого января до первого октября насчитал двести семьдесят три дня.

Дашку скрючило от смеха.

— У женщин эту дату высчитывают по-другому. По неделям.

Я стал было возражать, но она беззаботно отмахнулась.

Оказалось, что до родов целая вечность! Мы решили хорошенько подготовиться к чудесному сроку. Вести здоровый образ жизни, развиваться духовно, поддерживать позитив и чаще смеяться.

 

Да, главное! Мы стали слышать божественные голоса. Я не вру, не шучу, не преувеличиваю. Довольно часто над нами в вышине звучали возгласы, тихие песни, волнующий зов… Мы не могли расслышать слова, но нам нравилось ласковые, добрые переливы. Думаю, что многие люди в нашей ситуации готовы поверить в высшие силы. Со временем стали узнавать тональность. Чаще разговаривала богиня. Нежный голосок разбавлял хриплый тембр, значит, появлялся главный бог. Мы слушали, затаив дыхание, иногда хихикали, порой смущенно переглядывались.

 

— Как ты думаешь, мы в Китае?

Я вздохнул: китайская тематика стала нас все больше волновать.

Зачем нам Китай? Просто в один прекрасный день Дашка заявила, что в Китае день зачатия считается днем рождения. Откуда узнала? Это фантомная память, с умным видом сообщила моя родная…

Выходит, что другие народы не хотят считать уже рожденными пока не родившихся детей? Подозрительно все это. И неправильно.

— А на каком языке мы разговариваем? — вдруг осенило Дашку. — Если знать, на каком языке, то можно понять, в какой стране мы живем.

Дашка умная. Я ее люблю.

— На китайском? — с надеждой предположил я.

— Бездоказательно! — отрезала Дашка и пихнула меня в живот.

Я захныкал и попытался отодвинуться.

 

Шли дни и недели, медленно ползли месяцы. Дашка росла вширь, толстела и хорошела, стала сильной и ловкой.

Дашка очень красивая: толстая, лысая, беззубая, с круглыми ногами. Я ее люблю.

Только она сильно брыкается, иногда бьет меня по лицу. Говорит, что не нарочно. Я верю. Нам, мужчинам, нужно прощать женщинам нечаянные ошибки.

 

Когда-то давным-давно я был маленькой рыбой. А Дашка говорит, что была красивой птичкой. Врет! Она тоже была рыбкой. Первого января мы с ней очнулись в полной темноте, какими-то ненастоящими, ну, там выгибались и барахтались. Зато все слышали и понимали! Поэтому я считаю, что китайские мудрецы правы: днем рождения надо считать День рыбки.

И кому теперь верить? Важным начальникам, которые выдают метрики и паспорта. Или нам, живущим по законам природы, древним правдивым правилам.

 

— Откуда ты знаешь, что тебя Ванькой зовут?

— Ну, так это… услышал.

Голос.

Мы почтительно замолчали. Голос назвал меня Иваном.

Иван — китайское имя?

 

Наступил двести семьдесят третий день.

— Все, пора! — заявила Дашка. — Сезам, отворись!

И хихикнула.

Я начал было возражать, мол, давай подождем, как бы чего не вышло. Но сестрица решительно отодвинула меня, ловко кувыркнулась и с криком ура… исчезла!

Мне стало тоскливо и страшно. Места, правда, прибавилось, я даже смог улечься и вытянуться во весь рост. Но без Дашки было так одиноко, что я заплакал… тихо и мужественно.

Попытался тоже кувыркнуться, как она. Непонятная сила подхватила меня, понесла куда-то вбок, а потом вниз. Я даже кричать ура не мог, лишь подвывал.

И вдруг провалился.

Меня схватили огромные руки, я зажмурился от страха и яркого света.

Кто-то громко и четко произнес:

— Девочка, три пятьсот сорок. Мальчик — три сто восемьдесят. Поздравляю, мамаша!

И я услышал знакомый Голос.

— Алло! Так слышно? — радостно кричала богиня. — Я тебе русским языком говорю: все отлично! Повторяю: все шикарно! Сладкая здоровая Дашка! Красавица! А Ванька твоя копия! Любимая, любимый, любимые!!!

Облом! Я понял, что мы не в Китае.

 

— Какую дату ставить? — продолжала тараторить богиня. — Алло, куда ты опять исчез? Тридцатое сентября или первое октября. Тебе что больше нравится? Алло! Не знаю. Сейчас ночь. Уже первое.

— Не повезло, — я жутко расстроился. — Минус двести семьдесят три дня!

И заплакал.

— Рева-корова, — пробасила Дашка из белого свертка.

И засмеялась.

Я перестал плакать и подумал, что нет, не украли у нас эти двести с чем-то дней. Нельзя ставить минус. Все это время мы общались с богиней, дарили ей свое доверие и признание. Она нас несла в волшебном облаке, охраняла, пела песни и отдала свое здоровье и фантомную память. Поэтому не она нам, а мы ей подарим на память — на всю жизнь! — эти восхитительные двести семьдесят три дня и ночи.

А теперь…

Теперь будем любить ее, нашу маму.

Хотел сообщить это Дашке, но та жутко орала из своего свертка — так, что стекла звенели:

— Обормоты! Чего смеетесь! Кушать хочу! Дайте сиську-ууууууу!


16.07.2020

Комментарии 9 Все рассказы автора