Серый Тень

Светлый праздник Новый год

Полдень второго января выдался морозным и солнечным.

Узоры на оконном стекле сверкали золотом и серебром, скрывая от глаз прохожих творящийся в кухне беспорядок. На полу рядком стояли пустые бутылки. Рядом с ними горкой возвышались коробки от пиццы и упаковки из-под китайской еды. Мусорка в углу была переполнена.

Игорь с отвращением смотрел на творящийся кавардак. Вот бы его сейчас увидел командир лётного звена, он бы устроил ему головомойку. Ещё год назад Игорь и помыслить не мог, что когда-нибудь станет бояться выходить на улицу. Раньше он любил открытые пространства, простор и высоту. Всё, что происходило на земле, казалось ему мелким, не стоящим внимания. Голубое бездонное небо было его настоящим домом. До прошлого года, когда всё изменилось.

Сейчас Игорь смотрел на пустующий холодильник, и понимал, что если не сходит в магазин, то умрет с голоду. Коробки на полу были пусты и в хлебнице не завалялось даже черствой корочки. Заведись в квартире тараканы, они бы через пару дней собрали чемоданы и переселились к соседям. Впрочем, угроза тараканьего вторжения может оказаться реальностью, если он не устроит в ближайшие дни уборку. Но одна лишь мысль о мытье полов вызывала у него уныние.

Эх, устроил бы ему командир звена.

Отыскав среди одежды мобильный, Игорь зашел в приложение для заказа продуктов. Но приложение извинялось и обещало доставку через три дня. Что ж, оставался вариант заказать еду на дом. Игорь залез в поисковик. Ближайшая пиццерия ещё не открылась, а другая сообщала о готовности заказа в течение трёх часов. Похоже, поход в супермаркет был неизбежен. Следовало взять себя в руки, но Игорь оттягивал этот момент до последнего. Он собрал все бутылки и коробки в пластиковый мешок и поставил в прихожую.

Едва он открыл дверь, как мешок треснул по шву; с противным звоном бутылки раскатились по полу. Выругавшись, Игорь оставил их валяться в прихожей.

Зимнее солнце слепило глаза. Изо рта вырвался клуб пара, а голова закружилась от свежего, морозного воздуха. Лишь выйдя на улицу, Игорь почувствовал, насколько затхло было в квартире.

Ближайший продуктовый оказался закрыт. Пришлось тащиться до огромного супермаркета в квартале от дома. Не смотря на холод Игорь десять минут простоял у широких дверей, пытаясь заставить себя войти внутрь. Лишь приближение охранника заставило его выйти из ступора.

— Всё в порядке, — выдавил улыбку Игорь. — Вспоминал список покупок.

Охранник пожал плечами, но не спускал с него глаз, пока он не взял корзину для покупок.

Надежда на то, что во второй день праздников, в магазине будет малолюдно, растаяла, едва Игорь вошел в торговый зал. Покупатели сновали повсюду: между рядами неспешно бродили семьи с детьми, потрепанные одиночки и шумные компании звенели корзинами с алкоголем, подслеповатая пенсионерка неподалёку от касс донимала вопросами продавца-консультанта.

Игорь нырнул между рядами и стал поспешно набирать в корзину продукты, не глядя на ценники. Секунду поколебавшись, он схватил бутылку водки и добавил к покупкам. Уже у кассы он вспомнил про хлеб. Пришлось возвращаться, однако беглый осмотр рядов не дал ему подсказки, где достать хлеб.

Неподалеку стоял продавец-консультант, занятый разговором с пенсионеркой. Дотошная старушка расспрашивала его о сроках годности каждой из банок консерв в её корзине, поочерёдно жалуясь на зрение и цены.

— Подскажите, где у вас хлеб? — обратился к консультанту Игорь.

Этот безобидный вопрос подействовал на пенсионерку, как красная тряпка на быка.

— Ты что не видишь, я с ним разговариваю? — накинулась она на Игоря. — Что за люди нынче пошли? Никакого уважения к возрасту!

— Бабушка, я только узнаю, где хлеб, и отстану.

Замученный консультант повернулся к Игорю. Но между ним и Игорем каменной стеной выросла старушка. На её лице был написан праведный гнев. Вдохнув полной грудью, она извергла целый поток обвинений вперемешку с воспоминаниями о своей юности, когда люди были вежливыми и не перебивали старших.

Посередине монолога Игорь попытался сбежать, сопровождаемый автоматной очередью упрёков в спину. Поспешный побег привёл его к рядам с фруктами. Именно в то место, куда он не хотел попадать.

Терпкий запах мандаринов донёсся до его ноздрей. Рядом с ящиками фруктов стояла семья с маленькой девочкой. В руке у неё был мандарин, от которого она старательно отдирала кожуру. Запах становился сильнее.

Только не это!

Белый свет электрических ламп стал ярче и вскоре заполнил всё пространство вокруг. К терпкому запаху прибавилась вонь чадящего керосина. Противный звон в ушах Игоря сменился шипением горящего топлива, льющегося из треснувшего крыла.

 

В голове гудело. Игорь с трудом разлепил веки. Он сидел в кабине «сушки», которую заволокло дымом. Шлем с кислородным баллоном спасал его от отравления угарным газом, но затылок припекало жаром. Игорь пошевелился и застонал. Казалось, что все его мышцы одеревенели. Поворот головы дался ему с огромным трудом, однако то, что он там увидел, заставило разом забыть о себе. Его напарник, штурман-оператор Андрей, лежал без сознания. Забрало его шлема было разбито, а дыхательная маска съехала набок.

К счастью, фонарь самолета не заклинило. Стекло отъехало в сторону, выпустив наружу клубы дыма. Скрепя зубами, Игорь выбрался на крыло и, не давая себе передышки, потащил наружу штурмана. С большим трудом ему удалось спустить Андрея на землю и оттащить подальше от разгорающегося пламени.

Судя по всему, система пожаротушения не сработала. Не удивительно, учитывая, что садиться пришлось в заросли кустарника.

Когда радар самолета засёк приближающиеся ракеты, Игорь не растерялся. Он помнил, как выпустил ИК-ловушки; за спиной одна за другой расцветали огненные бутоны. Однако одна из ракет сработала слишком близко от фюзеляжа, и шальной осколок пробил бак. Самолёт стал быстро терять топливо. Времени на раздумья не было, пришлось поспешно садиться. Но то, что выглядело на картах чистым полем, оказалось неровными заросшими кустарником холмами. От резкого сброса высоты заложило уши; земля стремительно приближалась. Игорь сбросил скорость до минимума и пошёл на посадку. Дальнейшего он не помнил.

Уложив Андрея на траву, Игорь первым делом пощупал пульс товарища. Пульса не было. Все старания оказались напрасны, штурман погиб то ли от удара, то ли надышавшись ядовитых газов. На форме виднелся след от ожога, отвратительно пахнущий подгоревшим мясом.

В душе мелькнула досада, но Игорь тотчас же укорил себя. Его долг уберечь хотя бы тело товарища от огня, чтобы родные смогли его достойно похоронить.

За этой мыслью последовала другая, от которой у Игоря судорогой скрутило живот, — он тут рассуждает о погибшем товарище, но сам всё ещё находится в опасности. Их самолет сбили, и вскоре сюда пришлют патруль проверить, не уцелел ли кто после крушения.

Замерев, Игорь прислушался. Яростно шипела горящая обшивка самолёта, жужжали в раскаленном воздухе насекомые, гомонили птицы. Звуков приближающегося патруля слышно не было. Однако Игорь не обольщался. Вскоре за ними приедут. И пусть места крушения среди кустов практически не видно с земли, но столб дыма заметно издалека и след в безветренном воздухе будет держаться ещё долго. К тому же на проверку могли послать вертолёт. Правда Игорь надеялся, что враг ограничится военным патрулём. Ведь сбитые пилоты не катапультировались, а вероятность выжить при такой жесткой посадке невелика.

Оттащив тело Андрея под куст, Игорь поковылял обратно к самолёту. Даже сквозь шлем лицо обдало жаром. Забравшись на крыло с противоположной от пробитого бака стороны, он поспешно вытащил из-под сиденья рюкзак с НАЗом, носимым аварийным запасом. Отбежав подальше, вытащил пистолет-пулемёт и радиомаячок. Оружие тотчас перекочевало на плечо. Маячок же следовало включить, как только удастся отойти подальше от места крушения.

По большому счёту ему сильно повезло. При посадке он почти не пострадал, отделавшись ушибами. Вскоре Игорь привык к боли в мышцах и с быстрого шага перешёл на бег. Направление он выбрал по наитию. Ни планшета, ни телефона, чтобы определить своё местоположение, у него не было. Впрочем, пользоваться GPS он в любом случае не осмелился бы. Для врага это было бы равнозначно выстрелу из ракетницы, сопровождаемому криками: «Я тут. Попробуйте поймайте!». Для своих же достаточно будет сигнала маячка.

Частый кустарник загораживал Игорю обзор. И вокруг, как назло, не было ни одного дерева, чтобы влезть на него и оглядеться. В лётной школе Игорю не единожды приходилось совершать марафоны по пересеченной местности. Тогда они казались совершенно бесполезным занятием. Сейчас же эти навыки сослужили ему добрую службу. Внимательно глядя под ноги, он преодолевал один километр за другим, делая короткие передышки лишь на то, чтобы выпить воды и съесть энергетический батончик. Утолять жажду можно было и на бегу, однако Игорь опасался отвлекаться. Слишком рискованно, подвернуть ногу сейчас было равнозначно неизбежному плену.

Должно быть, сегодняшняя полоса неудач для Игоря ещё не закончилась. Постепенно редеющий кустарник в конце концов исчез; и он выбежал на огромную поляну, засаженную мандариновыми деревьями. В воздухе стоял сильный запах спелых фруктов.

Игорь от души выругался.

Лётчикам, сбитым над вражеской территорией, категорически запрещалось выходить к населённым пунктам. Первым порывом Игоря было повернуть обратно, в кусты. Однако в неподвижном знойном воздухе он различил звуки сирен за своей спиной. Пути назад не было; пришлось бежать вдоль мандариновой плантации. Если повезёт, то он проскочит незамеченным и укроется в какой-нибудь роще, откуда пошлёт сигнал.

Не повезло. За зелёно-оранжевыми шапками деревьев показались приземистые домишки. Каменные побелённые стены, крыши из красной черепицы, кудахтанье кур — всё говорило о том, что Игорь вышел прямиком к деревне. Едва осознав свою ошибку, он остановился. Следовало уносить отсюда ноги как можно скорее.

Позади него послышался судорожный вдох. Игорь обернулся, вскинув пистолет-пулемёт, и онемел. Перед ним стояла смуглая девочка в платке и с рюкзаком в руках. От испуга она выронила ношу на землю, посыпались тетради. Наверное, неподалёку была школа, и девочка решила срезать дорогу через сад.

Ситуация — хуже некуда. Стоит её отпустить, и она тотчас же сообщит о чужаке родителям. Не пройдёт пятнадцати минут, как на поиски Игоря выдвинутся все местные правоохранители. Возможно, с жителями в придачу. Чтобы его поймать, не понадобится даже поднимать вертолёты и поисковые отряды.

Но не стрелять же в ребёнка в самом деле? Даже мысль о подобном вызывала в нём отвращение. Игорь поспешно опустил дуло к земле, но оружие не убрал. На глаза девочки навернулись слёзы. Она что-то сдавленно прошептала на местном языке. Скорее всего, просила её отпустить.

В горле Игоря встал ком.

Чёртова война! Разве для этого он оканчивал лётное училище, чтобы направлять оружие на ребёнка? Игорь вспомнил себя в день, когда их курс окончил учебку. Все они были статными красавцами, грозой девушек. Гордились аттестатами, видели себя в будущем великими ассами, покорителями небес. Но война не делает из человека героя. Убийцу — да, калеку — да, иногда падонка, но героя — никогда. Герои занимаются чем-то другим. Игорь не знал, чем именно. Но точно не тем, что сбрасывают на людей смерть с небес.

Нашарив шоколадный батончик, переложенный в карман из НАЗа, Игорь протянул его девочке. Пистолет-пулемёт упал в траву.

— Бери, — произнёс он, но голос его подвёл, превратившись в хрип. — Я сейчас уйду. Ты не обижайся. Я не хотел тебя пугать.

Батончик упал на траву рядом с оружием. Отвернувшись, Игорь побрёл прочь. Он не глядел, куда идёт, с головой погрузившись в собственные мысли. На краю сознания всплыли воспоминания о лекциях по медицине.

— У меня шок, — пробормотал он. — Ну и пусть.

Игорь шёл как в тумане. Наверное, сказалась усталость и травмы после крушения. Его разум словно погрузился в сон, изредка выныривая на поверхность.

Девочка не рассказала о нём. Игорь был в этом уверен, потому что в ближайшие дни его так и не отыскали. Он смутно помнил, как брёл через кустарник и пересекал какую-то мелкую речушку, из которой пил воду. Но большую часть пути он пребывал в беспамятстве.

Его отыскали. Но не вражеские войска, а свои. Наверное в один из моментов просветления он включил маячок, но совсем не помнил, когда это сделал. За ним прислали вертолёт.

Потом были месяцы реабилитации, награда и почётное увольнение по состоянию здоровья. Но каждый раз, когда Игорь закрывал глаза, он чувствовал запах горящего керосина, вонь палёного мяса и тонкий аромат мандаринов. А перед внутренним взором стояло испуганное лицо смуглой девочки. Он бросил тело товарища и угрожал ребёнку. В страшных кошмарах, приходивших к нему по ночам, он нажимал на курок и понимал, что теперь его никогда не отыщут. И каждый раз, просыпаясь в холодном поту, твердил, что это лишь сон, на самом деле он не стрелял. Но явь смешивалась со сном, и Игорь уже не знал, где правда, а где ложь. Вся его жизнь превратилась в один затянувшийся серый кошмар.

 

— С вами всё в порядке?

До сознания Игоря донесся обеспокоенный молодой голос.

— Допился, алкаш. Всё с ним в порядке, таких ничем не прошибёшь.

Яркий свет ударил в глаза Игоря, и они заслезились.

Вокруг него громоздились забитые едой полки супермаркета. У ближайшей из них стояли усталый консультант и бабка с корзинкой консервов в руках. И маленькая девочка возле ящиков с фруктами с любопытством смотрела на Игоря.

— Дядя, а почему ты плачешь?

Игорь поспешно вытер глаза.

— Тебе что, больно?

— Надя, не приставай к дяденьке.

К малышке поспешно подошла мама и взяла её за руку.

— На, бери мандаринку, — выдернула руку девочка и протянула Игорю фрукт. — И не грусти больше. Новый год же!

— Вы извините её, — оправдывалась мама, поспешно хватая девочку. — Надя, не разговаривай с незнакомцами. Я сколько раз говорила!

— Ничего страшного, — пробормотал Игорь в спину удаляющихся мамы и дочки.

До его слуха доносились упрёки, адресованные девочке. Бабка снова полностью завладела вниманием консультанта. А Игорь так и стоял на месте; в руках он катал мандарин, вдыхал его резкий запах.

Приятный аромат. Ничего пугающего в нём не было. Игорю вспомнилось детство и самый любимый светлый праздник, Новый год, когда на столе обязательно стояла вазочка с мандаринами и конфетами. Вспомнилось, как много лет спустя с товарищами в учебке закусывали ими коньяк. Знакомые с детства вкус и запах.

Словно очнувшись от долгого сна, Игорь тряхнул головой. Вокруг витали соблазнительные запахи еды. В животе заурчало от голода. Домой он купил свежих продуктов, колбасы и хлеба. Водку из корзины он выложил; на кухне из без того скопилась уйма пустой тары.

Надо бы устроить сегодня генеральную уборку, выкинуть весь мусор и вынуть полы. Сделать это прямо сейчас, как только придёт из магазина.

С полным пакетом еды он возвращался домой. И поверх всех покупок лежала большая сетка с мандаринами.


26.12.2020

Комментарии 3 Все рассказы автора