Сонный Зритель

Это нечестно!

— Это нечестно! — кричала Лара ранним субботним утром.

Она стояла на кухне в одной ночной сорочке и прижимала к груди описанного ребёнка. Игорь отвернулся к окну и с повышенным интересом разглядывал снующих в небе стрижей.

— Ты мог бы сказать! Предупредить!

Лара беспомощно огляделась, не зная, куда пристроить извивающуюся на руках девочку, чтобы та не удрала в комнату и не испакостила диван, пока мама с папой выясняют отношения.

Игорь вздохнул и повернулся к жене:

— Лариса, ну безвыходная у меня ситуация.

Он перехватил выскальзывающего из кольца материнских рук ребёнка. В ответ дочь немедленно разразилась недовольным рёвом.

Лара опустилась на стул и горько продолжила:

— Два года мы планировали этот отпуск. А ты всё взял и сам решил. Не спросил! Не посоветовался!

Игорь пожал плечами и с недоумением уставился на испачканную руку, только сейчас сообразив отчего в кухне стоит столь специфический запах.

— Лариса, да она уделана вся! — воскликнул он.

Побыстрее опустил дочку на пол и отодвинулся подальше. Ребёнок немедленно воспользовался свободой и с радостным воплем выскочил из кухни. Игорь укоризненно посмотрел на жену, держа на весу осквернённую конечность.

— Я крем от загара купила! — рявкнула Лара. — И купальник!

— Они же никуда не денутся, — капитулировал Игорь, поняв, что отвлечь жену не удастся.

— На кой мне купальник в тайге?!

— Это не совсем тайга. Там просто есть лес…

— Она сейчас весь диван изгваздает, — подхватилась с места Лара и бросилась в комнату.

Игорь вздохнул и пошёл мыть руки.

— Мне плевать: тайга, лес, горы… Хоть Гранд каньон. Я хотела на море! — прокричала из комнаты разъярённая жена.

Раздался звук шлепка, за которым немедленно последовал громкий рёв. Игорь стащил с крючка полотенце и отправился за женой.

— Слушай, я обещаю, что мы поедем на море. И не в Сочи, а на Мальдивы. Или на Сейшелы. Куда захочешь. Но для этого надо, чтобы мой отдел субсидировали. Нужен весомый успех. Грант закончился, комиссия ждёт отчёт через месяц.

— Грохнуть все наши отпускные деньги на… — голос Лары дрогнул, она всё ещё не могла переварить новость. — На уфологию какую-то!

На последней фразе Лара почувствовала себя настолько несчастной, что даже не обратила внимания на дочь, уверенно вытиравшую попу о бархатную обивку дивана.

— Прости, надо было обсудить с тобой, — покаянно воздел руки Игорь, тайно радуясь, что не догадался и в самом деле сделать такую глупость.

— Ты должен был идти к Савельеву, когда он звал тебя на разработку микротоков! Они хотя бы востребованы на рынке!

Игорь скрипнул зубами:

— Савельев — продажник! Не говори при мне об этом прожжённом типе. Он позорит весь институт! У него ни одной стоящей идеи!

— Зато у тебя их масса, — горько усмехнулась Лара. — Ловить шаровые молнии в сорок лет невероятно перспективно.

Взбешённый сравнением с Савельевым, Игорь медленно выдохнул и ещё раз постарался убедить жену:

— Послушай, эта поездка даже лучше, чем на море. Безопаснее. Знаешь, сколько людей тонет каждый год? А тут и свежий воздух, и лес красивый. Дом старинный. Ты же любишь всякие древности? А он аж в восемнадцатом веке построен. Считай, что живая история. Хотя, конечно, немного перестроенная. Раз так пять….

— Комары, глушь и разруха, — припечатала Лара и, подхватив дочь, удалилась в спальню, оставив мужа наедине с перемазанным диваном и угрызениями совести.

***

Игорь молчал и счастливо улыбался. В голове крутилось: «Вот оно! Вот!». Но он предусмотрительно не позволял восторженным возгласам вырваться. Справа от него мрачнела с каждой секундой Лариса. Иногда она хлопала себя то по руке, то по ляжке, то по лбу. Наконец процедила:

— Комары здесь… Как коровы!

Притихшая Лиза, ухватив мать за штанину, круглыми глазами смотрела на громоздкое двухэтажное строение, обшитое почерневшими досками. Дом, в свою очередь, взирал на гостей мутными стёклами давно не мытых окон и, казалось, всем видом выражал недовольство.

— Для ребёнка самое то, — заявил Игорь. — Пойдёмте скорее. Хочу начать, пока не стемнело.

— Комары — самое то? — возмутилась Лара.

Но Игорь уже шагал по скользкой от недавнего дождя дороге в низинку, где расположился старый дом.

— Лизунь, не лезь в кусты, слышишь? — позвала Лара, обнаружив, что дочь не цепляется за неё, а вовсю изучает природу. — Там клещи и… Лиза!

Рванувшая за отцом девочка не рассчитала скорость и от души шмякнулась в грязь раскисшей тропинки. Подняла голову, выплюнула жижу изо рта и взвыла. Лара вздохнула — список жертв неожиданного отпуска можно считать открытым.

— Ну? Где вы там? — оклик мужа застал её врасплох и Лара заторопилась.

Одной рукой выудила дочь из грязи, другой ухватила чемоданчик и, с трудом балансируя на тропке, засеменила в дом. Мысленный список жертв пополнили новенькие белые скетчерсы.

Кое-как достигнув крыльца и запыхавшись, Лара выронила из обеих рук ребёнка и чемоданчик и шагнула на кухню. Сердце ёкнуло.

— Это… Что?!

Игорь с подозрительным усердием копошился в сумке с продуктами. Доставал банки, изучал зачем-то сроки годности, перекладывал в старенький, натужно кряхтящий ЗИЛ. И старался не смотреть в округлившиеся глаза Ларисы.

— Игорь, здесь нет… — Ларе пришлось взять паузу, чтобы признать неизбежное. — Нет водопровода?!

— Нет, — согласился муж.

Бросил сумку на полпути, подхватил чемодан с оборудованием и добавил:

— Я сейчас начну устанавливать датчики. Чтобы время не терять. Ты ведь сварганишь обед?

— А связь здесь хотя бы есть? — полезла в карман за телефоном Лариса.

Ждать пока Лара сама обнаружит ответ Игорь не стал и малодушно юркнул куда-то в глубину дома. Лара осталась один на один с бесполезным телефоном, полуразобранными сумками и деревенским рукомойником.

— Сволочь, — простонала она вслед благоверному. — Чёртов уфолог! Идиот! Предатель!

Дальнейший отпуск представился Ларе одной нескончаемой чёрной полосой. Перед ней пронеслись картины упущенных возможностей. Плеск моря, согретый солнцем песок пляжа, бокал мартини за ужином, комфортабельный номер с кондиционером, услужливые официанты в ресторане…

«Было и прошло, твердит мне время!», — неожиданно заперхало ожившее в углу радио.

Лара вздрогнула и тут же вспомнила, что дом славился творящейся вокруг и внутри аномальщиной. Что собственно и привлекло её непутёвого мужа. Она невольно попятилась. Радио затрещало, натужно выплюнуло ещё пару отдельных нот и смолкло.

— Ну ладно, — Лара взяла себя в руки. — Это всего лишь небольшие неудобства. Прорвёмся! Да, Лиза?

Оторвавшись от рисования грязными пальцами узоров на маминой дорожной сумке, Лиза серьёзно кивнула.

***

Затянувшиеся копошения на месте их временного жилища превратили обед в ужин. Но, наконец, накрытый пластиковой скатёркой стол объединил семью, за день ощутимо подутратившую городской лоск.

За окном темнело. Вокруг лампы над столом выписывали чудной танец мотыльки, углы кухни тонули во мраке, с улицы доносился стрекот кузнечиков, радио в углу ненавязчиво поскрипывало, и даже Лара признала некоторую уютность деревенского вечера.

— Интересно, кто здесь жил изначально? — умиротворённо спросила Лара.

— Я читал, — сообщил Игорь. — Семейная пара без детей, но весьма увлечённая наукой. Они и построили дом. И благодаря им мир узнал об этом месте и его эффектах.

— Эффектах… Гош, а тебе грант точно дадут? — сменила тему Лара.

Она подлила себе чаю, заваренного с настоящим смородиновым листом. Неухоженные остатки кустов обнаружились в импровизированном огородике за домом.

— Ну… Если поймаю молнию, то дадут, — Игорь тоже несколько разомлел и утратил бдительность.

— Поймаешь? — Лара вскинула брови. — Ты сейчас серьёзно мне говоришь о поимке шаровой молнии? Я думала, что просто наблюдать едешь. Аномалию какую-то. Что ты мне за огни святого Эльма зачёсывал?

Игорь отвесил себе мысленного пинка, но объясняться пришлось.

— Огни есть. Причём, что странно, не всегда в грозу. Я смотрел: тут вся крыша в антеннах и уловителях. От прошлых исследователей. Сюда многие ездили.

— Так почему должно получиться именно у тебя?

Лара порадовалась, что дочь угомонилась раньше обычного — сказался насыщенный день.

— С таким оборудованием здесь ещё никого не было. Последнюю серьёзную попытку изучения этого дома предпринимали лет двадцать назад. А потом только доморощенные испытатели приезжали, да одиночки без финансирования толкового, — пояснил Игорь.

— Подожди, — Лара собралась с мыслями. — Это какое-то дорогое оборудование?

Радио в углу громко икнуло. Игорь вздрогнул.

— Ну да, лучшее в своём роде. А иначе нельзя, — заторопился он, подтвердив самые мрачные предчувствия Лары. — На кону слишком многое. Прикроют мою лабораторию и распределят всех по проектам. Либо успех, либо отправлюсь я к Савельеву — иголки для салонов красоты заряжать.

— У вас вроде деньги кончились, — намекнула Лара, на всякий случай отставив кружку подальше.

— Я же не купил оборудование, всего лишь арендовал…

— Откуда деньги?!

— С нашего сберсчёта, — обречённо прикрыл глаза Игорь.

— Что! — взвизгнула Лара.

Над столом воцарилась звенящая тишина. Даже мотыльков куда-то сдуло.

— Если ничего не выйдет, после отпуска верну, — поклялся Игорь. — А если получится, то это уже не будет иметь значения…

— Ты! Ты! — Лара вскочила.

От движения воздуха люстра качнулась, и по кухне заскакали гротескные тени.

— Это был наш инвестиционный запас! Игорь, ты влез в бюджет даже не спросив меня! Да какой ты муж после этого! Как я теперь должна тебе верить?!

— Некогда было объяснять, — развёл руками Игорь. — И ты должна понять. Знаешь ведь, как мне важен проект.

— Понять? Ухнул семейные деньги в… авантюру! Ты хоть помнишь, что у тебя дочь? Что ты несёшь ответственность за неё. Да я с тобой разведусь после этого!

Чувствуя, что ещё минута и разревётся, Лара выскочила на крыльцо. Прохладный воздух немного остудил её. За спиной вновь открылась дверь, муж вышел следом.

— Похоже, за время декрета я утратила право голоса в нашей семье, — сухо отметила Лара. — Раньше ты всегда мне всё рассказывал.

— Прости, ты просто немного… зациклилась на Лизе и… — голос Игоря звучал виновато.

— Зациклилась? Ей два года! Она нуждается в присмотре.

Многозначительное молчание отрезвило Лару сильнее слов. Будто шаг, разделявший их на этом крыльце, в миг превратился в пропасть. Игорь не понимал. А она не могла ему объяснить. Что дочь в разгаре познания мира, что она постоянно всё тянет в рот и отовсюду падает. И оставить её без присмотра невозможно. Игорь выслушает, но не поймёт.

— На днях она подавилась мармеладкой так, что стошнило, — пробормотала Лара. — И целый час ревела. Потом упала с крутящегося кресла, которое я просила задвинуть, а ты так и не сделал этого. Ты вечно на работе, даже не представляешь, что происходит с твоим ребёнком. И не хочешь вникать. Кажется, я только сейчас начинаю понимать…

— Лариса, смотри! — перебил её голос Игоря.

Муж возбуждённо тряс рукой, указывая пальцем в сторону леса. Лара посмотрела. Там, всего в пятидесяти метрах от крыльца, между тёмных стволов мелькало светлое пятнышко.

— Что это? Мотылёк?

Лара тут же поняла, что нет, пятнышко было слишком крупным.

— Молния! Они и в самом деле тут образуются! — Игорь взял жену за плечи, развернул к себе и от души поцеловал.

— Лариса, у меня всё получится. Всего одна неделя! Потерпи, пожалуйста. Я тебе обещаю, что всё будет хорошо. Они здесь есть!

И пока Лара приходила в себя, умчался в дом.

— За сачком, что ли, побежал? — спросила в воздух Лара и покачала головой.

Светлое пятнышко вспыхнуло и погасло с лёгким хлопком.

***

Через три дня прелести жизни на свежем воздухе, без воды, канализации и связи с цивилизацией, начали Лару слегка бесить. К прочим бедам Игорь полностью отстранился от быта и погрузился в свою непонятную охоту, свалив все остальные дела на жену.

Утром четвёртого дня Лара с ненавистью шоркала металлической губкой кастрюлю, но нагар, образовавшийся на ней, похоже, за века использования, не поддавался.

— Сегодня обязательно, — бормотал Игорь, — поймаю эту чёртову молнию. Но почему она всё время исчезает, стоит её только заметить, а?

Лара ехидно прокомментировала:

— Твоего заросшего вида боится. Ты вообще бриться собираешься?

— Да кому здесь это нужно! — с раздражением отмахнулся супруг и вышел из кухни.

— Мне, — грустно пробормотала под нос Лара.

Она вспомнила Игоря городским, спокойным и бритым… И тихо вздохнула. Радио прокомментировало: « А я сяду в кабриолет и уеду куда-нибудь!»

Лара бросила кастрюлю и пошла проведать подозрительно притихшего в другой комнате ребёнка.

Лиза сидела на вытертом ковре и с изумлением пялилась в угол. Лара тоже туда глянула, но ничего интересного не увидела.

— Что там такое, зайка? — ласково поинтересовалась она.

Дочь указала пальцем всё в тот же угол и выдала:

— Тётя!

— Нет там никакой тёти, что ты выдумала? Ты на горшок не хочешь?

— Тётя! — взвыла Лиза.

Лара рассердилась и шагнула в указанный угол. Кроме старой полупустой книжной полки и тюлевой занавески от окна там ничего не было. Лара демонстративно подёргала пыльную штору:

— Видишь? Никаких тёть, дядь и даже пауков. Пошли лучше на горшок.

— Не-е-е! — завизжала дочь. — Тётя! Тётя! А-а-а…

— Начинается, — тяжело вздохнула Лара. — Вы меня оба довести хотите? А ну давай на горшок немедленно, а потом вместе пойдём гулять.

Лиза гулять любила и подчинилась. Но на горшок села строго лицом к таинственному углу. Невольно Лара тоже туда поглядывала. Наконец решила, что тюль с натяжкой можно принять за платье.

Лара упаковала ребёнка в памперс, шапочку, трикотажный костюмчик и вывела на крыльцо.

— Твоя дочь завела воображаемую подругу, — скорбно сообщила она мужу.

— А? — Игорь на секунду отвлёкся от какой-то сложной оптической аппаратуры. — Подруга это прекрасно. Вот видишь, как хорошо мы с этой поездкой придумали.

— Ты придумал, — мрачно поправила Лара.

Игорь только плечами пожал. Лара в бешенстве почти протащила дочь по тропинке от дома и обернулась только у опушки леса. Достала телефон, покрутилась. Бесполезно. Вот сейчас бы сюда кабриолет из песни! И подальше от этого дурдома.

— Городские? — неожиданно прозвучал вопрос сзади.

Лара резко обернулась. Перед ней стояла невысокая женщина, укутанная в длинную серую шаль. Настолько длинную, что концы волочились по дороге. Лара с недоумением оглядела пришелицу из ниоткуда с головы до ног и ответила.

— Да, мы тут с мужем в научной экспедиции.

— Тётя! — внезапно пискнула Лиза и ткнула пальцем в пришелицу.

— Лиза, пальцем показывать нехорошо, — процедила Лара. — А вы, простите, откуда? Тут есть какое-то… село?

— Да, минут двадцать быстрым шагом по тропинке и направо до упора, — указала женщина. — А я просто решила прогуляться, свежим воздухом подышать. Отдохнуть от суеты.

— Я бы тоже хотела отдохнуть, — со вздохом призналась Лара. — Но на мне двое детей. Одну вы видите, а второй великовозрастный. Стыдно и сказать с чем играется.

— Понимаю, — с чувством согласилась женщина. — Мой такой же был. Как упрётся в своё мужское занятие, так всё на свете забывает. Хоть что готовь — вкуса не чувствует. Дел никаких по дому не делает. Одна забота от него была. Он, видите ли, нас в глушь притащил за привидениями охотиться.

— Так вы исследователи?

Лара внезапно почувствовала огромную симпатию к такой же, как она, несчастной женщине.

— Да, были. В этом доме Боря мой всё пытался поймать особо зловредное привидение.

— Поймал? — улыбнулась Лара.

–Мужчина может достичь всего, если ему помогает женщина, — в тон рассмеялась новая знакомая. — Главное не дать слишком увлечься, а не то оба пропадут.

Лара подумала, что Игорь уже чересчур увлёкся, а женщина продолжала, внезапно помрачнев:

— Он заёмные деньги на свои искательства спустил, а потом здесь же от кредиторов скрывался. Представляете мои чувства, когда я узнала, что денег у нас нет, а дом в губернии заложен?

Лара представляла.

— Хотите чаю? — пригласила она.

— Нет, нет. Я пойду, не буду вас обременять, — запротестовала женщина. — Вы только своему мужу не позволяйте увлекаться, чтобы не вышло как со мной.

Сказав это, она развернулась и бесшумно уплыла по тропинке в лес. И только сейчас Лара поняла, что Лиза даже не пикнула за весь короткий разговор.

— Пошли домой, зайка, — решила Лара. — Будем Игоря на путь истинный наставлять.

Однако Игорь наставляться категорически не желал.

— Ну что ты заладила, — раздражённо выговаривал он. — Осталось-то три дня поработать. Скоро я её поймаю, и вернёмся в город. Лизе тут хорошо, вон сама говоришь, друга завела. А я уже близок. Сегодня камеры засняли белый блик. Я рассчитал систему их появления.

— Ты меня совсем не слушаешь, — заключила Лара.

— Хватит меня пилить! — рявкнул Игорь, наконец распаляясь.

Лиза, почти заснувшая на лавке у стола, вздрогнула и захныкала. Лара ужаснулась — взбешённым она мужа никогда не видела. А сейчас у Игоря даже лицо кровью налилось и кулаки сжались.

— Будет, как я сказал!

И он вышел, хлопнув дверью. Стало очень тихо. Только тихонько всхлипывала Лиза, зудел комар и злорадно покряхтывало радио.

Весь оставшийся вечер Лара демонстративно молчала, но проверенное средство на Игоря в этот раз почему-то не действовало. Пришлось смириться.

Прошло ещё два дня, а молния никак не ловилась. Лара опять не выдержала:

— Нам надо поговорить, — сухо начала она за поздним ужином, когда Лиза уже спала.

Начала и сама поразилась своему тону. Так жёстко она с мужем ещё не разговаривала. Впрочем, Игорь не обратил никакого внимания на её тон. Только недовольно покривился. За прошедшее время он осунулся, стал нервным и почти ничего не ел.

— Слушай, на тебе лица нет. Я начинаю беспокоиться.

— Всё нормально, — пробормотал супруг и продолжил вяло ковыряться в тарелке с макаронами.

Но Лара не дала так просто сбить себя с мысли.

— Отдохни. Отоспись. Поиграй с ребёнком. Поешь, наконец, нормально! На тебя уже Лиза смотреть не может — ревёт.

— А если я не поймаю молнию к концу недели, то заревём мы все, — с ледяным спокойствием произнёс Игорь и посмотрел всё-таки на жену.

Лара вздрогнула. Глаза Игоря лихорадочно блестели, черты лица заострились. Он выглядел по-настоящему больным. Лара даже протянула ладонь пощупать лоб, но Игорь увернулся.

— Хватит! — Лара вскочила. — Ты ведёшь себя странно!

— А ты мне мешаешь! — внезапно заорал её обычно спокойный и покорный супруг.

Он тоже встал, бледное лицо пошло пятнами. Лара попятилась.

«Тёмная ночь, только пули свистят за спиной», — пропело радио искажённым до скрипа голосом.

— Да пошёл ты! — крикнула Лара тонким от обиды голосом и бросилась прочь из дома.

Она сбежала с крыльца и ринулась по невидимой в темноте тропинке. Лара просто хотела остыть, дать выйти гневу, и сама не поняла, как оказалась на опушке леса. Отдышалась и вдруг осознала со всей ясностью, что не знает как вести себя с этим «новым мужем». Выстраиваемые годами схемы общения рухнули. Да, Игорь всегда был амбициозен, но он никогда не был фанатиком. А теперь… В чаще мелькнуло белое пятнышко.

Лара встала как вкопанная. Пятно увеличивалось в размерах, в воздухе раздался тихий гул. Лара не сразу поняла, что белая шаровая молния приближается к ней. А когда поняла, то в ужасе застыла не в силах увернуться или хотя бы просто качнуться в сторону.

— Лариса! — раздался крик сзади.

Молния разрослась перед Ларой до размеров маленького солнца. Лара заворожённо вглядывалась в него, с отстранённым интересом отмечая, как начинают потрескивать от электричества кончики волос. Сильнейший толчок в бок сшиб её с ног, отбросил с пути молнии.

— Игорь! — с облегчением вскрикнула Лара.

Белый шар с тихим шипением схлопнулся. И тут Лару накрыло.

— Игорь, — почти заревела Лара, попытавшись на ощупь найти мужа.

Её трясло, перед глазами так и висело световое пятно, Лара почти ничего не видела. Мужа она нащупала не сразу, хотя Игорь сидел рядом. Он даже не пытался протянуть ей руку, узнать, что с ней. Только раскачивался и шептал:

— Упустил... упустил… упустил…

— Она меня чуть не убила, — всё-таки расплакалась Лара.

Она попыталась притянуть мужа к себе, но Игорь вывернулся, встал и поплёлся в сторону дома. Лара замерла от неожиданности. Её Игорь никогда бы так не поступил. Не бросил посреди ночного леса. Слёзы текли и текли. А родной силуэт удалялся. Рыдающей Ларе ничего не оставалось кроме как идти за ним.

Дрожа от пережитого, Лара переступила порог дома. Игорь будто не замечал её. Бродил из угла в угол, бормотал злобно под нос. Иногда останавливался перед лавкой, бесцельно и бессмысленно перебирал сваленные на неё датчики, тут же бросал их и снова шагал по кухне туда-сюда.

Несколько минут Лара наблюдала за ним, чувствуя, как ужас сжимает горло. Побеспокоить мужа она так и не решилась. На цыпочках поднялась на второй этаж и заперлась в комнате с Лизой. Легла на их общую с Игорем кровать и только вздрагивала от каждого звука, соображая, что делать, если муж начнёт рваться. Но Игорь не рвался. Он всю ночь ходил по дому, скрипел половицами, бряцал оборудованием и ругался. От каждого звука у Лары замирало сердце.

На следующее утро она взяла дочь в охапку, собрала чемодан и быстрым шагом пошла к лесу. Сколько там тётка говорила? Двадцать минут?

Новенькие белые скетчерсы давно превратились в старенькие грязно-серые, а тропинка всё вилась и вилась. Через полтора часа разревелась от усталости Лиза. Больше всего Ларе хотелось разреветься вместе с ней, но позволить это себе она не могла. Выхода не было. Взяв дочь на руки, Лара развернулась и буквально минут через десять вышла обратно к дому.

Стараясь не нервничать, прислушиваясь к каждому звуку, Лара наскоро покормила дочь и заперла её в спальне. Из комнаты на первом этаже раздавался стук. Лара заглянула туда и обнаружила супруга приколачивающим камеру в углу пустой комнаты. Той самой, где Лиза говорила про тётю.

— Игорь, — очень тихо начала Лара, держась поближе к двери, — у нас скоро кончится еда. Давай хотя бы сходим в деревню за продуктами.

Он обернулся, и Лара чуть не упала в обморок от мрачного взгляда глубоко запавших глаз.

— Я не могу упустить молнию, — пробормотал он и вернулся к занятию.

— Хочешь ловить её в доме? — Лара тихо подошла к мужу, но остановилась, боясь дотронуться до напряжённой спины.

Вместо этого она провела рукой по пыльной полке с жалкой горкой старых книжек. Внезапно почувствовала что-то ладонью и взяла с полки квадратик старинной твёрдой фотографии. И почти не удивилась, увидев на ней изображение той самой тётки. Даже шаль была та самая. Отбросив фотографию, чуть не плача, Лара сказала мужу:

— Я просто хочу, чтобы всё было как раньше. Слышишь? К чёрту море! Оно мне не нужно. Просто вернись к нам. Вернись таким, каким я тебя помню. Странным, увлечённым, ненавидящим Савельева. Но нашим с Лизой. Пожалуйста, Игорь! Мне наплевать на деньги!

Он резко повернулся и навис над ней горой. Испуганная Лара отступила. Игорь был с неё ростом, но сейчас, он будто вырос и раздался вширь.

— Я должен поймать молнию. Должен… должен… Ты! Мне! Мешаешь!

Его голос скрипел и трещал как радио из кухни. Лара сделала ещё один шаг назад. Потом ещё. Её затрясло. Игорь надвигался, как туча. Огромная фигура полностью затмила свет из окна. И она продолжала увеличиваться, раздуваться, заполнять комнату.

— Игорь, у тебя дочь! — взвизгнула Лара.

Волосы затрещали, как будто перед ней опять была молния. Игорь раздулся почти до размеров комнаты. В его зрачках плясал белый свет.

— Я поймаю… поймаю… поймаю…

— Пожалуйста, хватит! — завопила Лара.

Развернувшись, она бросилась вон на подгибающихся ногах. В доме стало темно как ночью. Повсюду проскакивали разряды статического электричества. На вешалке перед дверью, на уголках шкафа и даже на высохших цветах в вазе вспыхивали один за другим светящиеся пучки разрядов.

Перед дверью в спальню на втором этаже стояла давешняя тётка.

— Прочь! — крикнула Лара.

Призраки её сейчас пугали меньше всего. Лара рванула дверь на себя, а снизу неслось громовое:

— Найду! Найду! Найду!

— Лиза! — закричала Лара, пытаясь перекричать мужа.

Она ворвалась в комнату и бросилась к постели, где сидела испуганная дочь. Увидев мать, она громко расплакалась и потянулась к ней. Схватила дочь на руки, Лара выбежала на лестницу, но весь первый этаж заполнила туча, в которую превратился Игорь. Попятившись, Лара отступила и кинулась к окну, но он был и там. Клубящийся мрак, в котором вспыхивали частые сполохи.

Заметавшись по комнате, Лара обречённо замерла посредине. Дочка дрожала в её руках, как испуганный зверёк, а в коридоре бушевала гроза.

— Дай ему то, что хочет! — крикнул женский голос. — Хоть ребёнка спасёшь!

В дверях комнаты стояла тётка в длинной шали.

— Как? — прошептала Лара.

В спальне поднялся ветер, за порог медленно вползала тьма. Тётка отшатнулась и провалилась в облако бывшее мужем Лары.

— Я тебя не оставлю, слышишь? — отчаянно шептала Лара, прижимаясь щекой к мокрой от слёз щеке Лизы и медленно отступая к кровати. — Просто знай, что мама всегда рядом, зайка.

Кое-как заставила себя разжать руки, ссадила дочь на кровать и накинула сверху одеяло.

Потом опять вышла на середину комнаты. Тёмные лоскутки тьмы почти коснулись её ног.

— Это нечестно, — едва слышно выдохнула Лара.

Взвыл ветер, затрещали дверцы старого шифоньера, забились у самого потолка занавески от окна. В низком гуле Лара расслышала:

— Найду... Найду… Найду!

Лара ждала. Мрак наполнил комнату, и в проёме возникло раздувшееся лицо Игоря. Оно медленно плыло к Ларе. Глянув в глаза мужа, Лара раскинула руки в стороны. Тьма коснулась её и на кончиках пальцев заплясали жгучие огоньки.

— На, подавись, — сдавленно прошептала она.

И сдалась. Огоньки вспыхнули ярче, ослепительная боль наполнила тело Лары. Она вспыхнула и взлетела.

***

Игорь сидел на кухне и любовно гладил бок лабораторной банки из жаропрочного стекла. Даже разок украдкой чмокнул один из магнитных замков. Ну вот, теперь Савельев удавится от зависти. Теперь будет всё: грант, море, Сейшелы. Надо срочно обрадовать Лару, а то она совсем скисла.

— Лара, ты где? — позвал Игорь.

Ему никто не ответил. Даже радио молчало впервые за неделю. Прихватив банку, Игорь выглянул в сад, потом поднялся в спальню. Лиза сидела на кровати и остановившимся взглядом смотрела в угол, никак не реагируя на появление отца. Жены нигде не было.

— Странно, — пробормотал он.

Игорь попытался вспомнить, где в последний раз видел Лару, но в памяти всё расплывалось. Всё-таки он перетрудился. Это жена с дочкой тут отдыхали и путались под ногами. А теперь, в самый важный для него момент, Лара куда-то запропастилась. Он потрепал дочь по голове. Лиза неловко попыталась увернуться и захныкала. Игорь засюсюкал:

— Сейчас, папочка тебя покормит. Только оденемся, найдём маму… Теперь-то она раскается, что пилила меня. Подумаешь деньги! Нашла из-за чего заводиться. У нас теперь будет много денег, да доча? Вот позавтракаем и сразу поедем в город. И всё будет как раньше. Только лучше.

Игорь суетился у шкафа, соображая, как открывается чемоданчик жены, а на подоконнике в банке сверкала и переливалась бело-золотым светом шаровая молния.


08.11.2020
Конкурс: Креатив 28, 14 место

Комментарии 28 Все рассказы автора